Новостная лента

О слова, которыми нельзя объедаться

14.11.2016

 

Карпюк В. Глинтвейн по дороге на Говерлу: поэзия. – Брустуров: Дискурсус, 2017.

 

Столько стихов уже написано о любви, а Василий Карпюк и далее пишет о ней. Пишет, будто он первый, кто переживает это чувство. Опомнись, дай покой – все уже описано. Смирись с тем, что мы вторичны, мы клоны, твой опыт, как и мой, ничего не добавит к необъятной тучи тысячелетнего опыта… Но тут же ловлю себя на мысли, что и сам противлюся этим словам: не хочу быть тенью, иллюзией, клоном. Хочу любить, хочу, чтобы меня любили, хочу, чтобы вы читали мои никчемные тексты, подбираю слова, чтобы по ту сторону линии связи меня услышали. То которое в конце концов имею право требовать от других большего, чем от себя? И если уж так случилось, что кто-то вдохнул в нас жизнь, то наверное не стоит лишать себя права на счастье на том основании, что кто-то другой раньше уже этим счастьем воспользовался?

 

Некогда мой любимый поэт Юрий Тарнавский, как еще был моложе Василия Карпюка, то написал о своей любви такое:

 

Моя любовь

банальная,

как вкус банана

во рту,

и я должен

целовать

холодные уста

моей девушки,

прикасаться пальцами

ее кожи,

как цитрина, твердой,

и говорить:

я люблю тебя!

ибо я человек

 

Фото: Блиц-Инфо

 

Василий Карпюк, очевидно, не претендует на то, чтобы подать свой опыт как уникальный. Он не взывает «так никто не любил», не прибегает к экстравагантной стилистики. Говоря страстно, не впадает в патетику. От его стихов веет подлинностью, сноровка не переходит в ремесленничество, чувствуется, что автор не желает становиться за конвейер.

 

Я начал свой текст с общих размышлений о сборке, а из впечатлений от ее первого раздела «Сердце». На самом же деле книга состоит из четырех разделов, и кроме упомянутого, в ней присутствуют также «Мысли», «Душа» и «Горы». И это не есть книга любовной лирики, как может показаться на первый взгляд, ибо в следующих разделах творческая натура автора озвучивается в иных ракурсах. Любовная линия перемешивается с другими темами (творчество, Бог, природа), что в конце выводят читателя на темы смысла жизни, коммуникации с другими и внутреннего движения лирического субъекта. Еще в разделе «Сердце» появляются признаки дистанцирования между мужчиной и женщиной («Я просто живу на этой станции…»), в последнем стихотворении раздела он не может найти ее среди своих воспоминаний. В последующих текстах лирический субъект балансирует между лирической и самоіронічної поставь, в его голосе чувствуется потеря идеальной слаженности с миром, доминантной в начале книги, появляется минорная тональность, настроения сомнения и обреченности. Об этом свидетельствуют такие стихи, как «Небо синее над кирпичной стеной…», «Шорты футболка и сандалии на босу ногу…», «Очень грустно быть одиноким в шесть утра…», «Когда опадают листья с дерева…», «Одиночество пустой ноябрь где никакого слова не сказано…», «Все-таки больше всего люблю осень…», «Однажды утром проснешься…» и тому подобное.

 

Отдав определенную дань поэтическому наива, что его в современной украинской поэзии последовательно разрабатывает Богдана Матияш (сборник «Беседы с Богом», переиздана, между прочим, как раз в Карп’юковому издательстве «Discursus»), автор сборника «Глинтвейн дороге на Говерлу» охватывает значительно более широкий тематически-грандиозный опыт, да и стилевой диапазон его шире тоже. В поетовому голосе присутствуют как гармоничные, так и дисгармоничные нотки, его оптика – это балансирование между наивом и концептуальностью. С такой точки зрения ряд текстов, которые я назвал бы откровенно проходными, слабыми (часть из них – это просто реплики: «Короткие письма Оксаны», «Съел сливку, съел грушу…», «А еще сейчас дождь и холодно…», «А вечером заповідалася гроза…») не раздражает, поскольку в контексте воспринимается как должное, как нежелание угождать эстетическим критериям ценой подлинности. «Я разуверился в эстетике и полюбил ближайшее», – пишет Карпюк в последнем стихотворении книги, давший ей название, и эти слова могут быть моттом в сборник.

 

Когда уже я вспомнил про слабые тексты, то стоит сказать и о тех, которые, на мой взгляд, относятся к лучшим в этом сборнике. Больше всего меня поразил стих, который открывает раздел религиозной поэзии «Душа». Процитирую его полностью:

 

Господь кладет свою руку мне на плечи

и говорит: иди!

 

переступаю горы и долы

дома

и

людей

аж слышу – тяжелеет рука Господня

аж позвонки в пояснице хрускають

 

переступаю кочки и лужи

камни

и

собак

аж придавливает меня рука к земле

и ползу как уж

как гадина

аж муравьи по мне ползают

и всякие насекомые

 

уже они через меня переступают.

 

Среди других стихов, достойных внимания: «Спасибо Боже…», «Господи, мне так тревожно…», «О человеке с крестом» (все три, как и предыдущий, – религиозные; при этом поэзия не вторична относительно религиозности), «Тихий рассвет…», «Такое же красивое тело твое в этой старой ванной…». Надеюсь, они не потеряются в поэтическом лесу нашего времени; каждый из них наделен признаками непроминальності, присущими настоящему искусству.

 

Василий Карпюк знает, что должен сказать, и говорит прозрачно, но без тенденциозности. Потребность коммуникации и взаимопонимания – это не просто один из лейтмотивов его сборки, а необходимость. И нередко он фиксирует в текстах нехватка понимания («все равно никто не поверит», «вы ничего не понимаете»). Не(до)сказанное, непонятное, заперечене, сомнительное, двусмысленное – те категории, с которыми работает Карпюк-поэт.

 

Те, кто уходят,

Становятся большими и вечными,

А мы остаемся

И продолжаем быть людьми,

То есть ошибаться

 

Понимая, что человеческая натура склонна работы ошибки, поэт помнит, что минимизировать ошибочность можно простым способом: употребляя язык умеренными дозами («слово, как хлеб, <…> им нельзя объедаться»). И еще он помнит, что силы природы мощнее литературу («этот ручей могущественнее стихотворение о нем. Хоть очень мелкий»). Думаю, это хороший знак для молодого поэта. Ибо даже если бы это знать и негативно сказалось на производительности поэта, то на качестве его стихов оно должно сказаться только положительно.

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика