Новостная лента

Обращение «блудного сына»

17.09.2015

Похоже, в этом году очередное возвращение Евгения Самборского до родного города будет иметь более длительный срок, чем в прошлом году. Возможно, будем иметь дело аж с тремя проектами художника в Франеку (прошлого года Евгений курировал резиденцией «Школа рисувальників» с Павлом Альтгамером). В этом году, кроме уже воплощенного «Мы те кого мы ждали», запланированные еще социально-культурные проекты совместно с детьми-инвалидами (грант UrbanSpace 100) и работа с психически больными (в рамках PortoFrankoGogolFest). Также ожидаем и на очередную артистическую резиденцию от платформы Теплый город. Но пока остановимся на уже сделанном.

 

 

По словам Евгения, он на протяжении всего времени существования ЦСИ (с августа 2013) внимательно наблюдал за его деятельностью, выставками, эстетикой подач и всем остальным, что попадало в его поле зрения. После приобретенного им в Варшаве, Берлине, Пекине опыта наша провинциальная институция не вызвала у Евгения восторга. Точнее – провоцировала на вмешательство в ее работу с собственными предложениями. Появление в Ивано-Франковске ЦСМ, по словам художника, явление неожиданное и позитивное, но еще бы соответствующий уровень работы поддерживать, тогда и результаты были бы соответствующими.

 

Проект, а именно так стоит называть предложенную акцию, состоит из двух частей. Первая – косметический ремонт помещения ЦСМ (50 дней), и вторая – выставка из девяти артефактов (21 день). Свое желание сделать персонала в Станиславове и воплотить мечту о галерее «whitecube» на провинции стало возможным благодаря программе грантов от платформы Теплый город. Выиграв грант и получив средства Евгений с удалью гастарбайтера, хотя без спешки, принялся за работу. Ежедневно после обеда сам, или с кем-то из коллег доказывал облик помещения до желаемого. Этот процесс документувався на фото и видео, из чего позже на выставке был создан один из артефактов – монитор с 26 минутным видео воспроизводил фрагменты процесса ремонта. Цитата из авторской экспликации к выставке: «“Совершенствования интерьера помещения” имеет несколько ироничный характер и поднимает вопрос о работы художника и художественного производства»*. Чтобы постичь логику выставки, ее осмотр нужно начинать именно с этой работы. Но большинство зрителей ленились тратить почти пол часа времени на просмотр хода ремонтных работ, поэтому приходилось кратко объяснять сущность замысла художника устно.

 

В конце концов, выставка – не только визуальные образы, но и общения «про это» и «вокруг этого». Но большинство в этом не нуждается. Через прозрачные витрины выставку можно осматривать круглосуточно – ночью работает освещение. Поэтому жители Франковска (в первую очередь молодежь) активно делает селфі на фоне витрин и им этого достаточно (трудности адаптации населения провинции к contemporary art). Этот ход, по замыслу автора, также является одним из объектов выставки. «Наверстать упущенное» – «…это реакция в духе пост-концептуализма на то, что до этой выставки Центр Современного Искусства, по разным причинам, большинство времени был закрыт. Экспозиция расположена так, что все произведения четко просматриваются с улицы, а свет в галерее включено круглосуточно, что дает возможность наблюдать выставку 24 часа в сутки»*, – отмечает автор в экспликации, где автор также подробно описывает экспонируемые объекты и объясняет, что за каждым из них скрывается.

 

 

«”Архив” – демонтированы и аккуратно сложены детали советского оформления это ирония над понятием сегодняшнего архива, фонда и исторического сохранения»*. Непосредственно под монитором располагается более-менее аккуратно выложена на подиуме инсталляция из деревянных фрагментов псевдо гуцульской резьбы. Это остатки плафонов, что когда-то «украшали» потолок ЦСМ и были оставлены в наследство от предыдущих заведений культуры, которые размещались в этом здании (филармония, театр кукол, народный дом). Территория центра – это часть фойе народного дома, отгороженная своего времени изобретательным предпринимателем гипсокартонными перегородками для ведения бизнеса, быстро прогорел. Подобные плафоны и впредь украшают «неприхоплену искусством» часть фойе, напоминая о «счастливые времена» прошлого. «А-ля» Гуцульщина в здании в стиле функционализма, почему бы нет? Когда 30-40 лет назад этот замысел воплощался, постмодернизм был в расцвете! Руководство от местной культуры и кое-кто из публики неодобрительно отнеслись к демонтажу «таких красивых плафонов», обвинив художника и того, кто дал на это разрешение, в «вандализме», «неуважении к истории и непонимание труда других». Но наконец, благодаря проекту Самборского, пространство ЦСИ вступил соответствующих признаков универсальной виставковостідля стерильного whitecube. В этом художник достиг желаемого.

 

 

Древнейшим, по времени создания, объектом выставки является «Автопортрет» 2013 года, подаренный в свое время художником в коллекции ЦСИ. Работа выставлялась на ArtKyivContemporary 2013, и KyivAir 2013 среди работ абсольвентів резиденции. На выставке скульптура сопровождалась пятью фото с документацией процесса ее создания. Скульптура сделана во дворе дома, где прошло детство автора, из подручных материалов: доски из забора в каркасе, собственного старого одежды, гипсовых отливов с лица и рук, что делались в формы из глины с огорода, и пучков волос художника. Образ путешественника с минимальным багажом самого необходимого: палка-трубка в одной руке и часы (с застывшим временем) на другой, рюкзак, пулярес на поясе фіксуютьстан автора на время покидания семейного очага и погружения в самостоятельную, взрослую жизнь. Образ-метафора, образ-символ, будто выхваченный из классических сюжетов вызывает множество исторических коннотаций. Но, видимо, это откровенная благодарность Павлу Альтгамеру, польскому художнику, ассистентом у которого Евгений долго поработал и многому от него научился. Дипломная работа Павла (1993) в Варшавской академии искусств – автопортрет обнаженного молодого человека в натуральный рост– сделано из кожи, сухой травы, кишек животных, воска и волос художника (альманах «Конец концом» №4, 2006). В этой работе Альтгамер без лишних заигрываний с интеллектом демонстрирует, что воспринимает новый жизненный этап, как вызов «вбросы» в мир с широко открытыми глазами, голым торсом, пустыми руками. Надо начинать с нуля, с чистого листа, с пустоты. Фронтальная поза фигуры без лишних аксессуаров создает неожиданную напряжение диалога. Евгений в своем «Автопортрете» сглаживает острые углы. У него это скоршеоповідально-иллюстративная вещь о себе, или кого-то из тех, кто погружается в путь во всех смыслах, от просто путешествия к пути познания и самосовершенствования.

 

 

Напротив «Автопортрета» на выставке был расположен объект «Господин дайте пару копеек» – скульптура хорошо известного в городке нищего, который имеет свое постоянное место дислокации на одной из центральных улиц, что создавало определенный диалог произведений. Прототип, известный во Франковске именно под этим прозвищем «Господин дайте пару копеек»– благодаря оригинальному способу мышления, своеобразному чувству юмора и задерикуватій поведении уже давно стал «звездой стометровки». Да и на выставке это была «фигура №1»: у нее фоткалися, бросали деньги в протянутую руку, скандалили или искренне смеялись. Умышленно припопсована форма подачи преследовала создания аллюзии игрового автомата, что пожирает-выпрашивает деньги. «Все собранные средства будут делиться на три равные части: одна – Центра Современного Искусства, вторая – человеку, изображена, и третья – художнику, за работу. Таким образом все трое стоят на одном уровне», – объяснял художник идею этого произведения.Таким образом, и художественная институция, и молодой художник, и нищий оказываются в одинаковом состоянии просителей в обществе, где на культуру государство «забила».

 

«Ну это ясно кто такой, «господин дайте пару копеек», а вот кто в другом углу?», «Странные (глупые) художники. Зачем столько чести нищему. Разве нет более достойных в городе?», «Вы знаете, Василий, очень умный человек, начитанный. У него жена больная, он вынужден деньги просить, а вы издеваетесь. Лучше бы на Марцинкива карикатуру сделали», – из отзывов, услышанных во время выставки. Поэтому, как видим, выбранная автором стратегия поп арта– выхватить ірозтиражувати известный образ, а через него поговорить о другом здесь сработала частично, в первую очередь, из-за неосведомленности зрителей с историей и практиками мирового искусства ХХ века. К тому же, популярность прототипа сыграла ожидаемый шутку: большинство журналистов и зрителей приходили, чтобы посмотреть только на этот объект выставки, оставляя без внимания все остальное, и даже имя автора. Кое-кто включался в предложенную игру и вбрасывал деньги в отверстие в руке, многие фотографировались рядом, но только единицы переспрашивали, а что собственно он здесь делает? Что автор пытался этим донести, почему в такой форме?

 

«”Мы те кого мы ждали”– буквы, вырезанные из демонтированной плиты. Это фраза преподавателя кафедры культурологии и руководителя Центра Визуальной Культуры в Киеве Василия Черепанина, что метко подошла для названия проекта»*. И вонає, собственно, основной смысловой нагрузкой проекта. Потому что касается каждого в целом. Хочаавтор, прежде всего, ведет речь о своем поколении, которому кажется, что они мессии, революционеры, люди дела, в конце концов… Когда это поколение доживет до пенсии и«пожнет свои плоды» общения с очередной волной «новой» генерации, то тогда будет иметь наконец возможность понять, где они и кто они? Но хорошо, что сейчас начинается понимание, откуда?

 

 

Еще два объекта происходят от процесса ремонтных работ и касаются темы деконструкции, как помещения так и смыслов. «“Пыль”– после демонтажа декоративных элементов был собран слой пыли, накопившийся там за несколько десятков лет. Когда-то здесь был холл городской филармонии, затем народный дом, магазин сувениров, а сейчас ЦСМ. Вид этого культурного пыли напоминает мозг человека, а также экскременты, что вызвало смешанные чувства, которые иллюстрируют процесс культурного производства»*. Одна из самых удачных за образностью и метафоричністю вещь на выставке. Объяснение не нуждается.

 

 

«Универсальная ширма» создана из матовой пленки оракал, снятой с витрин центра, которая прикрывала прямой обзор выставок с улицы через стекло. Ширму художник предлагает использовать для частичного цензурирования отдельных произведений, которых не должно быть видно с улицы, учитывая, например, на детей. «Это подарок для Центра, который всегда можно использовать для защиты работ суперечливогохарактеру, частных событий и др.».* Итак, манипулируя и скользя поверхностями різнихстилістик и течений (дада, поп-арт, концептуализм, постмодернизм), Евгений Самборский умело заигрывает со зрителем и институциональной критикой, создавая таким образом новые підтекстисмислів, (хотя и тоже есть поверхностных), что наверстывают пропущенные уроки.

 

 

Найденная во время работы над проектом где-то в городе доска из зтовселезним слоем краски на ней послужила автору еще одним предметом для экспозиции. « “Горизонт” – объект, напоминающий живописный этюд равнинного пейзажа, на котором четко видна линия горизонта, которую ничего не заслоняет»*. Чем не Криволап? А и действительно.

 

Первого апреля ивано-франівський художник Мирослав Яремак, предварительно предупредив и получив разрешение от Есть.Самборского, провел на выставке перформанс «Контрінвазія», в котором пытался в артистический способ наладить диалог между разными поколениями художников. Несмотря на отсутствие на перформансе Евгения, Мирослав задал в воздух несколько вопросов автору выставки. Поскольку они остались без ответа, перформер, ненавязчиво цитируя творчество оппонента (закрасил красным белую треугольную ткань, которая затем была связана на шею словно пионерский галстук, а на ней проступила надпись «бархатное ничто» – название одной из выставок Самборского) сделал на стене галереи, под объектом «мы те кого мы ждали», надпись красным спреем «потому что ЭТО ЗДЕСЬ». «ЭТО ЗДЕСЬ» – рекламный слоган, придуманный Яремаком для галереи «С’Об’єкт» в ‘90-х. В такой искусственный способ, по мнению перформера, образовалась связь между влсне произведением и тем, что не всегда лежит на поверхности и не всегда осознается.

 

Слева – Мирослав Яремак, справа – Евгений Самборский

 

Проект Есть.Самборского – выразительный пример украинского варианта критического искусства. Мягкий, бесконфликтный, в меру интеллектуальный, логически продуманный, без мистических изысков и в обход абсурдности. Жизнь и без того лишено смысла, зачем усложнять. Шо не ясно?, как писал классик.

 

*Звездочкой обозначены цитаты авторской экспликации Является Самборского

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика