Новостная лента

Октябрь 1956-го – предупреждение для «коммуны».

22.10.2015

 

Проходит 60 лет от событий осени 1956 года в Польше, в результате которых начались эволюционные изменения в странах «народной демократии», да и в самом Советском Союзе. Эти процессы получили название «оттепели».

 

Никита Хрущев и Владислав Ґомулка

 

 

После смерти в марте 1953 года коммунистического диктатора Иосифа Сталина его преемники еще три года занимались перераспределением власти. Сначала все ошибки и недостатки приписывали «агенту иностранных разведок» Лаврентию Берии, которого еще в 1953-м отстранили от власти и казнили.

 

Только во время ХХ съезда КПСС лидер советских коммунистов Никита Хрущев решился развенчать своего «великого предшественника». В секретном докладе на съезде «О культе личности и его последствиях», сделанном 25 февраля 1956 года, он впервые заявил об узурпации власти.Сталиным, о некоторых преступлениях, совершенных в СССР в 1930-1940-х годах. Много говорилось о репрессиях, направленных против советских руководителей и военных, а голодоморы и депортации были скорее замолчано о.

 

Все же этот доклад имел огромное влияние на коммунистическое руководство. Ее прочитали в виде секретного закрытого письма в партийных организациях КПСС и в зарубежных компартиях. Однако в июне 1956 года его опубликовала газета «Нью-Йорк таймс», а затем перепечатали другие СМИ. Хотя доклад Н.Хрущева давно перестала быть тайной, в СССР ее опубликовали только в 1998 году.

 

 

Болеслав Бєрут (1892-1956)

 

 

Возможно, под влиянием этого доклада 12 марта 1956 года скоропостижно скончался в Москве первый секретарь ЦК Польской объединенной рабочей партии (ПОРП) Болеслав Бєрут. Под его руководством в Польше проводились репрессии во времена сталинизма и создавался «культ личности» самого Бы.Бєрута.

 

После его смерти первым секретарем ЦК ПОРП стал на короткое время Эдвард Охаб (1906-1989), который занимал центристскую позицию между двумя группами в руководстве партии – ортодоксальными сталинистами и либеральными сторонниками Хрущева, который своими обещаниями на ХХ съезде разбудил надежды на лучшую жизнь.

 

Но изменения были медленными, реформы не двигались, материальная ситуация была тяжелой. В Познани к тому приложилась невыплата долгов по зарплате на крупном машиностроительном предприятии им. Цеґєльського. Рабочие избрали делегацию, которая 26 июня выехала в Варшаву требовать своих денег. Там вроде пообещали удовлетворить требования рабочих. Но ничего конкретного для этого не делалось.

 

Терпение у рабочих лопнуло, и утром 28 июня началась забастовка на крупнейших предприятиях города. После 10 часов утра до 100 тысяч протестующих вышли на улицы и собрались на вече на площади перед городским советом. Рабочие требовали снизить нормы выработки, снижение цен и повышение зарплаты, а также приезда для переговоров премьер-министра Юзефа Циранкевича.

 

Зато Политбюро ЦК ПОРП и министр обороны Польши Константин Рокоссовский (этнический поляк, «импортированный» на эту должность с СССР; имел одновременно звание и советского и польского маршала) отдали приказ о применении силы для подавления протестов.

 

Среди манифестантов распространились слухи об арестах делегации, которая накануне ездила в Варшаву. Толпа отправился в тюрьму, откуда освободил 257 заключенных. Бунтари стали курить тюремные дела, а также документы захваченных судов и прокуратуры. В захваченных зданиях в руки демонстрантов попало оружие (до 250 единиц). Под вечер они освободили даже лагерь для полтв’язнів в Мровіні.

 

После полудня для пацификации Познани было направлено части 10-й и 19-й танковых и 4-й и 5-й пехотных дивизий. Всего до 10 тысяч вияків, 360 танков, другое вооружение.

 

Познань, июнь 1956-го

 

 

Во время боев в Познани, которые продолжались до следующего дня, погибло до 70 гражданских и 8 военных. С обеих сторон было 600 раненых. Выведено из строя 31 танк.

 

Власти обвинили в разжигании познаньских событий «агентов империализма» и «реакционное подполье». Тогда арестовали более 600 человек, преимущественно рабочих. Хотя арестованным за участие в познаньских событиях угрожали суровыми карами, на самом деле большинство дел до суда не дошло, а те, что дождались суда, получили умеренные приговоры.

 

Эти события стали предостережением для власти. Они и предупреждали, что нужно что-то делать, чтобы не допустить к более радикальному взрыва. Е.Охаб перестал удовлетворять не только граждан, но и компартийную элиту. Руководство ПОРП поставило на репрессированного сталинским режимом Владислава Ґомулку (1905-1982).

 

 

Владислав Ґомулка родился у Коросна (по украинским меркам, это Лемковщина). В 1940 году бежал от немцев во Львов, где работал на фабрике «Библьос», на улицы Японской. Был принят в ВКП(б) (Коммунистическая партия Польши еще в 1938 году была распущена Коминтерном).

 

Бывший «Библьос» на вул. Японской в Львове

 

 

Во Львове жил с семьей до 1942 года. Его жена Зофья Ґомулка (справднє имя Ливия Шокен) также была коммунистической деятелем еврейского происхождения. В 1930 году у них родился сын Ричард.

 

Зофья, Ричард и Владислав (1934)

 

 

С 1941 года Владислав Ґомулка принимал участие в антигітлерівському подполье, управляемом из Москвы. В ноябре 1943 года стал первым секретарем Польской рабочей партии (ППР), опередив Бы.Бєрута.

 

Ґомулка был сторонником «польской дороги к коммунизму». Ему не доверяли в Москве, и когда «черная работа» в Польше была сделана (коммунисты утвердились при власти, легальное оппозицию разгромили, вооруженное сопротивление режиму в значительной мере ликвидировали), по указанию Сталина, в начале сентября 1948 года Ґомулку отстранили от власти, обвинив в «правонаціоналістичному уклоне». После того некоторое время он занимал разные второстепенные поади, а 2 августа 1951-го был арестован вместе с женой во время отпуска, несмотря на иммунитет депутата Сейма.

 

Его держали в закрытой тюрьме, затем в тюремном госпитале, но не смогли добиться нужных показаний. Поэтому до процесса не дошло, и после смерти Сталина (13 декабря 1954 г.) Ґомулку отпустили на волю. А в апреле 1956 года его реабилитировали.

 

Поляки верили деятелю, который хотел привести Польшу к социалистическому «раю» собственной дорогой, поэтому компартийное руководство вынуждено было пойти на переговоры с бывшим заключенным. Сначала ему предлагали пост премьера. Но Ґомулка не соглашался, потому что хотел вернуть себе пост реально первого лица.

 

В октябре наконец дошло до замены провода ЦК ПОРП. Эдварду Охабу предложили почетную должность председателя Государственного Совета, а Владислава Ґомулку готовили на роль первого секретаря ЦК ПОРП. Причем без предварительного согласования с Москвой.

 

Пленум ЦК ПОРП должен был состояться 19 октября в Варшаве. Никита Хрущев решил лично прилететь в польской столице, чтобы заблокировать выбор Ґомулки. Тем временем сюда же были направлены части Северной группы советских войск из Поморья и Силезии, готовились перебросить в Польшу и советские части из Восточной Германии. Отдельные части войска польского начал перемещать до Варшавы упомянутый «советский» министр обороны Польши, дважды маршал Константин Рокоссовский.

 

Ходили слухи, что готовят списки почти 700 сторонников демократических перемен, которых надо немедленно арестовать. Творилась и легенда, что на больших варшавских заводах формировали группы рабочей самообороны, которым якобы выделено 800 единиц оружия.

 

И полякам удалось вмиротворити Хрущева: «Разговоры продолжались до 1.00 ночи. В конце концов Ґомулка убедил советских товарищей, что их интересы в Польше не будут загрожені» 1.

 

Конечно, осанка широких масс поляков и большинства партийного руководства сыграли свою роль. Но советскую интервенцию тогда окончательно остановили китайцы: «В перипетиях политики Хрущева в отношении Польши решающую роль сыграла Китайская Народная Республика… Китайцы сообщили, что высылают делегацию в Москву для ведения переговоров в этом деле… В этой ситуации не оставалось ничего другого, как достичь в Польше компромисса и возвращаться в Москву, чтобы объясниться с Китаем» 2.

 

19 октября на пленуме ЦК ПОРП В.Ґомулку кооптировали до этого руководящего органа, а 21 октября на заседании Политбюро его избрали первым секретарем партии. 23-24 октября в Москве велись переговоры с китайской делегацией. Представителям Мао Цзэдуна удалось убедить Хрущева, что в Польше никакой контрреволюции не происходит, и 24-го советские войска вернулись в свои базы.

 

Китайцы требовали от Москвы за такое посредничество военных технологий и учета их мнения в важных вопросах внешней политики. За несколько лет это закончилось разрывом между Мао и Хрущевым.

                                                                                                                

Тем временем в Польше в ближайшие годы в результате смены власти дошло до важных изменений: осужден сталінізацію и наказаны некоторых из ее активных проводников; прекращено коллективизацию сельского хозяйства, основой которого остались индивидуальные хозяева; освобожден из лагеря примаса Стефана Вышинского, интернированного в Команчи (на Лемковщине), частично разрешено даже кахетизацію детей; реабилитированы несколько тысяч политзаключенных; из СССР репатриировано до 30 тысяч поляков; восстановлена память о Армию Крайову; прекращено подавления западных радиостанций; соцреализм утратил свой обязательный статус в искусстве и литературе; городу Сталіноґруд возвращено название Катовице; украинцам разрешено создать собственное общественно-культурное общество, издавать газету «Наше слово», изучать родной язык…

 

А 23 октября 1956 года демонстрацией солидарности с Польшей восстания против коммунистического режима и советской оккупации началось в Будапеште…

 

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Eisler Jerzy. Październik 1956. Radzieckie czołgi szły na Warszawę. – Newsweek Historia – 5/2014.

 

2 Там же.

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика