Новостная лента

Олександ Олесь: драматическое возвращение на Родину

06.01.2016

В течение последних дней Украина содрогнулась от известия из Праги. Фото раскопанной могилы Александра Олеся на Ольшанском кладбище вызвали шок и непонимание. И, поскольку, искать виновных у нас умеют, общественный приговор вынесли мгновенно – обвинения полетели и в сторону украинского посольства, и в сторону МИД, и в сторону тамошней украинской диаспоры. При этом, в суть дела вникали далеко не все «прокуроры». Z взялся реконструировать ход событий и выяснить, как такое вообще могло случиться.

 

 

Самой первой новостью для общественности стало то, что за кладбищенское место для могилы выдающегося украинца платило не государство, а частное лицо. Хоть это, на самом деле, никакая не новость — это типичная ситуация, которая есть со всеми практически без исключения украинскими могилами заграницей. И начнем несколько издалека…

 

Последний приют в Праге

 

На протяжении ХХ века Украина – особенно в смысле страны-сообщества, а не УССР – имела тесные культурные связи с Чехословакией. Большевистский переворот и последующие события в Украине выгнали в еміґрацію огромное количество украинской интеллигенции. Прага стала одним из главных центров украинства за рубежом. Здесь функционировал Украинский свободный университет, в Подебрадах работала Украинская Хозяйственная Академия. В отечественной литературе возник феномен «Пражской школы» — Елена Телига, Евгений Маланюк, Юрий Липа, Олег Ольжич и много других. В эмиграции оказались семьи профессоров из Украины. После скитаний различными европейскими городами, в Праге осел и Александр Кандыба, более известный нам как Александр Олесь.

 

Болит душа моя, болит…
Жгучая боль ее пронзает…
А день за днем плывет, бежит,
А там и страшная смерть ждет…

Я жил… а что кому сделал?
Куда я дев чувства и думы,
Когда и чья жизнь зогрів,
Кого на свет я вывел из стуми?..

Желал я только и пел
О ночь земли, о сияние неба,
И в люди песню посылал
По мне осуществить, что надо.

Александр Олесь. 1906 год

 

Таким образом, много украинских политических и культурных деятелей прожили жизнь, умерли и были похоронены на пражских кладбищах. Далеко не все украинцы имели потомков достаточно материальных ресурсов для того, чтобы обеспечить уход могил. Традиционно, такие могилы оплачивала и ухаживала украинская община. Среди них и могилу Александра Олеся, потомки семьи которого поселились в Канаде, потому диппредставництву официального Киева традиционно до таких дел дела нет. Итак, на протяжении многих лет могилой украинского поэта занимались представители диаспоры. Плату по очереди вносили отдельные частные лица.

 

Похороны Александра Кандыбы. 1944 год

 

В 1969 году могилу Олеся привели в порядок и тоже на средства украинской общины. Со стороны государственных учреждений некоей концепции или системы ухода за захоронениями выдающихся украинцев за рубежом не существовало (это в основном были враги СССР) и не существует до сих пор (живая постсоветская традиция). Традиционно все держится на патриотическом энтузиазме (волонтерстве) отдельных людей. Кто-то могилы убирал, кто-то вносил оплату. Десять лет на Ольшанском кладбище обходится в сумму эквивалентную $800 (20 тысяч чешских крон). И с чисто юридической точки зрения, тот кто эту сумму платит, получает право распоряжаться местом на кладбище на свое усмотрение в течение этих десяти лет.

 

 

Не верил я в жизнь после смерти,
Теперь я верю в чудо из чудес.
Было для меня страшно умереть,
Умер и внезапно вновь ожил.

Так же здесь: и солнце, и звезды,
И люди вроде те же,
Но какие-то равнодушные в горе
И в счастье, в радости — немые.

Весна, зима, и дни, и ночи,
Музыка, смех, и плач, и движение,
И везде, как повод полночь,
Блуждает твой одинокий дух.

Александр Олесь. 1925 год

           

В 2008 году эти 20 тысяч крон за могилу, в которой похоронены Александр Кандыба и его жена – Вера из дома Свадковських, оплатил Владимир Михайлишин. Он – потомок украинских эмигрантов еще с тех довоенных времен, известный ученый-химик и украинский активист. Ухаживали за могилой, которая является еще и символическим местом захоронения сына Александра Кандыбы – замученного в немецком концлагере Олега Ольжича, представители украинской диаспоры, в частности с «Объединение Украинок». Словом, к этому времени, ситуация с могилой семьи Кандиб не выделялась из общего состояния дел с захоронениями украинцев в Праге.

 

Семья Михайлишиних: Моцарт или Сальери?

 

И случилось непредвиденное: Владимир Михайлишин умер, а его сын – Роман, который живет в Швейцарии, принимает решение похоронить отца в могиле супругов Кандиб. Напомним, что с юридической точки зрения такое решение Михайлишин-младший имел полное право. Впрочем, с точки зрения моральной выглядит оно полным дикарством. Понимал ли сын умершего, что делает? Имел ли другие варианты решения своего последнего долга перед отцом? По всему выглядит, что на оба вопроса ответ утвердительный. Правда, объективной возможности знать все обстоятельства дела доподлинно пока нет. Зато есть несколько версий.

 

Первая: знакомые семьи Михайлишиних утверждают, что между отцом и сыном господствовали крайне напряженные отношения. Прожив некоторое время в Праге, семья Владимира Михайлишина на некоторое время переехала в Швейцарию. Впоследствии, старший Михайлишин вернулся в Прагу. Сын остался в Швейцарии. С тех пор они не общались в течение многих лет. Такой жест сына может быть трактован как проявление неприязни по отношению к отцу. Роман, кстати, не носит родительской фамилии – он пишется не Михайлишин, а скорее Деян (по крайней мере так оно фонетически воспринимается на слух).

 

Но в решении похоронить Владимира Михайлишина в могиле Кандиб Романа поддержали и внук покойного Марко, и жена – госпожа Аліце.

 

Версия вторая: Существует завещание, согласно которому сам Владимир Михайлишин хотел быть похороненным в могиле Александра Олеся, и сын вопреки всему миру выполнял последнюю волю покойного. Но и здесь возникает вопрос: для чего тогда Владимир Михайлишин оплачивал еще одно – отдельное место для захоронения на том же Ольшанском кладбище. А уж это нам известно абсолютно точно.

 

Еще один нюанс: Роман Михайлишин не собирался вынимать останки Веры и Александра Кандиб из могилы – он хотел «підпоховати» отца к ним. Помешать этому удалось представителям посольства Украины в Праге, где, собственно и кстати, до сих пор не назначен посол. Если же намерение о «подзахоронение» был осуществлен, то дальнейшая эксгумация и перезахоронение Александра Олеся было бы невозможным без согласия этой же семьи Михайлишиних. Украинские дипломаты узнали о проблеме на Ольшанском кладбище буквально за день до похорон господина Владимира пытались убедить сына изменить решение, однако удалось им сделать лишь то, что мы уже описали выше.

 

Какими бы не были мотивы поступка семьи покойного, неоспоримым фактом остается то, что с юридической точки зрения они имеют право на такое решение. И ни одна диаспора, никакие дипломатические учреждения по закону не могут ей в этом помешать. Согласно чешского законодательства, право распорядителя местом захоронения до 2018 года будет принадлежать правопреемникам семьи Михайлишинів…

 

А могилы Александра Олеся в Праге больше не существует. Потомки супруги Кандиб – те, что обитают в Канаде — уже дали согласие на их перезахоронения в Киеве.

 

Нет ничего злого, чтобы на хорошее не вышло?

 

Вся эта ситуация – пощечина всей украинской дипломатии и учреждениям, которые существуют для того, чтобы заниматься делами украинцев и украинства за рубежом. Следить украинское культурное наследие – это тоже важная функция украинских диппредставительств. А такие объекты, как захоронения выдающихся деятелей украинской культуры должны находиться под пристальным наблюдением украинских зарубежных ведомств. В случае, если такое захоронение находится в «собственности» частного лица – задача дипломатов договориться с таким лицом.

 

 

Вопрос стоит поставить иначе – почему за место на кладбище для Александра Олеся платила частное лицо, а не государство Украина? Или 800 долларов за десять лет – это слишком большая сумма для того, чтобы избежать такого позора, который пережила Украина в течение первых дней нового года? Ведь таких (ну, может чуть менее славных) могил только на том же кладбище в Праге находится еще немало: София Русова, Григорий Сидоренко, Иван и Зинаида Мерные, Спиридон Черкасенко, семья Баб’юків, и много других. Большинство из этих могил имеют такой же статус, как и погребение Александра Олеся.

 

 

Интересно, что ровно год назад в украинском посольстве возникла инициатива по созданию специального комитета, который занимался бы организацией ухода за украинскими захоронениями. Инициативу воплотили – создали комитет. Однако единственное, что он успел сделать, а этот год – составить список интересных захоронений. Другой информации о его (этого комитета) деятельность не поступало.

 

И на самом деле, ситуация вокруг Александра Олеся может иметь много положительных последствий. Уже ведутся разговоры о создании Национального Пантеона. Александр Олесь будет похоронен в родной земле. Есть хорошая причина для просмотра профпригодности работников украинских посольств. Должны быть решены вопросы с другими выдающимися захоронениями за рубежом. Творчество Александра Олеся заполонила украинские соцсети. А некоторые народные депутаты, возможно, даже узнают годы жизни украинского поэта. Как сказала Оксана Забужко «Александр Олесь передает нам привет с того света». Давайте его услышим…

 

Братья-изгнанники, вспомним
Любимый край, счастливые дни…
Братья и сестры, заридаймо
Среди чужих на чужбине!

В краю холодном, немом
Проходит наш короткий век…
Когда же мы вернемся домой
И узнают нас, калек?

Или встретит сына мать родная,
Или брат сестру не проклянет,
Или среди ночи в пустоте дома
На стук наш спичку блеснет?

Или там, где ясным сном проходило
Детство наше золотое,
Жизнь с землей все сравняло,
И только сам сорняк растет?!

Братья и сестры, выйдем в поле,
Идет косовица и жатва,
Пшеницу свозят в амбары,
Третий раз косится трава.

Чужие, издали, сбоку станем,
Как край дороги — сорняки,
И кругом сквозь слезы глянем
На покрытые копами ланы.

Братья и сестры, дадим руки,
Забудем ошибки, грехи:
Одни нас жгут, терзают муки,
Одни нас душат цепи.

Братья-изгнанники, вспомним
Любимый край, счастливые дни.
Братья и сестры, заридаймо
Среди чужих на чужбине.

Александр Олесь. 1928 год

   

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика