Новостная лента

Операция «Висла»: геноцид, военное преступление или этническая чистка?

28.04.2016

Ровно 70 лет назад — 28 апреля 1947 года в 4.00 часов утра шесть польских дивизий и отделы Корпуса Безпеченьства Публичного оцепили территории, на которых компактно проживало украинское население. В это же время отделы НКВД и чехословацкой армии заблокировали восточные и южные границы Польши от Бреста до Нового Сончу. Этот день и стал фактическим початом принудительного переселения украинцев, который вошел в историю под названием операция «Висла» и старт которой в конце марта того же года дала постановление Политбюро ЦК ПРП.

Попробуем дать квалификацию событиям 1947 года на Закерзонье, исходя не из эмоций и политической конъюнктуры, а из норм международного права.

 

Генерал Стефан Моссор и офицеры оперативной группы «Висла», апрель 1947 г.

 

Чем была операция «Висла»? Кто должен отвечать за ущерб, нанесенный украинцам Закерзонья 1947 года? Стоит ли Украине «симметрично» отвечать на политические решения действующей власти Польши, провозглашая геноцидом действия польской коммунистической власти против жителей украинских этнических территорий, отошедших Республики Польша после Второй мировой войны? Анализируя массовое принудительное выселение украинцев из Закерзонья в 1947 году с точки зрения международного права, можем дать на эти вопросы довольно точный ответ: операция «Висла» не была геноцидом. Зато, была преступлением против человечности, военным преступлением и этнической чисткой.

 

Как определяли операцию «Висла» в Польше и Украине

 

С 1990 года в Польше и Украине произошло несколько попыток придать политическую оценку польско-украинскому конфликту тридцатых и сороковых годов ХХ века в целом, так и его отдельным эпизодам, депортации 1947 года в частности. Результатом были несколько совместных заявлений президентов и парламентов обоих государств, а также длительные дискуссии в стенах польского парламента и принятие постановлений, которые признавали геноцидом антипольские акции на Волыни. С украинской стороны были попытки «симметричного» ответа, однако безрезультатные.

 

Были и попытки политико-правовой квалификации операции «Висла». В августе 1990 года Сенат Республики Польша принял постановление, в которой «осуждает акцией «Висла», в ходе которой применен – присущий тоталитарным системам – принцип коллективной ответственности». В заявлении-ответы Верховная Рада констатировала, что «Акция «Висла» разрушила этническую целостность украинцев в Польской Народной Республике. Украинцы понесли огромные человеческие, материальные, духовные потери. Насильственно переселены, рассеянные, лишенные родных домов, своего имущества, культурно-образовательных заведений и церквей, они потеряли возможность полноправного национального жизни и до сих пор ощущают последствия той трагедии». В 1997 году Президенты Украины и Польши в совместном заявлении отметили, что «Отдельной трагической страницей в истории наших отношений была акция «Висла», которая нанесла удар всей украинской общине Польши». За десять лет в другом заявлении главы государств констатировали, что акция «Висла» «…была в истории современной Польши примером несправедливости, которая стала следствием действий тоталитарной коммунистической власти. В 1947 году она довела до депортации из юго-восточной Польше многих тысяч польских граждан украинского происхождения, привела к распылению украинской общины Польши, тем самым, став очередным звеном трагической цепи конфликтов. Это событие, которое противоречит основным правам человека, был осужден в 1990 году специальным постановлением Сената Республики Польша». Однако четкой правовой квалификации того, что произошло в 1947 году, эти заявления не содержат.

 

Инфографика Украинского института национальной памяти. Щелкните для увеличения

 

В проекте постановления Верховной Рады по случаю 70-й годовщины начала депортации украинцев из Польши акцию трактуют исключительно как составляющую глобального процесса, который они предлагали признать этническими чистками с признаками геноцида в отношении украинцев. В проекте другого постановления операция «Висла» так же рассматривалась как составляющая политики Польского государства в отношении украинцев в первой половине ХХ века, которую предлагалось «квалифицировать как геноцид». Оба проекта так и не были приняты. Народный депутат VII созыва Олег Панькевич в своем выступлении по случаю 66-й годовщины начала операции «Висла» предложил признать ее этноцидом.

 

2007 года вопросы правовой квалификации операции «Висла» возбудила перед польским Институтом национальной памяти одна из украинских организаций. Ряшівський отдел ИНН, который рассматривал обращение, пришел к выводу, что поскольку акция осуществлялась на основании решений высших государственных органов и выселения украинцев мало быть «лишь вспомогательной акцией», операция «Висла» «не может быть признана такой, которая носила признаки «преступления геноцида»».

 

Польские исследователи Ева Семашко и Збигнев Пальський отмечали, что «переселение был неизбежен, происходило в гуманных условиях, а украинцев переселяли на земле с более высоким цивилизационным уровнем развития». Тадеуш Ольшанский, Богдан Скарадзінський и Гжегож Мотыга, наоборот, считали, что «переселение нельзя считать оправданными, а следует трактовать как составную часть коммунистического «наведения порядка» в Центральной Европе». Мотыга назвал акцию «минимум типичным коммунистическим преступлением» и предположил, что «мы имеем дело с попыткой совершения членами Польской Рабочей Партии и так называемого этноцида».

 

Украинский историк Андрей Липкан охарактеризовал акцию как депортацию, но как такой правовой квалификации с точки зрения норм международного права ей не предоставил. Ярослав Дашкевич квалифицировал события операции «Висла» как этническую чистку. Вне тем, использование тех или иных терминов для обозначения акции не было следствием фундаментальных исследований.

 

Для правовой квалификации операции «Висла» применим действующие на сегодня нормы международного права. В частности, положения Римского устава Международного уголовного суда (далее – Римский статут) в части наиболее серьезных преступлений, которые относятся к юрисдикции этого суда, а также другие международно-правовые акты, касающиеся таких преступлений

 

В соответствии с частью первой статьи 5 Римского статута наиболее серьезными преступлениями, вызывающими обеспокоенность всего мирового сообщества является геноцид, преступления против человечности, преступления агрессии и военные преступления.

 

О каких именно событиях идет речь

 

Решение о проведении акции было принято на специальном заседании Политбюро Польской Рабочей Партии 29 марта 1947 года.

 

Ее цель была определена так: «В рамках репрессивной операции в отношении украинского населения […] быстрыми темпами переселить украинцев и смешанные семьи на возвращенные территории (прежде всего Северная Пруссия), не создавая сплошных групп и не ближе 100 км от границы». На выполнение этого решения в начале апреля специальные службы Польши подготовили проект операции, которая имела кодовое название «Восток». Ее задачей было определено «окончательное решение украинской проблемы в Польше».

 

Для этого предлагалось выселить всех этнических украинцев, а также смешанные польско-украинские семьи, с юго-восточного пограничья на северо-западные земли Польши и расселить их там по принципу как можно большего рассредоточения. Одновременно с акцией выселения должна быть осуществлена «активная ликвидация банд УПА, которые должны были беспощадно уничтожены после завершения эвакуации». Для проведения акции создавалась специальная оперативная группа из военных, безопасности, милицейских подразделений и с участием представителей гражданской администрации. Для ее осуществления отводился «максимально короткий срок (если это будет возможно, в течение четырех недель)».

 

Операция началась 28 апреля 1947 года. Она охватила значительные территории Лемковщины, Надсяння, Подляшья и Холмщины. Во время операции военные части брали села в кольцо, и людям сообщали о немедленном переселении и предоставлялось всего несколько часов (от получаса до четырех) для сбора необходимых вещей. Как отмечается в отчетах органов общественной безопасности Польши, акция застала «населения, подлежащего переселению, неподготовленным. […] благодаря хорошо дотриманій военной тайны, населения в целом было дезориентировано и до последнего времени работало на полях».

 

Депортация украинцев в рамках акции «Висла», апрель 1947 г.

 

После этого людей под конвоем военных отправляли на так называемые сборные пункты. Там сотрудники органов госбезопасности проводили выявления «неблагонадежных» элементов, заключали реестры депортированных и их имущества. Семьи подозреваемых в симпатиях к украинскому подполью или были арестованы, или подлежали расселению в количестве не более одной в каждом населенном пункте. Остальных украинцев вывозили подальше от государственной границы и расселяли группами, которые не превышали 10% местного польского населения, с целью их скорейшей ассимиляции. Переселены по приказу командования ОГ «Висла» были ограничены в свободном передвижении, а тех, что пытались самостоятельно вернуться домой, задерживали и поміщували до так называемого «транзитного лагеря в Явожно, где их допрашивали и пытали сотрудники органов государственной безопасности. Всего в результате операции «Висла» было депортировано более 140 тысяч человек…

 

Из документов украинского подполья известно также, что в апреле 1947 года во время проведения акции польские военные подразделения сожгли по крайней мере тринадцать украинских сел полностью и один частично.

 

Был ли это геноцид?

 

В последнее время, особенно после принятия польским парламентом резолюции по «геноциду польского населения на Волыни, среди украинских политических сил и общественных организаций приобретает популярность точка зрения, что операция «Висла» следует квалифицировать как «геноцид украинского населения».

 

Но статья 6 Римского статута, а так же статья II Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него определяет геноцид как действия с целью уничтожить, полностью или частично, любую национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую путем убийства членов такой группы; причинение им серьезных телесных повреждений или умственного расстройства; умышленное создание для группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное ее физическое уничтожение; меры, рассчитанные на предотвращение рождению детей; насильственной передачи детей из одной группы в другую.

 

Элементами состава преступления геноцида является его объект, субъект, объективная и субъективная стороны. Объектом преступления геноцида является безопасность существования определенной группы людей, объективной стороной – общественно опасное действие или бездействие, направленные на полное или частичное уничтожение этой группы, субъектом геноцида является любое лицо, а субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Цель геноцида – это всегда полное или частичное уничтожение определенной группы людей по национальному, этническому, расовому или религиозному признаку.

 

Анализ документальных источников и обстоятельств проведения операции «Висла» свидетельствует о том, что целью акции не было полное или даже частичное уничтожение украинского населения Польши. Речь шла исключительно о его принудительном перемещении по соответствующей территории и созданию условий, которые препятствовали его возвращению обратно. В источниках также отсутствует информация о том, что в результате проведения операции «Висла» происходило массовое физическое уничтожение всех или по крайней мере значительной части украинцев региона.

 

Поэтому, согласно нормам международного права, операция «Висла» не может быть квалифицирована как преступление геноцида.

 

Был это преступление против человечности?

 

Часть первая статьи 7 Римского устава определяет перечень деяний, которые совершаются в рамках широкомасштабного или систематического нападения на гражданских лиц и признаются преступлениями против человечности. К таким деяниям относятся «депортация или принудительное перемещение населения», «пытки», «преследование любой группы, которая подлежит идентификации, или общности по политическим, расовым, национальным, этническим, культурным, религиозным, гендерным, как это определено в пункте 3, или другим мотивам, которые повсеместно признаны недопустимыми согласно международному праву, в связи с любыми деяниями, указанными в этом пункте», а также «другие бесчеловечные деяния аналогичного характера, заключающиеся в умышленном причинении сильных страданий или серьезных телесных повреждений, или серьезного ущерба психическому или физическому здоровью».

 

Депортацией или принудительным перемещением является «принудительное перемещение лиц, которые подвергаются выселению или иным принудительным действиям, из района, в котором они законно пребывают, в отсутствие оснований, допускаемых международным правом». Пыткой является умышленное причинение сильной боли или страданий, физических или психических, лицу, находящемуся под стражей или под контролем обвиняемого». Преследованием является «умышленное и серьезное лишение основных прав вопреки международному праву по признаку принадлежности к той или иной группе или иной общности».

 

Целью операции «Висла» было принудительное перемещение украинцев из юго-восточных приграничных территорий Польши на другие территории. Украинцы жили на этих землях давно и законно. Ни теперешними нормами международного права, ни действующими в 1947 году международно-правовыми актами такое принудительное перемещение не определялось как законное и допустимое.

 

Следовательно, перемещение украинцев во время проведения операции «Висла»:

 

а) имело принудительный характер (происходило в общем вопреки воле самих людей и с применением военных);

 

б) касалось перемещения людей именно по их национальному признаку (этнических украинцев или членов смешанных украинско-польских семей);

 

в) касалось перемещения этнических украинцев из районов, где они жили законно;

 

г) проводилось при отсутствии оснований, допускаемых международным правом.

 

Поэтому операция «Висла» может быть определена как «депортация или принудительное перемещение населения».

 

К тому же, происходила так называемая «селекция» жителей Закерзонья на предмет сотрудничества с украинским подпольем. Заподозренных в таком сотрудничестве, а также лиц, которые самовольно возвращались домой, высылали в «транзитного лагеря в Явожно. Там сотрудники органов госбезопасности проводили их допросы и «во время допросов пытали заключенных. Пытки заключались в избиении, копании, поражении электрическим током, обливании холодной водой, вливании ее до рта и носа, встромлянні шпилек в тело, саджданні на ножку перевернутого стула».

 

Поэтому эти действия в рамках операции «Висла» могут быть определены как пытки.

 

Во время операции «Висла» принудительно перемещенным украинцам было запрещено самовольно возвращаться на территории, откуда их выселили. Статья 13 Всеобщей декларации прав человека гарантирует каждому человеку право «свободно передвигаться и выбирать себе местожительство в пределах каждого государства». Поэтому это ограничение является лишением украинцев одного из основных прав человека, гарантированных международным законодательством. Вот и «преследование группы, которая подлежит идентификации, с национальных мотивов в связи с проведением депортации и принудительного перемещения этой группы».

 

Похороны генерала Кароля Сверчевского. Его смерть была использована как повод для начала акции «Висла»

 

В конце концов, хотя в июле 1947 года специальным приказом командующего ОГ «Висла» были созданы контрольные группы, которые должны заниматься сохранением имущества, что осталось после выселения украинцев, и передать его под охрану силовых структур, мы знаем о сожжении полутора десятков сел. В сочетании с запретом украинцам возвращаться домой, а также тем, что предоставленные переселенцам в западных районах Польши хозяйства «были чаще всего уничтожены и заброшены, а незасеянные поля. Многие помещения требовали капитального ремонта. Бывали случаи выделения одного хозяйства нескольким семьям», такие действия могли иметь умышленный характер с целью причинения принудительно переселюваним лицам сильных страданий и серьезного ущерба психическому здоровью.

 

Впрочем, для однозначного ответа на то, могут ли быть эти действия в рамках операции «Висла» определены как «другие бесчеловечные деяния аналогичного характера, заключающиеся в умышленном причинении сильных страданий или серьезных телесных повреждений, или серьезного ущерба психическому или физическому здоровью», нужны доказательства того, что все это делалось умышленно.

 

И в целом операция «Висла» может быть квалифицирована как преступление против человечности.

 

Был ли это военное преступление?

 

Статья 8 Римского статута определяет военными преступлениями серьезные нарушения Женевских конвенций от 12 августа 1948 года, в частности, Конвенции о защите гражданского населения во время войны, в форме соответствующего деяния против лиц или их имущества (пункт «а»), другие серьезные нарушения законов и обычаев, применяемых в международных вооруженных конфликтах (пункт «b») или вооруженных конфликтах немеждународного характера в пределах, установленных международным правом (пункт «е»), а также серьезные нарушения статьи 3 Женевских конвенций (пункт «с»).

 

Согласно статье 2 Конвенции о защите гражданского населения во время войны ее нормы «применяются ко всем случаям объявленной войны или любого другого вооруженного конфликта, который может возникнуть между двумя или более Высокими Договаривающимися Сторонами, даже если одна из них не признает состояния войны». Статья 3 указанной Конвенции устанавливает обязанность соблюдения определенных положений «в случае вооруженного конфликта, не имеющего международного характера и возникающего на территории одной из Высоких Договаривающихся Сторон».

 

На сегодня существует несколько определений термина «война» и «вооруженный конфликт». Войной признаются «боевые действия между государствами, а также государствами и национально-освободительными движениями, сопровождающиеся полным разрывом всех мирных отношений между ними», «вооруженный конфликт между двумя или большим количеством сторон, который обычно происходит ради политических целей», а также «любое длительное столкновение между военными силами двух ао больше правительств (межгосударственная война) или между регулярной армией и какой-то другой (как минимум одной) вооруженной группой (внутригосударственная война)». Вооруженный конфликт определяется как конфликт, происходящий на территории какой-либо Высокой Договаривающейся Стороны между ее вооруженными силами или другими организованными вооруженными группами, которые, находясь под соответствующим командованием, контролируют часть ее территории, который позволяет им осуществлять непрерывные и согласованные военные действия», или «вооруженный инцидент, вооруженная акция, вооруженные столкновения ограниченного масштаба, которые могут быть следствием попытки решения национальных, этнических, религиозных или иных противоречий с помощью средств вооруженной борьбы. […] Может иметь международный (с участием двух или нескольких государств) или не международный, внутренний характер (с ведением вооруженного противостояния в границах территории одного государства».

 

Таким образом, согласно нормам международного права необходимым условием для квалификации определенного деяния как военного преступления является совершение этого деяния в рамках войны или другого вооруженного конфликта международного или немеждународного характера.

 

По состоянию на апрель 1947 года события Второй мировой войны на территории, где проводилась операция «Висла», уже завершились. Поэтому эти события не могут рассматриваться как война или вооруженный конфликт, который имел международный или межгосударственный характер. Учитывая это, операция «Висла» не может быть квалифицирована как военное преступление, определен пунктами «а» или «b» статьи 8 Римского устава.

 

События операции «Висла» происходили на территории лишь одной страны – Польши, в пределах ее международно определенного рубежа, установленного двусторонним соглашением с СССР от 16 августа 1945 года. Люди, что жили на этих территориях после завершения двусторонних переселений между Польшей и СССР (УССР), считались гражданами Республики Польша. Решение о проведении операции «Висла» было принято высшими государственными и партийными органами Польши, а его реализацию обеспечивали подразделения вооруженных сил, органов государственной безопасности и гражданской администрации.

 

Украинцев выселяли из их домов, разрешая взять с собой минимум имущества

 

Вместе с тем, на этой территории (так называемом » Закерзонье) в период осенью 1945 – весной 1947 года вібувалося противостояния между польским де-факто правительством и структурами украинского освободительного движения – подпольем ОУН и отрядами УПА. Хотя в указанный период ОУН и УПА не ставили себе целью общенародное антикоммунистическое восстание украинцев на этой территории, а определяли главной задачей защиту украинцев от принудительного выселения, в конце 1945 – первой половине 1946 года подразделения УПА проводили периодические нападения на военные гарнизоны, небольшие населенные пункты, переселенчі комиссии, уничтожали коммуникации, а также проводили сожжение выселенных украинских сел. Зимой и весной 1947 года в силу ряда причин активность структур украинского подполья была незначительной, однако в случае проведения принудительного выселения украинцев польскими властями подразделения УПА и ОУН имели «снова оказать максимально активное сопротивление. В случае начала такой акции, должны разразиться массовые пожары, а также «уйти в движение» мосты и всевозможная коммуникация».

 

Поэтому можно говорить о существовании на территории Польши внутреннего вооруженного конфликта между правительством и организованными структурами украинского подполья. А потому, в соответствии с пунктом «f» статьи 8 Римского устава и статьи 1 Протокола II к Женевским конвенциям, до этого конфликта могут быть применены требования пункта «е» статьи 8 Римского устава.

 

Как отмечалось выше, высшее руководство Польши ставило своей целью «окончательное решение украинской проблемы». Однако в пропаганде и даже некоторых официальных документах польская коммунистическая власть основной целью проведения акции определяла необходимость очистки юго-восточных приграничных территорий от структур Украинской повстанческой армии, а принудительное выселение с этих территорий украинцев подавалось лишь как второстепенная цель и обосновывалась необходимостью защиты населения от подразделений УПА.

 

Подпункт VIII пункта «е» статьи 8 Римского статута определяет военным преступлением в рамках так называемого внутреннего вооруженного конфликта, среди прочего, «отдача распоряжений о перемещении гражданского населения по причинам, связанным с конфликтом, если только этого не требуют соображения безопасности соответствующего гражданского населения или настоятельная необходимость военного характера».

 

Нет документов, которые бы подтверждали необходимость принудительного перемещения украинцев ради их безопасности. Так же, учитывая сворачивание зимой и весной 1947 года активных действий Организации украинских националистов и Украинской повстанческой армии на Закерзонье, перемещение не могло быть вызвано насущной потребностью военного характера. А потому решение о перемещении украинцев в рамках операции «Висла» было связано с конфликтом между польским правительством и структурами украинского подполья, и именно с целью решения «национальных» противоречий и создания моноэтнической Польского государства.

 

Итак, операция «Висла» может быть квалифицирована как военное преступление.

 

Или это была этническая чистка?

 

Резолюция № 780 Совета безопасности ООН и составленный на ее выполнение отчет Комиссии экспертов определяют этнические чистки как «использование силы или угроз для изгнания лиц, которые относятся к тем или иным группам, с любого района с целью превращения его в этнически однородный», а также как «целенаправленную политику, разработанную одной этнической или религиозной группой для устранения принудительными и такими, что приводят к террору, методами гражданского населения иной этнической или религиозной группы из определенных географических районов».

 

Этнической чисткой является деяние, которое содержит или может содержать элементы преступлений против человечности, военных преступлений или преступления геноцида, или сочетать в себе элементы всех или некоторых из этих преступлений. Целью этнической чистки всегда есть принудительное изгнание этнической или религиозной группы с определенного района для превращения его в этнически однородный.

 

Целью проведения операции «Висла» было принудительное переселение украинцев из четко определенных территорий на юго-восточном пограничье Польши с запретом самовольного возвращения на родные земли. Вместо депортированных украинцев на эту территорию было переселено около 14 тысяч поляков, что фактически превратило ее в этнически однородную.

 

Итак, операция «Висла» может быть квалифицирована как этническая чистка.

 

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика