Новостная лента

Оркестр в главной роли

01.03.2016

 

Концертные программы Львовской филармонии пестрят фамилиями признанных музыкантов и дебютантов, львовских исполнителей-солистов и гостей со всей Украины и мира… не каждый меломан может признаться: крайне редко главным стимулом посетить на концерт бывает не фамилия исполнителя или автора, а целый коллектив или произведения, которые прозвучат в его исполнении. В прошлую пятницу был именно такой случай – редкая возможность послушать оркестр «во всей красе». Не удивительно, что «Концерт для оркестра» вызвал такой интерес: зал хоть и не была наполнена доверху, но слушателей собралось довольно много, как на событие без рекламы.

 

Еще одной изюминкой вечера была программа: все, кто держит руку на пульсе львовского концертного жизнь, соврать не дадут – большие симфонические полотна звучат у нас действительно редко (чтобы не сказать почти никогда). Здесь же выполняли венгерского композитора Белу Бартока, певца Финляндии Яна Сибелиуса, представителя датской композиторской школы Карла Нильсена.

 

 

Тональность, ясность, сила

 

Симфонический оркестр со времен своего возникновения и утверждения (а произошло это еще в эпоху классицизма) – не любимый инструментарий для композиторов всех времен и народов. В руках умелого мастера он поражает переплетением единства звучания всех групп оркестра при рівночасній их контрастности. Особенно поэтическим симфонический оркестр становится в эпоху романтизма, когда тембровая многообразие усиливается неординарной, сложной, «многослойной» гармонией. Именно романтизм подарил нам выдающихся композиторов-симфонистов в каждой композиторской школе.

 

Датский композитор Карл Нильсен (1865-1931) – не исключение. Именно его увертюрой «Helios» решил открыть программу вечера главный дирижер и творческий руководитель Академического симфонического оркестра Львовской филармонии Тарас Крыса. Признаюсь честно: до сих пор мне не довелось познакомиться с творчеством этого музыканта – хоть за плечами девятилетний путешествие в мир классической музыки (наша музыкальное образование по определенным причинам «крутится» вокруг нескольких музыкальных школ и немногих фамилий композиторов)… Тем временем музыка таких композиторов, как Карл Нильсен, остается на обочине. Видимо, в этом тоже суть миссии концертных институций: не только позволить в очередной раз насладиться известными и любимыми произведениями, но и расширить рамки мировоззрения. Даже если бы в программе не было Концерта для оркестра Бартока, сказочно-красивого и мелодичного Концерта для скрипки с оркестром ре минор Сибелиуса, а лишь произведение Нильсена рядом с более репертуарными композициями, – этот концерт все равно стоило бы посетить.

 

Кто же такой Карл Нильсен, чей портрет вы можете увидеть на датской банкноте номиналом в 100 крон? Каждый воспитанник Датской Королевской Академии Музыки гордится тем, что учился в заведении, в котором ее выпускник, композитор, дирижер и скрипач Карл Нильсен посвятил 15 последних лет своей жизни. Автор шести симфоний и ряда опусов различных жанров для оркестра, Нильсен познал его природу «изнутри» как артист Королевского Оркестра Дании под руководством гордости Норвегии Йоганан Свенсена. Именно Свенсен дирижировал премьерой Первой симфонии Нильсена. Симфонии, Квинтет для духовых, концерты для скрипки, флейты и кларнета получили свое признание. Опера «Маскарад» и песни Нильсона в наше время не исчезают из репертуара датских музыкантов.

 

Жаль, что композитор не дождался прижизненного признания: мир познакомился с его музыкой с легкой руки венгерского скрипача мировой славы, зятя Нильсена, Эмиля Тельмані и дирижера Леонарда Бернстайна, а Дания признала его достижения в 2006 г. Сам Нильсен осознавал силу своего дарования, и разочарование это сделало мрачными последние годы его жизни: «Если бы я мог прожить свою жизнь заново, я бы искоренил любые мысли об искусстве из моей головы, и напросился бы в ученики к торговцу, или нашел другое занятие, результаты которого не заставили бы себя так долго ждать… Какая польза мне с того, что весь мир признает меня, но сейчас же спешит прочь и оставляет меня наедине со своими произведениями и пониманием того, что моя жизнь – путь бедного фантазера, который считал, что достижения высшего мастерства приведет к определенным высотам. Нет, жизнь художника – неблагодарное…».

 

Увертюра «Гелиос» продолжает романтическую тенденцию выражать свои впечатления от увиденных стран, произведений других видов искусства музыкальными средствами. В 1888 г. Карл Нильсен выиграл стипендию, и на эти деньги отправился в кругосветное путешествие. В Париже он познакомился со скульптурой Анной Марией Бродерсен, своей будущей женой, которая стала его большим и роковой любовью. Именно она открыла для него Грецию, и искусство этой страны. Неизгладимое и сильное впечатление на художника произвел восход солнца над Эгейским морем – именно об этом увертюра.

 

Открывается произведение педалью низких струнных, на которую постепенно нанизывается квартет валторн. Благородный и чистый тембр валторн, которые движутся параллельными аккордами – всевидящий и вездесущий, свет миру, бог Гелиос начинает свое путешествие по небосводу. Жаль, что артисты АСОЛФ не смогли выстроить этих аккордов. На фоне этого безупречного (по замыслу автора) созвучие – еще одна тема: эстафету начинают скрипки, а отголоски темы впоследствии подхватывают кларнет, флейта, фагот. До второго проведения темы, когда Гелиос предстает в своем величии, звуко-высотно оркестр выровнялся. Но когда в начале среднего раздела формы вступили трубы, то их фанфарну тему хотелось бы услышать в более четком ритмическом и звуковисотному исполнении.

 

Драматургически произведение был выстроен логично: «прозрачный» первый раздел, который начинается с постепенного нарастания (зарождение нового дня), второй раздел – более насыщенный фактурно, повнозвучний, динамичный в развитии (день ), и последний – зеркальное отражение первого (постепенное угасание дня). В произведении есть две темы, и сложность заключается в том, что при своей отличия – они не конфликтные. Первая – тема Гелиоса, вторая – тема мира, природы, тянется к свету; тема моря, которое просыпается от поцелуя Гелиоса. Выстроить и удержать драматургии в произведениях, лишенных конфликтности, достаточно непросто – Тарасу Крысе это удалось. Сочинение мелодичный, композиционно интересный, с красочной оркестровкой, дает возможность каждой группе инструментов «показать себя». Жаль только, что медные духовые этим шансом не воспользовались, и «вляпались» уже в начале произведения; а начало (как на зло) всегда врезается в память.

 

 

Лучшая симфония Сибелиуса

 

Именно так авторитетные критики назвали Концерт для скрипки с оркестром финского композитора, автора семи симфоний Яна Сибелиуса (1865 – 1957). Сегодня это произведение является этапным для каждого скрипача-виртуоза, неотъемлемой частью конкурсной программы престижных музыкальных соревнований мирового уровня. Это единственное произведение жанра в творчестве композитора, однако, пожалуй, самый известный. История его создания и восхождения на сцену довольно интересная: чрезвычайно виртуозный (ничего удивительного, ведь под воздействием ірреальної техники Николо Паґаніні много романтических композиторов пытались повторить и превзойти его успех) концерт был посвященный немецкому скрипачу Вилле Бюрмстеру. Но на премьеру в Хельсинкские скрипач приехать не смог, поэтому 8 февраля 1904. першовиконавцем Концерта стал Виктор Новачек.

 

Автор остался недоволен премьерой и сделал вторую редакцию концерта, которая впервые прозвучала 19 октября 1905 года в исполнении чешского скрипача Карела Халіра в сопровождении Берлинского оркестра под руководством Рихарда Штрауса. Бюрмстер был оскорблен и навсегда отказался выполнять этот концерт, потому Сибелиус переприсвятив произведение Ференцу фон Викси, тринадцатилетнему венгерскому скрипачу. Современники не восприняли концерта: он им казался слишком холодным, депрессивным, неэмоциональным; их удивляла нелогичная равноправие и сбалансированность партии оркестра и солиста. Кроме того, Сибелиус «ломает» форму классического концерта в такой способ, как это не делали до него. Вместо слащавой итальянской канцону композитор в II части дает пылкую серенаду-исповедь. Однако, именно эти находки завораживают сегодня. Изысканная, благородная, глубокая, но не импульсивная страстность этого произведения противопоставляется эмоциональной экстравертности поздних романтиков, современников Сибелиуса. Концерт состоит из трех частей, и каждая раскрывает новую грань мелодического дарования композитора.

 

В календаре культурных событий Львова уже есть «день Сибелиуса»: в 2015 г. на сцене филармонии звучали Пятая и Вторая симфонии. Исполнение Концерта для скрипки Лидией Футорською в сопровождении Академического симфонического оркестра – еще одно такое событие. Концерт драматический, но исполнители решили «смягчить» эмоциональное напряжение. Действительно, сам автор в партитуре дает возможность выбрать «свой темп» – значение метронома регламентировано не строго (например, для первой части это 54-60 ударов в минуту). Здесь важно найти «золотую середину»: стоит учесть сложность партии солиста и дать ему возможность «выиграть» написано. Даже для опытных исполнителей этот концерт – вызов.

 

Сибелиус, которому так и не удалось стать скрипачом-виртуозом, воплотил свое видение мастерства скрипичного исполнительства в Концерте ре минор. Эта партия – запись того, как хотел бы играть Сибелиус, занотована нереализованная мечта художника.

 

Тарас Крыса избрал достаточно сдержанный темп. Замысел был хороший, но, возможно, стоило на йоту ускорить скорость выполнения, ведь произведение воспринимался достаточно тяжело, хотелось большей динамичности. Лидия Футорская сыграла в целом хорошо. Но конкурса с таким исполнением не выиграла бы: в первой части некоторые пассажи были не совсем уверенными, в начале последней части не все акценты и мартлє зазвучали убедительно-остро, как этого хотел композитор. Что касается оркестра, то их игра также не была безупречной. Хоть произведение было для них знакомым (в конце октября 2016 АСОЛФ аккомпанировал участницы конкурса скрипачей им. Олега Крысы), некоторые подголоски «выбивались» из строя. Иногда хотелось взять ноты и убедиться: Сибелиус действительно именно так написал? Сложилось впечатление, что концерт не доработано через какие-то необъективные (или объективные) обстоятельства. Но разве это волнует слушателя? Жаль, ведь Концерт для скрипки с оркестром ре минор Яна Сибелиуса – очень глубокий красивый произведение, который одновременно дает возможность «развернуть крылья» и солиста и оркестра.

 

 

Симфонический бестселлер ХХ века

 

Когда Бела Барток выполнял заказ Сергея Кусевицкого концерт для его легендарного Бостонского симфонического оркестра, в мире гремела война. За окнами был 1943. – год найжорстокої, ожесточенной борьбы. Первого декабря 1944 года. состоялась премьера произведения. И стала началом триумфа. Почему? Концерт для оркестра Бартока – его ‘opus vitae’. В нем сконцентрированы все творческие находки венгерского маэстро. Это энциклопедия его творческого стиля. Величие оркестра (тройной состав духовых, больше, чем обычно струнных, две арфы), многогранное и сочное инструментовки, изящная зрівноважена форма, тонкие вкрапления фольклорных элементов, изобретательная ритмическая организация – не могут не заинтересовать. Драматургия цикла Бетховенська: через тернии к звездам. Содержание произведения раскрыл сам композитор: «Все 5 частей, за исключением «развлекательной» второй – это постепенный переход от суровости первой части через величественную песню смерти в третьей части до победы жизнь в последней части». Каждому оркестра интересно играть такой концерт. Но он требует немало труда, ведь при своей полноте, партитура самом деле очень «открытая», каждый голос индивидуален, нет возможности «спрятаться» за партнера.

 

Интересно, как Бела Барток сам оценил бы исполнение своего произведения, если бы был в Филармонии 24 февраля? Много лучших оркестров мира имеют в своем репертуаре Концерт для оркестра Бартока. Выполнить его на уровне – амбициозная задача. И дирижер, и коллектив, что ставят перед собой эту цель, должны взвесить все «за» и «против». Думаю, слушатели после первого отдела были готовы к тому, как могут заиграть наши исполнители. Кажется, концерт записывали; если это так, то хотелось бы эталонного исполнения – а его пока не было.

 

Включение в репертуар таких интересных произведений, как «Гелиос» Нильсена, Концерт для оркестра Бартока, Скрипичный концерт Сибелиуса – трех жемчужин ХХ сек. – уже огромный прорыв Тараса Крысы и Академического симфонического оркестра Львовской филармонии. И хочется верить, что надолго со звукового пространства Львова эти произведения не исчезнут, а следующее их исполнения порадует чистотой звучания и совершенством интерпретации.

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика