Новостная лента

Переименование-схватки

12.11.2015

 

Я как только сел в поезд на станции Тернополь Пассажирский. Конечным пунктом путешествия будет Днепр. Это официальное название города с 19 мая 2016 года. Но на моем билете, приобретенном 15 октября 2016 года, указано, что я направляюсь к станции Днепропетровск Главный. Города Днепропетровск нет, а станция есть. Следовательно, это не ошибка на билете. На вагонах, я видел, почти то же самое: Трускавец – Днепропетровск. Если бы я садился в поезд немного подвыпивший (а в Тернополе со мной такое случается), то мог бы завопить на весь перрон: «Люди, не едьте! Такого города нет!». Но я сегодня трезвый и как стеклышко прозрачный, поэтому послушно сел и отправился в каком-то (днепровском или днепропетровском?) направлении.

 

Итак, в очередной раз и в очередной раз: наша в целом успешная декоммунизация местами дает досадный сбой. Есть, оказывается, целые ниши реальности, куда закону нельзя. Уже нет города Кировоград, но является Кировоградская область. Уже нет Днепропетровска, но является Днепропетровская область. Вы, как и я, знаете объяснение, почему оно так. То есть объяснение строго юридическое: именно такие, а не другие, названия областей занесено в Конституции. Чтобы их изменить, следует эти изменения проголосовать конституционным большинством. А где вы насобираете 300 и больше голосов за эти переименования?

 

Я поставлю вопрос несколько иначе: а когда вообще вы их насобираете? Или еще иначе – вы их вообще когда насобираете? Сложно? Нереально? Так вот. Но принимая эту данность, следует считать декомунізаційний закон хронически недовыполненным. Ну то есть по большому счету не выполненной вовсе.

 

На память не приходит ничего, кроме примера братской России. У них, кажется, еще с 1991 года и Петербург не Ленинград, и Екатеринбург не Свердловск. Однако области – Ленинградская и Свердловская – в них и есть. С той же, кстати, причине, по которой у нас до сих пор есть Днепропетровская и Кировоградская – отсутствие конституционного большинства за переименование (и это, повторяю, с 1991 года!). То есть можно смело утверждать, что в деле декомунізаційного переименования мы решительно пошли российским путем. Боюсь, что по полной аналогии с ним у нас и в далеком 2040 (2015 + 25) году на административной карте страны будут все те же Днепропетровская и Кировоградская области.

 

Не мне, конечно, придумывать варианты, каким образом ту конституционную догму (ибо это не норма, а таки догма) обойти и обезвредить. В президентской, правительственной и коалиционного рати в этой стране столько предприимчивых крючкотворов, что моментально бы что-то изобрели и внедрили. Им что, впервые хвататься за конституционное дышло? И когда есть интерес и желание, то можно же и какое-то переходное положение протолкнуть или какой-то отдельный закон, или хотя бы в первом чтении, которое, как известно, конституционного большинства не требует, изменить все-таки названия областей на Днепровскую и Крапивницкую – и вперед. Во «вперед» я понимаю все дальнейшие решительные перейменувальні мероприятия. То есть вперед – это когда не оглядываются на бог знает что. Это когда нелепом и тормозном de jure простиставляють мотивированное и творческое de facto. Ну конечно – оппоненты прибегли бы к словосочетание «правовой нигилизм». Но что такое он в сравнении с нигилизмом нравственным, когда имена преступников Петровского и Кирова, похоже, имеют неплохие шансы еще долго-долго оставаться вмонтированными в нашу официальную административно-географическую структуру?

 

Поэтому вывод – было бы желание. И только оно. А если предположить – я лишь на мгновение – его желание, таки действительно нет? То есть, что недокомунізована Украина сердцу наших руководителей чем-то милее? Мосты недоспалено, пути к отступлению дозбережено. Города нет? Зато область является. И Богу свечка, и черту огарок.

 

Вы давно бывали в Киеве на Рыбальском острове? Я последний раз на прошлой неделе. Это было приглашение к эфиру на Пятый. О этот телеканал нам известно все – и кто его владелец, и на территории чьего предприятия он расположен. Так каким недобрым было мое удивление, когда мы затормозили перед воротами в ожидании прихвостня (я употребляю именно это большевистское слово, потому что иначе он не выглядел и не вел себя – но то уже другая история). Зато я тут про врата, про фасад, фейс, лицо когда угодно. Потому что на нем вот такими (теми самыми) буквами – еще то же самое надпись: «Ленинская кузница».

 

И по сравнению с этим, согласитесь, бледнеет тот же Днепропетровск Главный, к которому я еду. И для переименования которого нужна лишь железная воля какой-то, например, Укрзализныци.

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика