Новостная лента

Первый «несистемный» в Пятой республике

25.04.2016

Через две недели мы уже точно будем знать фамилию нового президента Франции. С большой долей вероятности можно предположить, что оно будет «Макрон». Впрочем не будем лезть поперед батьки в пекло, прошлогодние электоральные сюрпризы научили нас быть очень осторожными с прогнозами, даже, когда они нам кажутся на удивление достоверными.

 

 

 

В чем мы можем быть уверены на данным момент? В том, что лидер движения «Вперед!» (En Marche!) 39-летний Эммануэль Макрон оказался лидером первого тура президентских выборов, который состоялся в воскресенье, 23 апреля. За него проголосовало 8 528 585 французов, имеющих право голоса, или 23,86%. За лидера ультраправой партии «Национальный фронт» Марин Ле Пен проголосовало примерно на миллион меньше – 7 658 990 или же меньше на два с лишним процента – 21,43%.

 

Еще два кандидата, которых можно было принимать во внимание, набрали тоже немало – почти 20 процентов. Представитель от консервативной партии «Республиканцы» Франсуа Фийон получил поддержку 19,94 процента французов (7 126 632). Претендент от ультралевой «Левой партии» (прошу прощения за тавтологию, но это уточнение важно для политического позиционирования кандидата) Жан-Люк Меланшон получил поддержку 19,62% (7 011 856).

 

Ирония судьбы: все четыре кандидата, которые закрывают собой практически весь спектр политического ландшафта Франции заручились грубо почти одинаковой (в пределах статистической погрешности) поддержкой электората. Фактически каждый из них мог стать лидером гонки за тех или иных обстоятельств. Ни один не смог бы одержать победу в первом туре. Относительно второго тура, то гипотетическую победу в нем социологи приписывали лишь двум: Макронові или Фийону. «Ультрасы» до сих пор не имели шансов в «финале» для французского избирателя.

 

И все же счастье пить шампанское выпало только Ле Пен и Макрону. Но именно последнему оно было особенно сладко, потому что имело привкус будущей великой победы.

 

Когда в воскресенье вечером того дня Эмманюэль Макрон вместе со своей женой вышел на сцену Парижского выставочного зала, заполненного до отказа его сторонниками, все присутствующие, размахивая тысячами французских трикольорів, закричали (даже спели): «Макрон – президент!». «Сегодня выиграла Франция!», – прокричал Макрон своим сторонникам в ответ.

 

Действительно выиграла Франция – время покажет, в конце концов еще нужно отыграть второй тур. А вот что эти выборы стали важной вехой в политической истории Франции – это однозначно. Ведь впервые в истории французской Пятой республики (то есть после принятия Конституции 1958 года) ни одному из кандидатов от традиционных «больших» партий – голлистов социалистов – не удалось выйти во второй тур выборов. Возможно эти выборы ознаменуют собой конец традиционной двухпартийной системы. Хотя эксперты не исключают, что это лишь временное «возмущения системы», которая со временем самореабілітується и вернется к привычному укладу.

 

В конце концов самого Макрона с одной стороны вроде и можно считать «несистемным», ведь он не представляет «больших» партий, а сам себе «соорудил» новую политическую силу. Все же вполне позасистемним политиком он отнюдь не является. Так его нельзя «відсотрутвати» ни как классического левого, ни как тем более – консерватора. Хотя определенные признаки принадлежности к первой и второй политических течений в его имидже безусловно присутствуют. Так что же мы знаем о самого вероятного кандидата во французские президенты?

 

Эмманюэль Макрон родился в семье врачей в городе Амьене на севере Франции 21 декабря 1977 года. Однако медицинская карьера его не привлекла. Он решил изучать философию в парижском Институте политических исследований, знаменитом Sciences Po. Далее Макрон вступил в элитной Национальной школы администрации (Ecole Nationale d’administration – ENA) в Страсбурге, которую называют «кузницей кадров французской политики», которую закончил с отличием.. В разные годы заканчивали президенты Жак Ширак и Франсуа Олланд, премьеры Ален Жюппе и Лоран Фабиус и тому подобное.

 

То есть Макрон начинал свою карьеру как типичный представитель французской элиты. А значит сам Бог велел ему влиться в ряды перспективных политиков, причем консервативного толка.

 

Однако на государственной службе Макрон долго не задержался (с 2004 до 2008 года). Должность финансового инспектора в Министерстве экономики он променял на работу в банке Ротшильда в Париже. На новой работе Макрон сопровождал важные инвестиционные проекты, в частности соглашение на девять миллиардов евро между швейцарским производителем продуктов питания Nestlé и американским фармацевтическим гигантом Pfizer.

 

Банкиры, как известно, тоже более склонны к консервативной политической течения. Впрочем Макрон таки симпатизировал левым. Еще в 2006 году он вступил в Социалистическую партию. А когда президентские выборы 2012 года выиграл социалист Франсуа Олланд, Макрон согласился вернуться в «большую политику». Сначала он был назначен заместителем генерального секретаря Елисейского дворца, а впоследствии – министром экономики.

 

На правительственной должности Макрон проявил себя решительным реформатором. Именно он стал основным автором той реформы рынка труда, которая так возмутила многих французов и спровоцировал масштабные акции протеста в 2015-2016 годах. За свои смелые реформаторские шаги Макрон нажил себе массу врагов в среде социалистов. Он поссорился профсоюзами, а впоследствии и с тогдашним премьером Манюелем Вальсом. Тот уже намеревался уволить непокорного министра экономики, и Макрон опередил его и сам написал заявление о демісію в августе прошлого года. С тех пор он превратился из чиновника на кандидата в президенты, и как выяснилось, чрезвычайно успешного.

 

Макрон основал независимый политическое движение «Вперед!». Формально он выступает претендентом на высшую государственную должность именно от этой политической силы.

 

Все же странно, что Макрон стал лидером президентской гонки, ведь его экономическую программу никак не назовешь популистским. Например, в случае своей победы на президентских выборах, он планирует урезать государственные расходы на 60 миллиардов евро и сократить 120 тысяч государственных служащих. Налог с предприятий должен сократиться с 33,3 до 25 процентов. При этом он собирается инвестировать 50 миллиардов евро в программы развития, в частности, в проекты по защите климата. Правда Макрон обещает снова уменьшить продолжительность 35-часовой рабочей недели и сделать страхование на случай потери работы доступным для более широкого спектра работников. В то же время он намерен реформировать систему пособий по безработице, которая будет предусматривать, что от незанятых трудоспособных лиц будут активнее требовать заниматься поиском трудоустройства.

 

Для нас же важным является то, что Макрон – последовательный євроентузіаст. В прошлом году на одной из пресс-конференций он заявил: «На все вызовы мы должны найти адекватный европейский ответ, ведь противостоять этим проблемам можно только на европейском уровне». По его убеждению, задача Франции и Германии заключается в том, чтобы углубить европейскую интеграцию в сферах финансов, экономики, миграционной политики и политики безопасности.

 

В то же время Макрон неоднократно четко высказывался относительно антироссийских санкций Европейской Унии. По его убеждению санкции следует сохранять до того времени, пока Москва не прекратит совершать действия по дестабилизации ситуации в Украине и не откажется от аннексии Крыма.

 

Понятно, что со своей позицией во внешней политике Макрон выступает абсолютным антиподом нынешней конкурентки – Марин Ле Пен, которая стремится развала Унии и отмены санкций в отношении России.

 

«Трудно найти более непохожие взгляды, чем у этих политиков. Макрон – сторонник евро и Ес, критически настроен в отношении политики Кремля, который отвечает ему взаимной антипатией (российская пропагандистская пресса уже назвала Макрона «агентом американской банковской системы» – Z). Ле Пен же, напротив, призывает к сближению с Кремлем, отмена санкций против российского руководства. Незадолго до выборов она еще и посетила Москву и встретилась с Путиным. Она выступает за возвращение французского франка, закрытие границ для мигрантов, а также поддерживает смертную казнь», – констатирует специалист по французской политики из британского университета в городе Бати Николас Стартін.

 

Следовательно седьмого мая должны сойтись в поединке эти два таких разных французских политики. Что нам прогнозирует социология? Практически все демоскопічні институты прогнозируют на седьмое мая «избиение младенцев». Эммануэль легко должен победить Марин. Если не произойдет ничего экстраординарного, что могло бы радикальным образом повлиять на электоральные предпочтения французов, за Макрона должны были бы проголосовать плюс-минус 60 процентов избирателей, за Ле Пен – только плюс-минус сорок.

 

Вот например, результаты опроса общественного мнения, проведенный социологическим центром OpinionWay уже после первого тура выборов во Франции: Макрона поддерживает 61 процент респондентов Ле Пен – 39 процентов.

 

Но это, как уже отмечалось, в том случае, если не произойдет ничего невероятного. А что собственно может произойти? Отвечая на этот вопрос, надо помнить, что эти выборы чрезвычайно важны как для Брюсселя, ведь от них зависит прочность Европейской Унии, так и для Москвы (с той же, в частности, причины, но не только). В Кремле спят и видят на главной должности во Франции свою поклонницу, которая еще к тому же находится на российском финансовом крючке. А спектр возможных провокаций, которые способно совершить российская власть во главе с бывшим полковником спецслужбы – самый разнообразный – от отравлений полонием к подрывам жилых многоэтажек. Поэтому службам безопасности Франции надо быть особенно бдительным следующие две недели.

 

P. S. В любом случае резиґнація госпожа Ле Пен с должности председателя «Национального фронта» отнюдь не принадлежит к тем «экстраординарных событий», которые могли бы существенно повлиять на выбор французского электората.

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика