Новостная лента

Планы на новую ратушу. Но с дровами – беда

28.11.2015

 

Станиславов 110 лет назад глазами газеты Kurjer Stanisławowski.

 

 

 

Продолжение сериала. Предыдущая серия – «»Заговор каварень» и поиски водозабора».

 

 

В конце ноября 1906 года в магистрате города Станиславов (ныне – Ивано-Франковск) распределяли средства муниципального бюджета на следующий год, «дерибанили» земельные участки и поднимали зарплату городским служащим – фактически занимались тем же самым, что и нынешние депутаты. Кроме того, городские райцы в то время решили создать комиссию, которая должна заняться проектом постройки в городе новой ратуши.

 

 

«Решено выбрать комиссию в составе пп. Ґеєра, Єґермана, Фанґора, Пилецки, Проскурницького, доктора Ґелертера, Блюменфельда, Горовица, Рубинштейна и Быка, которая совместно с магистратом, изучив мнению архитекторов, должна предложить выводы относительно строительства новой ратуши», – писала газета Kurjer Stanisławowski в числе по 25 ноября 1906 года.

 

 

Тогдашняя станиславівська ратуша была третьей по счету: ее уже восстанавливали после так называемой «Мармулядовї пожара» 1868 года. Тогда из-за неосмотрительности хозяйки, которая в своем дворе варила на открытом огне сливовое повидло («мармуляду»), и порывы сильного ветра сгорело 230 домов в центре города. От ратуши остался только металлический “костяк”, который стал основой для новой постройки, спроектированной архитекторами Атанасієм Пшибиловським и Филиппом Покутинським. Львовское «Общество машинного производства кирпича и строительства» за какой-то год (такую спешку объясняют желанием тогдашнего магистрата быстрее освоить безвозвратную государственную ссуду, предоставленную для восстановления общественных сооружений после пожара) в 1871 году построило новую ратушу. Она имела вид величественного прямоугольного двухэтажного здания с высокой башней (бывший костяк старой ратуши). До уровня пятого этажа ее облицевали белым мрамором. Выше были куранты и обзорная галерея. Архитектурный ансамбль завершал удлиненный полусферический купол. Но качество сооружения, очевидно, оказалась не слишком высокой, поскольку уже через три десятка лет она снова требовала реконструкции.

 

Старая ратуша после Первой мировой войны

 

 

Обычно, окончательное разрушение ратуши списывают на Первую мировую войну (в конце концов, на всякую войну списывается даже больше, чем на стихийное бедствие), но существует утверждение, что в 1915 году во время артобстрелов Станиславова в высшую городскую здание не попал ни один снаряд, однако ее стены потрескались. В таком полуразрушенном состоянии ратуша находилась добрых десять послевоенных лет, пока в 1929 году фирма «Инженер Крауш и Союз», победив в конкурсе, по проекту инженера Станислава Трели начала перестраивать ее в модерном стиле арт-деко. Реконструкция длилась еще почти десятилетие, поскольку в Европе тогда как раз бушевал экономический кризис.

 

 

Поэтому от времени, когда заседал магистрат, к строительству обновленной ратуши, которая достояла до нынешних дней, прошло еще три десятка лет. Смахивает на то, что известный своей неторопливостью тогдашний бургомистр Станиславова Артур Німгін не спешил с восстановлением ратуши – так же, как и с прокладкой водопровода и трамвайного пути.

 

 

Кстати, распределяя средства бюджета на следующий год, в магистрате не забыли о дзиґармайстра, который должен был следить за состоянием курантов на ратуше, а также часов на здании Дирекции железных дорог (теперь здание медицинского университета) «за вознаграждение в 350 крон в год».

 

Еще одно решение магистрата касалось лавок, занимавших первые этажи в крыльях ратуши. Права аренды помещений, арендаторы которых не платили регулярно оброк, должны были быть выставлены на продажу с аукциона.

 

В магистрате опять сетовали на всеобщую дороговизну, особенно, на высокую цену мяса, которым торгуют местные мясники. Чтобы исправить ситуацию, руководители города обратились к императорско-королевского правительства с ходатайством открыть границы с Румынией и Россией для торговцев скотом или хоть разрешить открывать в приграничных районах разные, из которых можно было бы поставлять дешевое мясо для жителей города.

 

«Необходимость принятия таких мер господин бургомистр мотивировал тем, что нашему краю и нашему городу, в частности, грозит новое подорожание мяса», — цитировал обращение Станиславивского магистрата Kurjer Stanisławowski.

 

 

 

Но в борьбе с дороговизной одними лишь жалобами к правительству магистрат не ограничивался. Было принято «в связи с дороговизной» с 1 января 1907 года увеличить на 200 крон в год зарплату всем городским служащим. Повышение жалованья предусмотрели также для полицейских, надбавка которых зависела от звания и принадлежности к штату. «Временным сотрудникам полиции увеличить плату с 42 корон до 50 крон ежемесячно, постоянным – с 48 до 55 крон, капралам – с 60 до 70 крон, сержантам – от 70 до 80 крон, полицейскому вахмістру – с 1000 крон до 1140 крон в год», – перечислял Kurjer Stanisławowski.

 

Решали в маґістраті также земельные вопросы. В частности, на том же заседании было постановлено, кто и за какую плату арендовать поля вокруг Станиславова. «Выделено на шесть лет с апреля 1907 года следующие грунты: лан «Радницький» – Каролю Якубшему по 213 крон в год, лан и пажить «За Быстрицей» – Самуелові Маркусовы Вайнгартенові за 580 крон в год, лан «За Лопатинским» – Николаеве Ясинскому за 162 короны в год, лан «За Пилип’ям» – Онуфрию Ткачукові за 142 короны в год», — информировала газета.

 

Самой же большой проблемой было отсутствие в городе дров в отопительный период. Станиславовский магистрат по этому поводу даже посетовал в Министерство сельского хозяйства, требуя, чтобы «Дирекция лесов и государственных имений в Львове обеспечивала дровами в достаточном количестве и не поднимала цены». А Kurjer Stanisławowski предоставил место на страницах газеты своему читателю, подписанном как П., который описал трудности с приобретением дров. По его словам, на правительственном складе в Станиславове его сообщили, что имеют только 6 сагів дров, в то время как лежат невыполненные заявки от 400 потребителей. В то же время он видел, как спекулянты просто с железнодорожной станции возят дрова в разные уголки города, где продают их по баснословным ценам.

 

 

«Однако налогоплательщики имеют право требовать от своей власти, чтобы она оборонила их от эксплуататоров. Если же власть наша не хочет или не может защитить население, должна выступить инициатива от отдельных чиновников, которые будут высылать телеграфом жалобы к Дирекции лесов и государственных имений на отсутствие на правительственном составе Станиславова дров, а тамошнее руководство наведет порядок в хозяйствах Надворная, Делятин и т. п. на пользу населения Станиславова, ибо трудно даже предположить, что тамошнее руководство имеет в виду только пользу для спекулянтов дровами», — отмечает читатель, добавляя при этом еще одну рекомендацию: чтобы лишить спекулянтов дровами прибыли, использовать для отопления в своих п’єцах силезское уголь, который можно свободно приобрести на складе господина Горошкевича или на складе «Силезия» («заказывать можно в магазине г-на В.Добочинського», – уже вполне по-рекламному сообщала газета).

 

 

Кроме высоких цен и холода в помещениях, станиславівцям также донимали болезни. Наконец пошла на спад эпидемия скарлатины, которая на протяжении нескольких месяцев свирепствовала в городе, очень часто забирая детские жизни. Но пришла новая напасть – сибирская язва. «На прошлой неделе были обнаружены в нашем городе и уезде три случая сибирской язвы у людей. Один случай произошел с работником гарбарні Вайсбаха на улице Гарбарській в Станиславове, а два других (один из которых – со смертельным исходом) были среди рабочих гарбарні Горовица на Загвізді. Делегированный императорско-королевским староством комитет издал распоряжение о предупреждении дальнейшего распространения болезни. Инфекция, скорее всего, произошла через посредство кожи, импортируемой из России», — отметил Kurjer Stanisławowski.

 

 

Но и в такие непростые времена Станиславов не был местом для грусти. Особенно если учесть, что именно тогда в городе гастролировал знаменитый комик, автор юмористических монологов и комических куплетов Анджей Лелевіч. Этого артиста очень тепло принимали зрители, хотя его лицо было скорее уродливым, чем хорошим. Зато его выступления были элегантными и отличались хорошим чувством юмора. Как актер он дебютировал в Кракове 1881 года, впоследствии некоторое время был режиссером театра оперетты во Львове, а в год своей смерти (1922) на 60-м году жизни возглавлял любительский театр в Станиславове.

 

Бывшая улица Смольки

 

Еще одно любимое место развлечений станиславівців – местный фотопластикум – с недавних пор сменил адрес расположения. Газетная реклама приглашала посетителей в новое помещение на улице Смольки (теперь – улица Бачинского), вблизи почты. На этой неделе там предлагали осмотреть «шедевры скульптурного искусства, которые собраны в Версале и Люксембургском дворце в Париже».

 

«Эти скульптуры благодаря исключительному стеклу и совершенным фотографиям выглядят так пластично, что возникает впечатление, что осматриваешь подлинные работы великих художников. Вход только для взрослых!» – предупреждал Kurjer Stanisławowski.

 

 

 

Дальше будет.

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика