Новостная лента

По мотивам Оруэлла

26.01.2016

 

Довольно давно меня мучил вот какой вопрос: почему я никак не могу написать статейку про путинскую Россию в контексте, например, романа «1984»? Старший (или большой, хоть он и карлик) ефесбешний брат, который за всеми следит; униженные во всех смыслах этого слова проли, которые составляют 85 % населения и даже не думают бунтовать, да и вообще – не думают; война – это мир; свобода – это рабство; невежество – это сила и т.д. Только бери и ілюструй орвеллівські антиутопические тезисы примерами из нынешней реальной российской действительности. Так почему же мне такая статейка упорно не хотела писаться? Потому что это слишком легко? Но писание не всегда должен быть тяжелым. Потому что в этом нет ничего принципиально нового? Но после Библии, упанишад и древнегреческих мифов я и так не читал в жизни ничего принципиально нового. «То в чем проблема?», – мучил я себя вопросом.

 

Больше не мучаю. Потому что вспомнил, что в каждой ситуации полезнее, как учит международная мудрость, смотреть под нос, а не под лес. Поэтому пусть воплощенной Путиным в российскую жизнь антиутопией российские публицисты занимаются. А нашему брату и дома мотивам Оруэлла не хватает. Нет, конечно, не стоит преувеличивать. Государственного слежки за всеми у нас еще нет. У нас даже ни ФБР, ни ФСБ нет, максимум – ФБ. Да и не способна нынешняя украинская власть установить тоталитаризм. Хоть и способна его вызвать, расчистив своими головокружительными маневрами путь к победе или пропутінським реваншистам, или более или менее фашистоподібним «настоящим патриотам». Но это – в будущем. Пока же посмотрим на то, что есть уже сегодня.

 

Рыба политического режима, как известно, гниет с головы. Можно соглашаться или не соглашаться с теми или иными начинаниями главы украинского государства, но невозможно не заметить, что голова эта беспрестанно врет во все стороны. Был у меня когда-то один знакомый – патологический лжец. Если бы вы его спросили в жаркий июльский полдень, как там на улице, он бы ответил, что дождь, ветер, холодно и вообще вечереет. Этот знакомый знал, что врет, и сам от этого страдал, но сказать правду не мог, не проходила она через горло: болезнь такая, что ты сделаешь. Сначала я думал, что подобная беда постигла и Петра Порошенко. Ну потому как взрослый человек может обещать до такого-то числа отмене виз окончания «антитеррористической операции», если она знает, что эти вещи на самом деле от нее не зависят? Зачем весь этот шум и гам, страх и трепет, скрежет зубовный и слезы саморозчулення на глазах? Какой смысл выдавать свои несбыточные фантазии за официальные сообщения и выставлять себя перед людьми мудодзвоном?

 

Оказывается, смысл есть. И как раз Оруэлл помогает нам его понять. Мы, люди простые, хотим верить, что правда – это правда, ложь – это ложь, и между ними должна существовать четкая граница. Иначе, подсказывает Оруэлл, устроена психика тех, кто находится на вершинах власти и желает остаться там навсегда. Мы, люди простые, слушаем оторванную от действительности речь какого политического деятеля и удивляемся: он такой идиот, что ничего про свою страну не знает, а знает, но тупо врет в живые глаза? Тем временем политический деятель ни не просто врет, и не просто говорит правду: он публично занимается дводумством. А дводумство «означает способность одного ума придерживаться одновременно двух противоположных убеждений и одинаково принимать оба из них». Такой политик (Петр Алексеевич Порошенко) «знает, что он манипулирует реальностью; но обращаясь к дводумства, он также убеждает себя в том, что он не нарушал реальности». Сущность его деятельности «заключается в том, чтобы прибегать к сознательному обману, сохраняя верность цели, которая провозглашается со всей полнотой правды. Говорить очевидную ложь и искренне верить в нее, забыть каждый неудобный факт, а потом, когда он снова становится нужным, извлечь его из забвения».

 

Этим и объясняются театральные жесты, дрожащий голос и слезы на глазах. А еще этим объясняется такой якобы парадокс: «В нашем обществе те, кто лучше всего знает, что именно происходит, одновременно находятся как можно дальше от реального видения мира». И о будущей победе, о возвращении Крыма с Донбассом у нас больше всего говорят те, кто наверняка знает, что это невозможно… Эти противоречия не случайны и не являются результатом обычного лицемерия: они иллюстрируют принцип дводумства. Ибо только примирив противоречия, можно бесконечно долго удерживать власть». Именно ради удержания власти Порошенковому олігархатові и нужна эта странная война, которую в зависимости от собственных интересов можно называть то войной – и мобилизовывать население на борьбу с внешним врагом, а то антитеррористической операцией – и продолжать вести с врагом совместный бизнес.

 

Впрочем, как говорится, тоталитаризма у нас еще все-таки нет и к финалу романа «1984» нам, будем надеяться, довольно далеко. Зато достаточно близко к последней сцены другого произведения Джорджа Оруэлла – «Колхоз животных». Помните: революция, достоинство и справедливость, солидарность и равенство перед законом, новые жизненные установки, новые лица во власти… Жаль только, что закончилось все традиционно: «Животные, которые стояли на улице, переводили взгляды со свиньи на человека, с человека на свинью и снова со свиньи на человека. Но теперь уже невозможно было разобрать, где человек, а где свинья».

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика