Новостная лента

Побег в Турцию

13.12.2015

 

Сорок лет назад мы с моим братом Сергеем были исключены из комсомола с шикарной формулировкой: «За аполитичную и аморальное поведение, не достойное звания советского студента». На комсомольских собраниях с рассмотрения нашего «персонального дела» однокурсники вспомнили нам все наши проступки за пять лет совместного обучения.

 

– Вот он, – показал на Сергея комсорг группы, – говорил мне, что они с братом смотрят американские фильмы.

 

– Действительно, мы иногда ходим в кино, – подтвердил Сергей.

 

Комсорг курса размахивал украденным когда-то в меня бумажкой (а я его так искал!), на который я переписал последние слова бред героя романа Эрнеста Хемингуэя: «Нам бы только переправиться через реку, и мы передохнем – там, за рекой, в тени деревьев»:

 

– Это твой почерк? Если не признаешься, передадим на экспертизу.

 

– Да, это я переписал.

 

– Готовите побег за границу? Про какую реку здесь идет речь – о Тису или Западный Буг?

 

– О Миссисипи.

 

– То это их шифровка в Центр! – догадался парторг курса.

 

– Я видел, – вспомнил один студент, – как они оба на военной кафедре во время «часа самоподготовки» переписывали что-то на английском языке.

 

– Я же говорил, что это шифровка! – обрадовался парторг. – Писали не на русском, чтобы никто не смог прочитать.

 

– Это было либретто оперы «Иисус Христос – суперзвезда», – вспомнил я. – Тогда я переписывал сцену «Распни его!».

 

– Ты не веришь в то, что бога нет? – удивился другой студент. – А что это за опера?

 

– Это новая рок-опера, ее недавно поставили на Бродвее в Нью-Йорке.

 

– Какой ужас! – вскрикнула студентка на передней парте.

 

– На летних каникулах, – сказал еще один студент, – наш факультетский стройотряд строил коровник в совхозе в Кустанайській области. А что тогда делали вы?

 

– Путешествовали по Южному берегу Крыма от Мисхора до Морского, – ответил брат.

 

– Я работал, а вы купались в море? – возмутился тот студент. – Плейбоям не место в комсомоле!

 

– Я поддерживаю предыдущего оратора, – сказала другая студентка, – и не только потому, что он мой муж. Я поддерживаю его как коммунист коммуниста.

 

– И я знаю: они собираются сбежать на своей яхте в Турции! – воскликнул секретарь комсомольского бюро факультета.

 

– На спортивном швертботі без балласту и рубки идти через Черное море? – удивился я. – И на нем нельзя выходить даже в Кременчугское водохранилище!

 

– Не переживай, – успокоил меня секретарь, – захочешь – утечеш и на «Кон-Тики»!

 

– А я бы вас обоих расстрелял, – подытожил том товарищеское обсуждение еще один наш однокурсник.

 

Однако времена уже были веґетаріанські, поэтому нас исключили из университета – за полгода до защиты дипломов. Приказ об этом издал проректор, который по совместительству преподавал историю КПСС и на каждой лекции вскрикивал: «И Ленин дал бой!».

 

– Я бы отправил вас на Донбасс в шахты рубить уголек, – признался он нам с улыбкой.

 

Мы защитили дипломы через полтора года, восстановившись уже на заочном отделении. Проректор конце «перестройки» начал вместо истории КПСС преподавать историю Украины, самые активные участники тех комсомольских собраний в конце концов защитили диссертации и, видимо, до сих пор преподают в университетах, а один из них даже стал заместителем министра.

 

А мы так и не построили «Кон-Тики».

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика