Новостная лента

Почему упал Порошенко

17.09.2015

Результаты августовского опроса группы «Рейтинг» удивили: Петр Порошенко вылетел из двойки лидеров, которая на тот момент боролась бы за президентство во втором туре президентских выборов. Глава государства получил бы на выборах 10,7% голосов, пропустив вперед лидера «Оппозиционного блока» Юрия Бойко (11,5%). А в финале бывший «регионал» поборолся бы с Юлией Тимошенко (17,7%), которая находится на рейтинґовому олимпе от начала года.

 

 

Социологи зафиксировали претензию Бойко еще в июне: согласно архивом исследований «Рейтинга», в начале лета пророссийский кандидат имел 14% против 12% у Порошенко — правда, эти результаты не были тогда опубликованы.

 

Директор группы «Рейтинг» Алексей Антипович говорит, что одним из факторов падения рейтинга Порошенко является его четкая привязка к премьер-министра Владимира Гройсмана, который в апреле заменил Арсения Яценюка. Раньше весь неґатив падал на плечи Яценюка — теперь валится на Порошенко без посредников. Впрочем в интервью Z Антипович говорит, что президент еще может наверстать упущенное.

 

УКРАИНЦЫ ЧУВСТВИТЕЛЬНЫ НА ПОПУЛИЗМ. НАВЕРНОЕ, ЭТО ПРОЙДЕТ ТОЛЬКО С ПОКОЛЕНИЯМИ

 

– Изменение электоральных настроений не была внезапной: они менялись на протяжении длительного времени. И, начиная с июня, мы зафиксировали, а теперь и подтвердили показатели: Тимошенко идет на первом месте, а Порошенко борется за выход во второй тур. Я не сторонник тезиса, что «все пропало» для президента. Абсолютно нет. Рейтинг Тимошенко может быть несколько преувеличенным, вынужденным ввиду того, что до выборов остается очень много времени. У нас недовольны властью, поэтому возникает желание голосовать «за других», а в этой категории больше всего притягивает электорат именно Тимошенко.

 

По Бойко в качестве кандидата от «Опоблоку», то понятно, что он имеет скрытые резервы, но избиратели воспринимают его как бывшего деятеля Партии регионов, зато голосовать за бывшую Партию регионов не очень хотят. Не факт, что он удержит свои сегодняшние лидерские позиции в рейтинґах. На так называемом «синем поле», на востоке и юге, может возникнуть борьба. Ибо поле свободное, и сейчас, кроме «Оппозиционного блока», там никого нет. Перед выборами может начаться сильная конкуренция.

 

– Где сейчас «прячется» электорат Порошенко?

 

– Электорат Порошенко частично попереходив к другим политикам. Но я хочу подчеркнуть, что это ситуативно. Тимошенко и Ляшко выращивают свой рейтинг на шумной риторике, а больше сосредотачиваются на теме тарифов. Это, конечно, дает свои плоды. Например, у Ляшко — почти 10%. Но это не является залогом ґарантованого успеха. Например, у того же Гриценко — почти 8%. Это показатель, который вряд ли подтвердился бы в случае, если бы у нас выборы проходили сейчас. Ведь Гриценко поддерживают в основном в межвыборный период, зато во время голосования для людей становятся определяющими другие критерии. Избиратели обращаются к политикам, которые, скажем, вселяют большую веру в победу или ведут активную кампанию. Кроме того, мы фиксируем большую категорию респондентов, которые говорят «трудно ответить» (под 20%), что уже дает шансы на успех любому политику.

 

 

– Вы говорите, что для Порошенко не «все пропало». За счет чего он может наверстать отставание?

 

– Порошенко имеет шанс благодаря тому, что людям ближе к выборам захочется выбирать определенную стабильность. Когда тема избирателей будет актуализирована, когда избиратели придут на избирательные участки, они скажут: «Ну, жди. А кто же, как не Порошенко? Он лучшее из худшего». Это существенный фактор, который может повлечь рост рейтинга Порошенко. На фоне войны такие психологические вещи — тяготение к стабильности, риск непредсказуемых изменений — могут позволить ему выиграть выборы. Шансы нынешнего президента также связанные с ситуацией в государстве или определенными позитивными сдвигами на Донбассе. Хорошая ситуация в государстве дает значительно большие шансы.

 

– Рейтинг Порошенко обвалился в 2016 году сразу наполовину, а перед тем президент сохранял лидерство в рейтинґах. С чем связано падение его электоральной поддержки именно в 2016 году?

 

– Еще в конце 2015 года и начале 2016-го весь неґатив за экономическое положение, за тарифы, за высокие цены, за снижение курса гривны ложился на Арсения Яценюка. Толчок к снижению рейтинга Порошенко дала неудачная или неорганизованная попытка отставки Яценюка в феврале. Ну а дальше уже — премьер-министр Владимир Гройсман, который воспринимается как человек Порошенко. Президент и премьер идут в четкой зависимости друг от друга: есть успехи в экономике — следовательно, есть «плюс» в рейтинге и в Гройсмана, и в Порошенко; нет каких-то успехов — плохо и Гройсману и Порошенко. Когда премьер-министром был Яценюк, то сферы ответственности были разведены: Порошенко отвечал за войну, за международную политику, а Яценюк — за экономику. Соответственно перенимал и неґатив. Сегодня же президент и премьер-министр воспринимаются в одной линии. В июне мы увидели снижение рейтинга почти вдвое, а в августе — точно вдвое.

 

– На прошлых президентских и парламентских выборах юг и восток «голосовали ногами». Опрос «Рейтинга» показывает, что число респондентов, которые намерены участвовать в выборах, на Левобережье выросло. А это сказывается и на поддержке «Оппозиционного блока».

 

– Подтверждаю. Раньше у нас исследования фиксировали 50% или даже за 50% людей, которые не хотели идти на выборы или не знали, за кого голосовали. Это касалось прежде всего Донбасса, несколько меньше — востока, юга. Сейчас этот показатель все еще меньше, но он уже подібніший к ситуации в других регионах Украины: люди там уже готовы идти на выборы и готовы высказывать свое недовольство власти. Понятно, что «Опоблок» и Бойко выходят на востоке и на юге на первые места. Недовольство властью заставляет людей определяться, за кого голосовать.

 

 

– Что их мобилизует? Желание наладить отношения с Россией? Или просто — проявление оппозиционности?

 

– Здесь на первом фоне недовольства экономической ситуацией в государству, финансовым положением самих граждан, и на втором — Украиной вообще. Конечно, что одним из основных маркеров является тема войны на Донбассе, которая не решается, затягивается, все еще продолжается, а все бы хотели завершить эту войну как можно скорее, жить в мире и спокойствии.

 

– Итак, мы констатировали, что электорат Порошенко перетекает к другим партиям. Почему перетока не происходит в пользу новых политических сил в демократическом лагере — к партии Саакашвили или «Демократического альянса»? В условиях разочарования теми, что есть, партиями, наоборот, должен расти рейтинг молодых команд.

 

– Партия Саакашвили обязана своим рейтинґом своему лидеру. В конце прошлого года и начале этого года Саакашвили поддерживал неплохие перспективы для партии своего имени (как бы она не называлась). И поскольку антикоррупционная риторика не нашла своего продолжения, от весны этого года, то его популярность начала снижаться, а соответственно и популярность партии. Сейчас условная партия Саакашвили держится на отметке 3%. Это не свидетельствует о том, что потенциал исчерпан. При активизации самого Саакашвили, при продолжении деятельности партии в том же ключе — антикоррупционные форумы, резкая публичная риторика — есть шансы набрать определенные проценты и преодолеть избирательный барьер.

 

Относительно «Демальянса», то это партия с политиками, которые являются не очень понятными народу, населению. Люди хотят каких-то четких заявлений, а не очень красивых либеральных или либерально-консервативных лозунгов. Там нет какого-то яркого политика. Партия с декларируемой идеологией, но отсутствием лидеров — сейчас мало кто поддерживает в Украине такие силы, хотя перспективы, конечно, есть. Перспективы есть у всех. Они даже есть у Арсения Яценюка — в каком ребрендинґу, в какой-то командной изменении. Будем смотреть.

 

– Социологические замеры показывают стабильно хороший рейтинг у «Самопомочі». Хотя еще полгода назад говорили о том, что партия Андрея Садового уничтожает собственный рейтинг: был ряд конфликтов с либеральным сообществом (особенно характерных для Львова), было Грибовицкую свалку. В чем причина стабильности рейтинга «Самопомочі»?

 

– Факторы, о которых вы упомянули, имеют привязку к Львова или по крайней мере до Западной Украины. Но «Самопомощь» имеет избирателя не только на западе, но и в других регионах. Эти скандалы несущественно сказались на общенациональных показателях партии. На общий рейтинг «Самопомочі» влияет представление украинцев даже не столько о Андрея Садового как мэра Львова, а про сам Львов, который является красивым, европейским, опрятным. На парламентских выборах 2014 года, кроме темы Львова, также сыграло общественное желание иметь политиков нового качества. Насколько партия действительно новая — это уже украинцы сами должны смотреть по работе в парламенте фракции «Самопомочі». Поскольку у нас голосуют за красивую «картинку», а не за содержание в основном, то я думаю, что много кто даже не знает, чем «Самопомощь» занимается в парламенте.

 

 

– То есть электоральным трендом остаются лидерство, сладкие обещания…

 

– Украинцы очень чувствительны на популизм, на всякие красивые заявления и красивые выступления. Умение лидера нравиться народу — оно, конечно, больше всего влияет на рейтинг. Все партии у нас, по сути, являются лидерскими, за исключением «Свободы», которая является идеологической партией, и Коммунистической партии, которая уже запрещена.

 

– Вы видите предпосылки, чтобы это переламалося до следующих выборов?

 

– А хотят ли этого украинцы? Наверное, не хотят… Думаю, до следующих выборов ситуация не изменится. В целом в Украине происходят изменения: у нас развивается гражданское общество, оно предъявляет высокие требования и к власти, и к себе, оно начинает брать ответственность за ситуацию в государстве или в городе. Но это медленный и постепенный движение — наверное, должны смениться поколения, прежде чем появятся существенные изменения. Популизм, наоборот, «крепчает». Запрос на лозунги, не подкрепленные какими-то обоснованиями, — не только сохраняется, но даже возрастает.

 

– Еще одно «партийное» вопрос. Куда пропали сторонники «Правого сектора»? В прошлом году рейтинг ПС достигал 6%, но в настоящее время рассыпался. Сохраняется поддержка националистических, милитаристских сил?

 

– «Правый сектор» — скорее все-таки военная сила, а не националистическая, хотя в ее идеологии, конечно, присутствуют и ультрапатриотические элементы. ПС имел значительные показатели поддержки в начале войны. Но «Правый сектор» не пошел на местные выборы в 2015 году и показал себя силой, не готова к политической деятельности, политической борьбы. Значительная часть людей была разочарована такой позицией, потому что много кто был готов голосовать за ПС, особенно в Западной Украине. А дальше рейтинг «Правого сектора» добило то, что он поделился на движение «Государственная инициатива Яроша» и собственно ПС. Имеем теперь две силы, которые вместе делят 3%. К тому же сказывается разочарование общества в мілітаристській тематике. Все хотят мира, и соответствующим образом ведут себя при электоральном выборе.

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика