Новостная лента

Под лупой правосудия

23.01.2016

При правлении первого Кучмы был довольно глупый закон относительно оскорбления достоинства и права на моральное возмещение. Достаточно было чуть тронуть кого-нибудь, как сразу эта глубоко оскорблена лицо неслась в суд с иском и потребовала кучу денег.

 

Аппетиты были разные – от 10 тысяч гривен и до миллиона.

 

И надо сказать, что почти все иски через мои статьи газета «Поступ» проигрывала. Правда, был один нюанс. Судьи, очевидно, имели целью не растягивать волокиту и предпочли удовлетворить иск, чем нарываться на апелляции и кассации. Однако никогда не присуждали газете тех сумм, которые требовали истцы, а на несколько порядков меньше.

 

Среди исков, которые проиграла по моей вине газета, были довольно таки забавные. Однажды идя по городу, я заметил магазин под странным названием «Лонія». Зная, где именно находится лоно, я не имел никакого сомнения, что речь идет именно о том лоно, о котором я подумал и глубоко уважаю, а не о лоно Авраама. Наконец и на наши задворки пришла Европа. И когда я вошел к той лавке, то ощутил глубокое разочарование, потому что то была продуктовая лавка.

 

Расспросив продавцов, узнаю, что название – это всего лишь аббревиатура из инициалов владельца, его жены и детей. Я об этом и написал, постібавшись с тупезних названий в целом, но… допустил катастрофической ошибки! Я нанес ужасной моральной травмы бедной семье, перекрутив их имена: ибо не Елена, а Оксана, не Олег, а Остап и т. д.

 

Этот невинный огрех, как выяснилось, «существенно повлиял на повседневную жизнь и трудовую деятельность» владельца магазина, он стал «нервным и раздражительным, стал срываться на родных и близких». Вряд ли не кусал соседей и не выл по ночам на балконе. А бедный ребенок страдал еще больше, потому что в школе обзывали «газетным» именем.

 

На таком уникальном бессмысленные и был построен иск. Суд владелец магазина выиграл, разжившись аж на две тысячи гривен, но не думаю, что это улучшило ему настроение…

 

Не меньшей моральной травмы получил Союз украинок. Я пошутил, что на Ивана Купала они закупили себе бикини, расшитые сине-желтым крестиком, собираясь прыгать через огонь. Средний возраст учасниц тогда был 70-80 лет и, возможно, моя шутка действительно их зацепил. Но основание для иска звучала феноменально: председатель Союза вполне серьезно убеждала, что теперь они не получат грант, на который так надеялись, когда там, в Америке, узнают, куда они тратят деньги.

 

Старушка, член Союза украинок с 1930-х годов, которая пережила Сибирь, а сейчас вела кружок вышивания, свидетельствовала лично о том, какая это была для него травма «оте бикини». На вопрос судьи, знает ли она, что это такое, бабушка ответила: Раньше не знала, но теперь знаю, потому что госпожа председатель мне объяснила». – «И что же это?» – спросила судья, дочь которой, тоже судья, недавно так красиво засветилась со своими машинами, шмотками и фотками в бикини.

 

«То такие майточки на проволочках», – ответила бабушка. Представить себе пожилую даму в таких майточках на проволочках даже судья не могла и объявила решение в пользу Союза.

 

Не помог в защите газеты целый научный трактат, который написал тогдашний шеф-редактор «Прогресса» Орест Друль, где оперируя этнографическими, философскими и психологическими арґументами, цитатами и ссылками доказывал, в чем заключается суть юмора, иронии и сарказма.

 

Вторым его не менее научным трактатом было глубинное толкование слово «лужа», которого я употребил в адрес львовского пива, ведь это слово действительно до войны широко бытовало, как синоним «пива». Руководство завода с этим не годилось. До суда не дошло, но я не пью больше их пива.

 

После всех судов я стал осторожнее. Начал зашифровывать фамилии тех, о ком что-то плохое думал. Тогдашнего мэра называл Куйбідоном, одного из депутатов Кендзьоравим, а кучманоїда Васю – Базилем Васівим или просто Базильком.

 

Базилько тоже судился с газетой за мою статью и тоже выиграл. После чего я создал целый фельетон под названием «Потоп», где и надругался над Базильком, и над целой бандой областной администрации. В том числе и над господином Залупківським. Покойный Роман Федорив тогда мне сказал: «А ты знаешь – мы его так и называли!» Ты ба! А я думал, что это я такой остроумный.

 

Кучму я называл не иначе, как Татусько или Желтый Одуванчик, а Януковича любовно – Дон Витторио, не забывал и про Инну Геббельсівну Богохульську.

 

К счастью, уже за второго Кучмы, обновленного, тот дурацкий закон отменили.

 

А перед самым Майданом состоялся процесс с Вадимом Калєснічєнком, с которого я дер лаха не раз. Но однажды перегнул палку. Это произошло после известного выступления Вадика в ВР, где он сообщил сенсационную вещь: его отец сгорел в танке! Это вызвало смех и издевки, потому что отец сгорел в танке в 1944 году, а сам он родился в 1958. Я решил помочь человеку и выдвинул версию, что его отец, уходя на фронт, оставил свою целительную живицу маме и попросил, чтобы на случай его гибели она ее использовали. Мамочка ту живицу занесла в погреб, прикрыла льдом и забыла. А за одиннадцать лет вспомнила, и вот так родился наш Вадик с примороженими мозгами.

 

Это было напечатано в обновленном «Post-Поступе». Подавать в суд за эту шутку для Вадика было не очень комфортно, потому что это вызвало бы только еще больше глума. То он подал в суд за мои высказывания на нашем совместном эфире в Єгенія Киселева на «Интере». Ему не понравилось, что я вступил с ним в спор относительно того, что украинские книжки никому в СССР не были нужны, а по российским он должен был ездить аж в Молдавию.

 

Первый суд, который состоялся во Львове, он выиграл. А вскоре начался Майдан, адвокат «Post-Поступа» подал на апелляцию, и мы выиграли суд в Калесниченко.

 

Интересно, что судьи, которые судили автомайданівців, были чаще люстровані, а судья, которая удовлетворила нелепый иск Калесниченко, который даже не появлялся на слушаниях, ни.

 

А нелюстована судья чувствует себя БОГОМ.

 

«7 декабря [2015 года] полиция обратила внимание на автомобиль, который был припаркован на зебре. В автомобиле в нетрезвом состоянии за рулем находился глава пустомытовского суда Владимир Мусиевський, на которого и был составлен протокол.

 

Судья Лычаковского районного суда Галина Шеремета не увидела ничего незаконного в действиях своего пустомытовского коллеги. По мнению суда, Мусиевський находился в машине, но нет [!!!] доказательств, что он на ней ездил».

 

Это феноменально. И влечет за собой последствия: не наказан судья-пиворіз в июле 2016 года удовлетворил иск «девушки в красных штанах» и отменил постановление патрульной полиции города Львова». Это та дама, которая «4 апреля перекрыла своим авто трамвайную колею. Патрульные по видео нашли нарушительницу и через месяц ее таки настигла справедливость вместе со штрафом в размере 510 грн. «Но, – как пишется на сайте «Коррупция», – «свидетели касты привилегированных» так просто не сдаются. Девочка обжаловала постановление в суде». И выиграла!

 

Последней каплей здихаючого режима было предупреждение, которое поступило от Кабинета министров. Касалось оно.а. премьера Арбузова. Я написал, что очень люблю смотреть его выступления. Но приходится сдвигать вместе, два телевизора, чтобы он поместился на экране.

 

После этого предпочитаю комплиментов министрам не делать. Не имеют чувства юмора.

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика