Новостная лента

Поэт города: Фрэнк о’хара

29.01.2016

В 1958 году Фрэнк о’хара напишет стихотворение “A True Account of Talking to the Sun at Fire Island”, в котором будет разговаривать с солнцем, вспоминать Маяковского и т.д. Так вот, для нашей истории важно это обозначенное место – Файер Айленд. Параллельно Лонг Айленда тянется от Бэй Шор в Хэмптон Бейз малый архіпелаґ островов, которые два раза прерываются проливами. Улочки Файер Айленде застроено летними домиками, иногда на высоких сваях, потому что остров часто затапливает. Файер Айленд с 1960-тех – место для многих геев Нью-Йорка. Открытый океан, пустынное место. Тогда, в послевоенную пору, американское общество не было таким открытым вопросам ориентации. Видимо, поэтому на этом острове, во время жарких летних нью-йоркских дней, часто со своими друзьями отдыхал Фрэнк о’хара, поэт, с именем которого, как и с именами его друзей Джона Эшбери, Кенета Коча, Джеймса Шайлера, а также Аллена Ґінзберга и Грегори Корсо, свяжут революционные изменения в американской послевоенной поэзии. В компании нью-йоркской школы Фрэнк считался лидером, поэтом который говорит новым поэтическим языком, которая существенно отличалась от «академизма», скажем, Роберта Ловелла.

 

В первые два послевоенные десятилетия менялся мир и его ценности.

 

Для меня визуальной метафорой этих изменений, которые радушно принимало молодое поколение, может быть известная картина Вин Чемберлейн «Поэты одетые и голые» (1963), на которой изображен Joe Brainard, Frank o’hara, Joe LeSueur и Frank Lima. На самом деле, это две картины – первая, на которой четверка в брюках и белых рубашках с галстуками, а вторая – на которой обнаженная. Похоже, что античный принцип поклонения совершенству человеческого тела переходит в прямое высказывание – мы такие какие есть, наша поэзия обнаженная и простая, для нас не существует табу, мы живем в мире фальшивых ценностей. Ну, что-то в этом роде.

 

22 июня 1966 года Фрэнк о’хара с J. J. Mitchell возвращались на такси к Файер Айленде. Неожиданно в таксівці выстрелило левое колесо. Водитель высадил своих пассажиров, правда, по рации он вызвал для них другое такси, тем временем пытаясь в темноте заменить попсоване колесо. Вместе с Митчелом Фрэнк вышел из бара. На такси ждало много молодых людей, но ехать в сторону Fire Island Pine, откуда паром соединяет Лонг Айленд с Файер Айленд, было только несколько желающих. О’хара вместе с приятелем в тот вечер пили популярный алкогольный напиток «Голубой кит». О том, что у Фрэнка проблемы с алкоголем было известно всем его друзьям. Эта зависимость передалась ему, о чем свидетельствуют биографы, от матери Katherine Broderick o’hara.

 

Именно в это время, молодой парень Kenneth Ruzicka со своей подружкой Bette Smith, старым чотирьохциліндровим джипом 1944 года выпуска, ехал пляжем параллельно дороге, на которой водитель такси менял колесо. Фары и габаритные огни такси светились. Также мелькали огни домиков. Пассажиры такси терпеливо ждали. По словам Митчела, Фрэнк почему-то в этот момент решил пойти в сторону пляжа. Все-таки было темно, потому что за мгновение фигуру О’Гари поглотила соленая летняя темнота. Фрэнк не успел отойти слишком далеко от такси. Но это не имело уже никакого значения, поскольку с другой тьмы петляет пляжем джип. Позже водитель джипа скажет, что его ослепили фары такси. Удар пришелся на правое крыло. И Фрэнку О’Гарі переломана ноги и ребра. Случится это примерно в 2:40 утра. Сначала прибудет врач, кто-то из отдыхающих, а полицейский прибудет в 3:05 утра. Врача и полицию вызовут по рации, который был в такси.

 

Фрэнк лежал на песке, он был еще в сознании.

 

Искалеченного поэта привезут к Baywiew General Hospital.

 

На следующий день брат вылетит из Чикаго, а сестра с мужем прервут свои каникулы в Нью-Гемпшире. Друзья – Лэрри Риверс, супруги Где Кунінґів и другие, потому что случай с О’Гарою станет трагической сенсацией – разными путями добираться до госпиталя.

 

Анестезиолог с заметным французским акцентом спросила двух посетителей Фрэнка, J. J. Mitchell и Joe LeSueur: «Кто он такой?». Ее, очевидно, удивило такое количество візиторів, госпиталь мал, всего 35 коек. Она также скажет: «У него увеличена печень. Он много пил».

 

 

В начале 1966 года Билл Берксон спросил у Фрэнка О’Гари, почему тот так мало написал за последнее время. На что Фрэнк ответил: «У меня нет больше идей». Странно, потому 1965 года о’хара посетил Европу – Париж, Рим и Амстердам, организовывал выставки. Внешних царапин для писания было более чем достаточно. А может Нью-Йорк и его ежедневная жизнь уже не давали больше импульсов?

 

И какие же идеи у него иссякли?

 

На основании догадок, даже среди друзей будет возникать подозрение, что случай у Фаер Айленда – была Френковою попыткой самоубийства.

 

 

Безусловно, что о’гарівський стихотворение «A True Account of Talking to the Sun at Fire Island» создан хрестоматийном віршеві Маяковского «Необычное приключение, случившееся с поэтом Владимиром Маяковским летом на даче».

 

У Маяковского – поэтическая энергия захлебывается солнечным светом, в О’Гари – просветленный грусть и предчувствие. И точно указанное место – Файер Айленд:

 

«Солнце, не уходи!» Я еще не

выспался. «Нет, я должен идти, они зовут

меня «.

«Кто они?»

Солнце, поднявшись, ответил: «Какого

дня ты узнаешь. Они позовут тебя

также».

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика