Новостная лента

Поименно

24.12.2015

 

Свободного времени было вдоволь, и я, скинув вещи в гостиничном номере, решил прогуляться по пока не известной окраиной. До сих пор в Эссене я выступал дважды, но никогда не оставался в нем даже на одну ночь. В этот же раз я остановился на целых пять ночей, то есть как по моим странствующими меркам довольно надолго. Как бы прожить с пользой этот небольшой кусок жизни? Для начала следовало сориентироваться на местности.

 

Отель расположен на улице Гедвіґи (Hedwigtrasse). Почему именно это женское имя и кто такая была и Гедвіґа, я узнавать не стал. Видимо, какая-то королева или принцесса из германского средневековья. Нам не дано знать их всех.

 

Прогулка окружающим районом (название его Рюттеншайд) вскоре показала, что случай с Гедвіґою в этом месте не такой уж случайный. Перпендикулярно к Гедвіжиної улицы тянулась улица Доротеи (Dorotheenstrasse), с которой можно было повернуть на Julienstrasse (улицу Юлии), которая в свою очередь пересекает улицу Изабеллы (Isabellastrasse). Мне показалось симпатичным, что местная община именно в такой способ решила называть улицы именами, к тому женскими. К такому выводу я окончательно пришел, набрівши на очередные Annastrasse, Renatastrasse i Brigittastrasse.

 

С выводом об исключительно женские имена я, однако, немного поторопился. Вскоре передо мной замелькали улицы Альфреда и Мартина. Несколько севернее тянулись улице Бертольда и – Боже смилуйся! – Адольфа. Впрочем женские и далее преобладали: Franziskastrasse, Emmastrasse, Kunigundastrasse, Veronikastrasse, Sophienstrasse и даже Theklastrasse… Я невольно представил себе какую-то местную даму, которая называлась бы, например, Корнелией и, приглашая к себе в гости на Corneliastrasse, неизбежно бы добавляла вечно тот же шутка «Я живу на улице имени моего».

 

Вот так и решаются сложные вопросы гражданского понимания, обобщал я мысленно. Ни тебе прославленного фамилии, ни одного неоднозначного героя, история с ее неразрешимыми противоречиями отдыхает и не вмешивается в дела настоящего. Зато – просто имена простых людей. Чествование сотен тысяч и миллионов анн, доротей, вероник, мартинов (а также, Боже упаси, адольфів) этого мира.

 

Однако здесь я понял, что опять поторопился. Это случилось в миг, когда с улицы Клары (Klarastrasse) я повернул в улицу Розы (Rosastrasse). Быть так близко друг от друга могли только очень конкретные Клара с Розой – Цеткин и Люксембург. В промышленно-индустриальном, а следовательно, рабоче-левом Эссене это в конце концов было вполне ожидаемо.

 

Новое наблюдение заставило меня более критично пересмотреть все предыдущие названия. Мало которых корнелий, францисок и куніґунд они могли здесь понапихувати!

 

А затем я подумал о наши города. Вот если бы стрястись такой беде, чтобы и в них начали применять аналогичную найменувальну практику! Бульвары Тарасов (Тарасовский) и Лесин, площади Богдана и Даниила улицы Ивана, Андрея, Михаила, Симона. А также Ольги, Александры, Елены, Ларисы. Само собой – Веры, Надежды, Любви. Обычные человеческие имена. Перейменуєш в столице проспект с Московского на проспект Степана – и ноль возмущения, никто не обижается, и даже известного поэта не корчит в страшных душевных муках, то в честь Бандеры. Потому, может, и в честь какого-то другого Степана. Скажем, Разина.

 

Не все бы, конечно, обходилось гладко. У меня, например, неизбежную подозрение вызвали бы улицы Феликса, Иосифа, Лаврентия или того же Адольфа (как и упомянутых Клары и Розы, особенно если расположены рядом). Неоднозначным был бы и наше сегодняшнее отношение к всех возможных проспектов, бульваров и улиц Владимира (Владимирская в Киеве в счет не идет). Да и за Вячеславом может угадываться не только Чорновил, но и какой-нибудь Молотов. И все же как дисциплинированному члену общины мне приходилось бы смириться с подобного рода неоднозначностями. Потому что в этом деле главное не называть фамилий. Псссст.

 

Мои эссенские размышления неожиданно дополнились несколько дней назад. Из Одессы сообщили, что из-за переименования улиц случилась потасовка под зданием Приморской райадминистрации. Дошло до слезоточивого газа, примененного т. зв. стражами порядка. Последние якобы распыляли его не куда-нибудь, а в сторону именно проукраинских активистов. В привычный для себя сторону, добавлю, распыляли газ одесские правоохранители. Впрочем на этот раз, кажется, никто особенно не пострадал.

 

Насколько мне известно, улица Шухевича (Романа) в Одессе существовала еще с 1990-х и была, если не ошибаюсь, одним из результатов тогдашнего альянса Чорновила с Гурвицем. Трудно забыть, как одного из тех лет мы ее искали и местная еврейская бабушка решительно ответила: «Шухевич? Да, был такой в Одессе!» – и указала правильный путь. Бабушка сделала это так убедительно, будто и улица название Шухевича носила в Одессе вечно.

 

Почему ее до сих пор необходимо отстаивать с боями, глотая слезоточивый газ, мне непонятно.

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика