Новостная лента

Полезные идиоты контрреволюции

25.03.2016

 

Действительно нет понимания, в чем заключается принципиальная разница между е-декларированием чиновников/политиков и представителей НПО, уже не вспоминая об участниках протестных акций? Или это просто журналистский прием — закинуть провокационный вопрос, чтобы получить содержательный ответ?

 

Ок, в любом случае стоит, думаю, ответить — потому что, глянь, кому-то и вправду не понятно…

 

Есть два тесно связанных аспекта этой проблемы.

 

Государство — это монополист в области насилия. Это означает, что она может никому ничего не предлагать, а просто отбирать собственность подданных, как ему заблагорассудится — чем она, собственно, и занималась большую часть своей истории, и до сих пор занимается в большей части мира («естественное государство» за Нортом и Вейнґастом). Конечно, как показал еще Мансур Олсон, «стационарный бандит» заинтересован (из чисто эгоистических соображений) создавать еще и некоторые общественные блага. Но его первоначальная цель — все-таки, грабеж, рэкет.

 

Поэтому государство — что генеза свою ведет по прямой линии от картеля первобытных рэкетиров или от завоевателей — «в нулевом приближении» («по умолчанию») враждебная людям, и только некоторые отклонения от этого правила делают ее чем-то полезным и даже необходимым. Ну, хотя бы для защиты от других, еще более хищнических государств. Аджемоґлу и Робинсон назвали это «экстрактивными институтами» — как вы думаете, почему?

 

Такое государство и его представители очень хотят — о, конечно — как можно плотнее контролировать граждан, особо активных, способных на протест: для того чтобы их удобнее было грабить и держать в повиновении. В частности, она хочет видеть их доходы, оценивать их «косвенными методами», иметь возможность выставлять напоказ — на растерзание завистникам и т. д. Все это укрепляет экстрактивные институты.

 

При этом все причастные к государства — политики, чиновники, сотрудники силовых структур и контролирующих органов — непосредственно или опосредованно причастны и к государственному насилию, а потому могут обогащаться — и обогащаются за счет других, оставаясь неуязвимыми для них. В этом их принципиальное отличие от этих других, в том числе членов НГО, «ґрантоїдів», бизнесменов и даже криминальных бандитов, которых государство все же должно преследовать.

 

Суть любой революции (в отличие от простого бунта или переворота) в том, что она ставит государство под контроль граждан. Формально институты остаются очень похожими, но подотчетность гражданам меняет их сущность, и превращает, образно говоря, «власть имущих» у «слуг народа». Тоже, конечно, не полностью: цель такого государства «по умолчанию» — именно предоставление общественных благ, но дальше идут «поправки» уже в другую сторону: поскольку насилие никуда не делось, каждый на своем месте вполне может им злоупотреблять, непосредственно или косвенно. И только неослабный контроль граждан не дает современному демократическому государству скатиться к «натуральной».

 

Поэтому, все, что помогает гражданам лучше контролировать государство и его представителей, работает на благо; а все, что помогает государству контролировать граждан — потенциально против. Да, действительно, в странах со зрелой демократией, где государство достаточно крепко поставили под контроль, и она может, в первом приближении, считаться защитником и выразителем общественных интересов, можно допустить несколько больше контроля за гражданами. Хотя это тоже очень и очень дискуссионно, и подлежит постоянному мониторингу. Но в ситуации Украины, где революция только развивается, и к подконтрольной гражданам государства еще очень и очень далеко — никакое усиление контроля государства за гражданами, в том числе за раскрытие персональных данных, вполне, совершенно недопустимо. Это орудие контрреволюции.

 

Второй аспект проблемы заключается в том, что прозрачность и законность никогда не устанавливаются одновременно во всем обществе, и, тем более, никогда не развиваются «снизу вверх». Сначала жить по новому закону должна элита, а потом этот пример распространяется вниз — поэтому очень правильно подмечен Виталием Портниковым факт, что «народ хочет, чтобы элита жила по закону, а он сам при этом — «по понятиям»» — это вполне естественный, необходимый, закономерный и прогрессивный этап развития. И что важно: прежде, чем законность распространяется «вниз», суть законов должно меняться — с «экстрактивных» на такие, по которым большинство готово жить и считать их полезными.

 

Стравливая возмущенных бедных, ограбленных (преимущественно, конечно, еще Гопником — но, к сожалению, не только) людей на средний класс, коррумпированные «верхи» убивают одним выстрелом двух зайцев: отводят гнев от себя, и ослабляют тех, кто несет для них наибольшую угрозу. К сожалению, эта самоубийственная для нынешнего правительства и президента тактика четко прослеживается в многих других делах — о чем я уже не один раз писал.

 

Таким образом, отчитываться перед обществом должны те, и только те, кто или живет на деньги налогоплательщиков, или может, по своей должности, злоупотреблять государственным насилием, то есть, доверием, которым их наделило общество. И на этом все. Никакие частные структуры (ни НГО, ни бизнес – никто!) никому ничего не должны, кроме своих соучредителей или доноров. Если они хотят что-то публиковать – это их право, но ни в коем случае не обязанность.

 

А любые попытки перевести внимание от «верхов» на «низы» или средний класс — это #зрада. Применительно к данному вопросу эту технологию очень хорошо описал Евгений Быстрицкий, и, например, попытки представить упрощенную систему налогообложения главным злом — тоже из той же серии. И точно так же великие игроки, оставаясь в тени (ну, на самом деле, не проявлять им свои истинные намерения публично?) выдвигают заранее в качестве «полезных идиотов» вероятно вполне искренних и благонамеренных людей, благодушно верят в добромисну же государство, которое существует для общего блага, и искренне негодующих по поводу «подрывных элементов», спонсируемых непонятно кем. Самоотверженные, но недостаточно зрелые, недостаточно осведомлены или недостаточно критически мыслящие идеалисты, всегда были и будут орудием реакционеров — от коррумпированной украинской верхушки к ІДІЛ.

 

Впрочем, ничего удивительного: так же, как в сфере налоговой политики «наезды» на упрощенке всегда активизируются, когда возникает угроза настоящим, большим, «схемам», этот «наезд» на антикоррупционеров означает, что большая рыба почувствовала реальную опасность. И это радует.

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика