Новостная лента

Политическое эхо информационного взрыва

03.01.2016

Почему все больше людей отстает от человечества?

 

 

Есть ли какая-то связь между ростом исламского фундаментализма, поворотом России к средневековью, британским Brexit и нынешним успехом трампізму в США? Мне кажется, что все это — разного плана реакции на ускоренное интеллектуально-технологический прогресс общества и недоброжелательно в ответ объединение тех, кто чувствует себя відіпхнутим информационной эпохой. Образуется новый арьергард — людей, которые отстают от человечества, откинуты на его периферию. Линия разделения проходит не столько между богатыми и бедными, сколько между «умными» и «глупыми», теми, кто вписывается в современную цивилизацию — и теми, кто по разным причинам не может или не хочет в нее интегрироваться. Воинственный арьергард — это и исламский фундаментализм, и северокорейский «чучхеїзм» и российское «евразийство», и европейские националисты, и трампісти-изоляционисты в США.

 

Основной закон истории доставал различную трактовку в Мальтуса и Вико, Гегеля и Маркса, Шпенглера и П. Сорокина: как рост народонаселения или самопознания абсолютного разума, как усиление классовой борьбы или расцвет и упадок цивилизаций… Мне хотелось бы предложить свою интерпретацию. Основной закон истории — отставание человека от человечества. На протяжении веков возрастают диспропорции между развитием человеческой индивидуальности, ограниченной биологическим возрастом, а социально-технологическим развитием человечества, для которого пока не видно временной границы. Увеличение возраста человечества не сопровождается столь же значительным увеличением индивидуальной продолжительности жизни. С каждым поколением на личность наваливается все более тяжелый груз знаний и впечатлений, которые были накоплены предыдущими веками и которые она не в состоянии усвоить. Развитие человечества — информационное, технологическое-непрерывно ускоряется за экспонентой. Та сумма знаний и то количество «новостей», которая накапливалась в течение всего 16-го или 17-го веков, теперь поставляется за одну неделю, то есть темп производства информации возрастает в тысячи раз, причем информация, накопленная за все предыдущие времена, также непрерывно суммируется и обновляется. Так, ежедневное издание газеты «Нью-Йорк Таймс» содержит больше информации, чем рядовой англичанин 17-го века усваивал за всю свою жизнь. Получается, что человек начала 3-го тысячелетия вынужден за свою жизнь воспринять в десятки тысяч раз больше информации, чем его предок каких-то 300-400 лет назад.

 

Приведу несколько статистических данных о информационный взрыв, основной жертвой которого стали последние поколения рубеже 20 — 21 вв.

 

Крупнейшие библиотеки мира удваивают свои запасы каждые четырнадцать лет, то есть за каждый век растут в 140 раз. В начале 13-го века библиотека Сорбонны в Париже считалась крупнейшей в Европе: она содержала 1338 книг. За последние 30 лет было випродукувано больше новой информации, чем за предыдущие пять тысяч лет. [1] Согласно приведенным в Британской энциклопедии расчетам количество изданных в Европе в 16-ом столетии книг удваивалось каждые семь лет. [2] С такой же скоростью, удваиваясь за семилетний промежуток — растет глобальный объем научно-технической литературы в 20-м веке. По другим подсчетам, приведенным в книге Peter Large, объем продуцируемого в печатной форме знания удваивается каждые восемь лет. [3] А средняя продолжительность жизни за 400 лет увеличилась — не геометрически, а только арифметически — не более как вдвое. [4]

 

 

 

Если во второй половине 20-го века объем знаний удваивался каждые 5-10 лет, то к 2020 г. этот интервал уменьшится до 2,5 месяцев.

 

Мальтус, как известно, считал, что материальное производство человечества отстает от его материальных потребностей. Но еще более отстает информационное потребление индивида от информационного производства человечества. Это кризис не перенаселенности, а недопонимание, кризис родовой идентичности. Человечество может себя прокормить — но может оно себя понять, охватить разумом индивида то, что создано разумом вида? Хватит ли человеку биологически отмеренного срока жизни, чтобы стать человеком?

 

Вследствие информационного взрыва индивид перестает быть представителем человечества — и становится профессиональной особью, представляя узкий класс «специалистов», а также этническому, половому, расовому, классовому особью, представляя маліючі подклассы, отряды, семейства рода человеческого. Пожалуй, одним из первых об опасности культурного взрыва и дезінтеґрації человечества предупреждал немецкий философ Вільґельм Віндельбанд: «Культура слишком разрослась, чтобы индивид мог обозреть ее. В этой невозможности заложено большую социальную опасность. … Осознание единого связи, который должен царить в целом культурной жизни, постепенно теряется, и обществу угрожает опасность распасться на группы и атомы, связанные уже не духовным пониманием, а внешней потребностью и необходимостью. …Будучи неспособной проникнуть в глубину, особенность и содержание образованности других сфер, современный человек удовлетворяется поверхностным дилетантизмом, снимая со всего пену и не трогая содержания». [5]

 

Симптомы опасности, описанные Віндельбандом 120 лет назад, очень похожи на современные, и это, казалось бы, позволяет их легко игнорировать. 120 лет прошло — и ничего страшного не произошло. Как это не произошло? А разве мировые войны и революции 20-го века — не следствие того распада человечества, что о нем предупреждал Віндельбанд? Причем угроза появилась из той страны, которая шла в авангарде культурного развития человечества — и по странному совпадению стала виновницей двух мировых войн. Как отмечают Макс Горкгаймер и Теодор Адорно по поводу с нацифікації Германии, «прогресс в направлении установления нового порядка широкой мере поддерживался теми, чье сознание не поспевало за прогрессом, банкротами, сектантами, дураками». [6] Это как раз то, о чем предупреждал Віндельбанд за семьдесят лет до того, как «диалектика просвещения» вернулась в Германию своей обратной, темной стороной: «Наша культура стала настолько разветвленной, столь разнообразной, столь противоречивой, что индивид уже не в состоянии полностью ее охватить». [7] И тогда наступает пора насильственного упрощения культуры по линии нацифікації или классового подхода. Там, где рвется связь человека и человечества, наступает конец гуманизма. И можно только гадать, к каким социальным взрывам и потрясениям 21-го века может привести тот информационный взрыв, участниками которого мы являемся в конце 20-го.

 

Умникам конца 20-го века, вооруженным компьютером и интернетом, легко сойтись в презрении к «дураков», искалеченных информационного века, оставшихся на обочине скоростных магистралей знания. Но не забудем, что «в числе данных эпохой Гитлера научок есть и научка о глупости умничанья. … Во всем осведомленные умники всегда и везде облегчали дело варварам…» [8] Подобную научку дала нам и эпоха Ленина-Сталина. Как нам бы в 21-м веке не напороться на такого же дурака, как либеральные, богатые, образованные в 20-м веке напоролись на пролетария. Марксовы теории абсолютного обнищания пролетариата не подтвердилась, но даже относительного и временного обнищания хватило на все революции и ужасы 20-го века. Поскольку до начала 21-го века основные формы богатства и накопления переходят в область информации, можно ожидать социальных взрывов от тех, что оказались обделены информационным капиталом и не вписались в информационное общество.

 

Среди «дураков», между прочим, встречаются прекрасно умные и хитрые, так сказать, гении и вожди армии дураков, профессиональные идиоты прогресса, которые найдут управу на любых умников. Ленин, Сталин, Гитлер, Мао Цзэдун… По словам Горкгаймера и Адорно, «те, кто пришли к власти в Германии, были умнее либералов и глупее них.» [9] В голову «умных дураков» не влезают сложности идеализма, символизма, аванґарду, психоанализа, богошукацтва и других очень сложных вещей, зато им хватает ума поставить всех умников к стенке, да еще и вдохновить страчуваним поэтам и профессорам идейное благоговение к себе. Собственно, большевизм и фашизм — это восстание викидьків прогресса против его компликации и проблем, — и какое же победоносное восстание!

 

Фундаменталистские движения конца 20 – начала 21 века. — новое восстание ар’єрґарду против информационно-технологического аванґарду человечества. И, конечно, у всякого ар’єрґарду найдется свой аванґард. Среди лидеров ар’єрґарду — Хомейни, Путин, Трамп, организаторы Брекзіту… Они страдают политической агорафобией, их объединяет страх перед открытым пространством человечества, от которого они хотят отделиться в своих геополитических, религиозных, национальных и других нишах. Диагноз этой болезни: фронемофобія — страх мысли и сопутствующая ей елетерофобія — страх свободы.

 

Все это предусмотрено в Достоевского в образе джентльмена с насмішкуватою и ретроградной физиономией, который однажды станет руки в боки и предложит человечеству пожить «по своей глупой воле», а всякие хрустальные дворцы и мозговые химеры компьютерного царства пустить под откос («Записки из подполья»). Раньше легко было принять воплощением этого пророчества Ленина (портретное сходство с джентльменом: и физиономия насмішкувата и неблагородное, и руки в боки), но теперь намечается и более дальняя перспектива. Ведь Ленин, хотя бы в своих намерениях, был еще и сам строителем хрустальных дворцов, пусть и очень примитивной конструкции, а тот, кто придет, уже просто станет посланником «глупой воли», то есть государством заохочуваного бандитизма и религиозного терроризма, новой войны варваров против цивилизации. Трудно предположить, в какие формы это может вылиться — но революции 20-го века могут показаться баловством уличных сорванцов в сравнении с информационными бунтами 21-го века. Это может быть и изящная вірусоманія, и хитрое перестроение сетей — не обязательно луддизм с топором против компьютера.

 

Общий вывод такой, что любая диспропорция в развитии человечества рано или поздно находит насильственный и катастрофический выход, вслед за чем начинается пора отрезвления и мирного урегулирования социальных, демографических, а в будущем информационных кризисов. Да, и красная, и коричневая чума в конце концов исчезли с лица земли, но успев забрать миллионы жизней! И мальтузианская проблема постепенно решается, но тоже не бескровно — миллионы голодающих и уже умерших от голода. Поэтому и к следующей, все более очевидной диспропорции надо отнестись как можно серьезнее и предвидеть ее последствия заблаговременно. Если в 19-м веке такими отвергнутыми от материального прогресса и изобилия представали пролетарии, то как мы назовем эту растущую группу людей в 21-м веке? Людьми «глупой воли»? Калеками информационного взрыва? Варварами компьютерного века?

 

Сложность в том, что информационные богатства труднее распределить, чем материальные, хотя, на первый взгляд, очевидно обратное. Чтобы разделить кусок хлеба между пятью едоками, надо разрезать его на пять частей, что создает предпосылку недоедания. А чтобы распределить одну идею между пятью головами, не надо ее делить, напротив, она в пять раз приумножится, усвоена каждым разумом по-своему. Информационный капитал легко множится и искореняет категорию редкости, зато приносит новую, еще неизвестную нам трагедию — неспоживаного избытке. Ум, который не может встроиться в информационный процесс, — это уже в зародыше злой, разрушительный разум. Непонимание — страшнее недоедания, потому что голодному можно дать хлеба, а бестолковому нельзя дать информации или донести до него комплекс изящных идей — он это не сможет потребить.

 

Информационная насыщаемость сознания становится фактором важнее материальную собственность, разделение на богатых и бедных. Бедные 21-го века — это прежде всего бедные умом, невежды или недотямущі, неспособные вобрать в себя то, что является общепризнанным капиталом человечества: знания, идеи, информацию. В силу ограниченного срока жизни и нарастающего отставания от человечества, все больше людей будут попадать в разряд бедных. Многие отрасли не только физического, но и рутино-умственного труда быстро отходят в прошлое: шахтеры, грузчики, почтальоны, вахтеры, продавцы и кассиры, бухгалтеры, тураґенти, так называемые «синие воротнички» — а в перспективе и шоферы, фермеры… Чем займутся эти люди, выброшенные из привычных трудовых ячеек? Каким образом отомстят «глупые мира сего» за растущий с интеллектуальным аванґардом разрыв? Масса людей все больше глупіє относительно накопленного разума человечества. А со временем и все человечество рискует оказаться в состоянии ар’єрґарду в сравнении с искусственным интеллектом электронных сетей и квантовых систем, способных к самоуправлению. Все человечество может «потерять работу» в цивилизации будущего. Так что информационный взрыв приобретает не только политического, но и апокалиптического измерения.

 

 

Примечание:

Этот пост воспроизводит с большими сокращениями и с небольшими дополнениями статью, опубликованную в 1998 г. в «Русском журнале». Тенденции, там обозначены, за последние два десятилетия предельно обострились и раскалывают как человечество в целом, так и отдельные общества, угрожая мировой и гражданскими войнами.

 

____________

1. Статья «Переработка информации и информационные системы» из Британской энциклопедии.

2. Статья «Книгоиздание» из Британской энциклопедии.

3. Peter Large. The Micro Revolution Revisited. (1984)

4. Средняя продолжительность человеческой жизни в начале нашей эры была 20-25 лет, в конце 18-го века — 35-40 (в Западной Европе и Северной Америке). См. статью «Биологический рост и развитие» в Британской энциклопедии

5. Вильгельм Віндельбанд. «Фридрих Гельдерлин и его судьба» (1878).

6. Макс Горкгаймер и Теодор Адорно. «Против всезнайства»

7. Віндельбанд, цит. тв.

8. Макс Горкгаймер и Теодор Адорно, цит. тв.

8. Макс Горкгаймер и Теодор Адорно, цит. тв.

 

Михаил Эпштейн
Политическое эхо информационного взрыва. Почему все больше людей отстает от человечества?
Ɔноб, 7.11.16
Отреферировал А.Д.

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика