Новостная лента

Польские майские праздники и немецкий вывоз мусора

05.05.2016

 

Станиславов (теперь Ивано-Франковск) в начале мая 110 лет назад – глазами газеты Kurjer Stanisławowski.

 

 

 

 

Продолжение сериала. Предыдущая серия – “Боролись с торговлей девушками и с азартными играми“.

 

 

Первомайская демонстрация 1907 года в Станиславе (ныне – Ивано-Франковск) была событием, от которого ждали разных неприятных неожиданностей: нарушений общественного порядка, рабочих забастовок и даже массовых беспорядков. Местные социалисты объявили этот день выходным, и большинство рабочих действительно в среду, 1 мая, прекратили свою работу. Чтобы предотвратить непредсказуемым эксцессы во время «праздничных» мероприятий, патрулировать улицы города вышли войска, жандармы и полиция.

 

«В целом городе проходил обычное движение, только выставлены наготове войска, а также жандармы и поліцянти, которые сновали возле ратуши, напоминали, что социалисты засчитали этот день в «праздничных». Не работали в тот день на общественных строениях, в типографиях, но большая часть рабочих в малых фирмах и тех, которые трудно контролировать, работу не прекращали», – сообщал в числе по 5 мая 1907 года Kurjer Stanisławowski.

 

Как сообщал станиславовский журнал, свою солидарность с трудящимися всего мира 1 мая обнаружили также работники львовских издательств. Поэтому в городе ощущалась нехватка свежей прессы со Львова, зато краковских газет не хватало.

 

Рабочие, которые, на предложение социалистов, в тот день на работу не пошли, в 10 утра собрались зато в большом зале в доме Реґенштрайфа (теперь – новостройка на месте руины на улице Сечевых Стрельцов, 18), в которой тогда было помещение «второстепенной» (то есть, демократической за ценами и обслуживанием) кофейни «Габсбург». На социалистических посиделках выступили ораторы Кобак, Коханский и доктор Максимилиан Зайнфельд (последний был известным станиславівським адвокатом и баллотировался в австрийский парламент, выборы в который были назначены того года), речь на украинском языке произнес какой-то Косевич.

 

После обеда состоялась массовая маевка под открытым небом возле колеи (большинство социалистов в Станиславове в то время работали на железной дороге – авт.), на которой выступили те же ораторы.

 

«После собрания участники митинга, которых сопровождал многотысячная толпа зевак, отправились походом до города», — сообщал Kurjer Stanisławowski, отметив, что конечным пунктом маршрута был памятник Мицкевичу в центре города. У памятника вновь выступил Станислав Коханский – известный социалист, которому недавно пришлось защищаться на суде от обвинений в подстрекательстве к общественной неповиновения на одном из народных глаз.

 

Тем временем польская община Станиславова готовилась шумно отметить очередную годовщину провозглашения Конституции 3 мая (этот день до сих пор является государственным праздником Польши). Несмотря на то, что в воскресенье, 5 мая, приходился в том году Пасха у греко-католиков, праздновать свой День Конституции поляки собрались аж через неделю, 12 мая (чтобы не делать накладки). С торжественных мероприятий была утренняя побудка с участием народной капеллы Общества Святого Йозефа и «Гармонии колейной», а уже в 9 утра участники действа планировали собраться на Валах (теперь – улица Валовая), откуда отправиться шествием по улицам Третьего Мая, Сапєжинській, Карпинского и через площадь Франца Иосифа к колегіати. Кстати, богослужения по случаю праздника должны состояться не только в римо-католическом храме, но и в местной постепенной (реформаторской) синагоге.

 

Массовые мероприятия должны продлиться многолюдным собранием на площади Мицкевича, возле здания польского «Сокола», где планировали торжественное построение членов этого спортивно-патриотического общества в новых, специально сшитых для такой оказии мундирах, а вечером – святочной академией в театре. Вход в театральную залу был платным: цена билетов в тогдашних VIP-ложах составляла аж 8 крон, самые дешевые места в партере продавали по 40 сотиків, а для студентов – по 20. На «галерку» впускали только на сидячие места и брали по 50 сотиків за вход.

 

Но праздничное настроение в городе должен был появиться еще раньше. Во вторник, 7 мая (кстати, эта дата теперь отмечается как День города – по случаю предоставления Станиславову в этот день в 1662 году Магдебургского права), в сквере Франца Иосифа напротив пассажа Гартенберґів весенний сезон публичных выступлений открывал оркестр «Гармония колийова». Часовой концерт должен был состояться при условии хорошей погоды. В репертуаре музыкантов, кроме популярных в то время мелодий вроде увертюры «Два сердца» Кароля Липинского или вальса из оперетки «Веселая вдова» Франца Легара, был также создан капельмейстером «Гармонии» господином Хибером «Марш Ствертні», написанный, очевидно, в честь действующего посла в парламент, который баллотировался и на выборах 1907 года – Павла Ствертні, железнодорожного инженера и представителя польских народових демократов (эндеков).

 

Кстати, до парламентских выборов оставалось все меньше времени, и кандидаты пытались активно напоминать о себе своему электорату. Польский кандидат Адольф Ценьський побывал в Галиче и Езуполи, где обещал избирателям отстаивать дело регуляции русла Днестра, заботиться о развитии польского образования и содержание здешних фортификаций.

 

Тем временем станиславівські сионисты выдвинули своим кандидатом Маркуса Брауде. А представители других еврейских организаций обратились к бурмистра Артура Німгіна с просьбой зарегистрировать своим кандидатом на выборах местного торговца Эдмунда Рауха, которого называли «польским евреем. Этот 44-летний мужчина был владельцем компании «Эдмунд Раух & Генрик Раух» и занимался торговлей сырыми шкурами, а также владел пропінацією (правом на производство и продажу водки) и паровым мельницей, выступая как партнер мукомольной компании «Озіяш Блюменфельд & Co».

 

А вне общественно-политическими делами станиславці занимались хозяйством и налаживанием бытовых удобств. Более ста лет назад, как и теперь, актуальной была проблема вывоза мусора и переработки отходов.

 

Как о примере для подражания местная газета рассказывала о нововведении, которое основали в городе Шарлоттенбурге (ныне один из пригородов Берлина). С апреля 1907 года община немецкого города решила проводить раздельный сбор мусора и сжигать отходы в специальных печах, которые «подогревая воду в котлах, создавали бы пару для производства электроэнергии, которая нужна для освещения улиц и жилищ, движения трамваев и тому подобное».

 

«Но это еще не конец! Шлак, который остался после сжигания мусора, измельчают в специальной мельнице, после чего, смешанный с известью, он используется как раствор для строительства, а смешанный с цементом и водой и спрессованный в гидравлическом прессе, превращается в плоские плиты, которые используют для мощения улиц», — сообщал Kurjer Stanisławowski.

 

Но зарабатывать деньги на мусоре в Станиславове, как, впрочем, везде в Галичине, ни тогда, ни теперь так и не научились. Зато терять средства, будто мусор, всегда удавалось гораздо лучше. Скажем, местный Ссудный банк за проворовавшегося бухгалтера обеднел аж на 24 тысячи крон, а следствием этого преступления стала смена состава директоров банка.

 

«Директора Заемного банка Станислав Бурнатович и Вильгельм Лінгардт попросили об отставке со своих должностей, Наблюдательный совет банка просьбу удовлетворила. Для выбора новой дирекции в первые дни после Зеленых праздников состоится общее собрание членов банка», — проинформировал Kurjer Stanisławowski.

 

Насколько большой была потеря банка от бухгалтерского воровства, можно понять из того, что содержание стратегических дорог в Станиславівському округе в 1907 году в бюджете было предусмотрено менее, чем половину украденной суммы – 10 584 короны 90 сотиків. Кстати, чтобы определить подрядчика, который будет осваивать эти средства, как сообщала газета, в Станиславівському старостве был объявлен конкурс (такой себе тогдашний тендер) на 10 мая.

 

Видимо, средств на содержание дорог, улиц и площадей в галицких городах всегда не хватало. По крайней мере, об этом свидетельствует случай, который произошел в те дни в Галиче, где на рыночной площади запалася часть брусчатки. Kurjer Stanisławowski высказал сенсационное предположение, что провал возник в месте, где был подземный ход, который вел от Старостинского замка на горе к пристани на берегу Днестра. «Этот проход размыла вода и в том месте запався брук на Рыночной площади», — сообщала газета, отметив, что в результате на рынке образовался провал на площади двух квадратных метров и глубиной до одного метра.

 

В Станиславове дороги не проваливались, но была другая градостроительная незадача – почти вдвое упали объемы строительства новых домов по сравнению с предыдущим годом. Причиной этого называли дороговизну материалов и самих строительных работ. Как сообщал Kurjer Stanisławowski, в том году строили только 7 двухэтажных каменных домов, а также 6 партерных (одноэтажных) домов. Газета приводит полный перечень новостроек, среди которых дом Михаила Олєшка при улице Каминского (теперь – улица Франко), Чтобы Гольдшлака при улице Батория (теперь – улица Короля Даниила), Давида Бахера при улице Романовского (теперь – улица Гаркуши), две постройки Кароля Гаусвальда на углу Романовского и Каминского и два здания Кароля Драчинського на улице Каминского.

 

Судя по тогдашней статистики, в Станиславове ощущалась потребность в новом жилье. На то время город (без пригородных сел Княгининів, которые вошли в состав города только в 1925 году), как информировала газета, входило в пятерку крупнейших городов Галичины, насчитывая по состоянию на 1 апреля 1907 года 34 744 жители (во Львове в то же время проживало 179 506 человек, в Кракове – 103 836, в Перемышле – 52 642, в Коломые – 36 121).

 

 

Дальше будет…

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика