Новостная лента

Польский демарш имени Туска

14.03.2016

Прошлонедельный саммит Европейской Унии войдет в аналы своим уникальным завершением: без совместного заявления и без общей фотографии. Демарш совершила Варшава, которая почувствовала себя глубоко оскорбленной тем, что остальные стран-членов проіґнорували ее мнение в вопросе избрания нового президента Совета ЕС. Конечно, эта ситуация дала лишние козыри польским евроскептикам. Существуют опасения, не возникнет ли в ближайшее время тема Polexit’у.

 

 

Что так возмутило поляков на двухдневном саммите ЕС в Брюсселе, который завершился в пятницу, 10 марта, что они не только отказались от совместного итогового заявления, но и не пожелали стать «семейного снимка»? Для Польши мир сошелся клином на лице Дональда Туска. Именно против его переизбрания на посту президента Совета ЕС и выступала официальная Варшава. Польские правительственные политики приложили всех возможных усилий, чтобы кандидатура Туска не прошла.

 

Официальная Варшава выдвинула своего кандидата на указанную должность – депутата Европарламента Яцека Сариуш-Вольского. Впрочем, как отмечают западные аналитики, у этого малоизвестного политика практически не было шансов получить одобрение большинства стран-членов. Таким образом Раде ЕУ пришлось бы выбрать кого-то другого, не поляка. То есть Польша потеряла бы эту должность. Впрочем, действующий польское правительство готов был лучше пойти на такую жертву, чем акцептовать Дональда Туска. И все оказалось бесполезным – за него проголосовали представители 27 стран и только Польша заявила свое «против» в гордом одиночестве.

 

Почему, что такого господин Туск натворил действующей польской власти? Лидер правящей польской партии «Право и справедливость» Ярослав Качиньский так прокомментировал переизбрание Туска президентом Европейского Совета: «Избран человека, который за последние годы нарушила множество принципов, среди прочего – принцип нейтралитета. Он вмешивался в польские внутренние дела, делал это очень резким, причем в особых ситуациях, в моменты особой напряженности».

 

Много польских экспертов выводят корни ненависти Качиньского к Туска от авиакатастрофы семилетней давности. Напомним, что в апреле 2010 года в результате крушения президентского самолета погиб тогдашний президент Лех Качиньский – брат действующего председателя Пис. Многие представители нынешней польской власти, а прежде всего Ярослав Качиньский, забрасывает Тускові едва не преступный сговор с Россией, следствием которой и стала эта трагедия. Напомним, что Дональд Туск тогда был премьер-министром Польши. Ему как минимум инкриминируют преступную халатность в расследовании всех обстоятельств трагедии, которую многие считают инспирированной.

 

Или действительно есть какая-то вина на совести Туска? Трудно утверждать однозначно. Ему можно вменить то, что он так легко поддался на настояния России самостоятельно проводить расследование катастрофы, то, что обнимался с Владимиром Путиным и не поставил под сомнение искренность его печали по погибшим польским коллегой. Думаю, что новое следствие, которое сейчас проводит польская прокуратура, еще поставит все на свои места.

 

А сейчас факт таков, что Туск останется на посту президента Совета ЕС еще на два с половиной года, то есть до конца 2019 года. Страны-члены Унии (все, кроме Польши) были довольны его деятельностью, то зачем же менять одного из руководителей ЕУ в такие тревожные времена.

 

«Мне непонятно, как одна страна может выступать против решения переизбрать Туска, тогда как все остальные выступают за него», – удивлялся президент Франции Франсуа Олланд еще накануне голосования. Немецкая бундесканцлерка Ангела Меркель тоже однозначно сделала свой выбор в пользу Дональда Туска. А премьер-министр Люксембурга Ксавье Бетель прямо заявил, что не желает быть «заложником Варшавы». Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй тоже высказалась в поддержку Дональда Туска. На самом деле с первых минут саммита всем было понятно, что Туска переизберут двадцатью семью голосами против одного. Даже венгерский премьер-министр Виктор Орбан поддержал Туска, чем нормально разочаровал своего союзника Ярослава Качиньского. Также премьеры Чехии и Словакии, на которых гипотетически надеялась Варшава, «предали» ее.

 

Поэтому Польше и Европейской Унии теперь придется как-то жить с этим фактом. Невольно вспоминается похожий случай, который произошел летом 2014 года, когда тогдашний премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон хотел самостоятельно блокировать избрание президента Европейской Комиссии, поддерживаемого большинством. Однако Жан-Клод Юнкер был таки назначен на должность. А как отреагировало Объединенное Королевство – известно всем…

 

С одной стороны, трудно утверждать наверняка, что именно Юнкер стал причиной Brexit’у. Впрочем, было бы безумием отрицать, что его избрание сыграло свою далеко не последнюю роль в процессе ухода «туманного Альбиона» от континентальной Европы.

 

Насколько высок шанс, что Польша повторит судьбу Объединенного Королевства? Еще совсем недавно такой сценарий считали бы полной чушью. Ведь поляки, убегая «прочь от Москвы», казалось, готовы душу дьяволу продать, лишь бы присоединиться к объединенной Европе. И сейчас все выглядит не так однозначно, количество евроскептиков в Польше с каждым годом растет. Неустанно поднимается и популярность умеренно євроскептичного правительства Пис, несмотря на акции протестов, скандалы, волюнтаристские решения относительно Конституционного трибунала и тому подобное.

 

В чем причина польского евроскептицизма? Ведь все, кто побывал за прошедшие 13 лет в Польше, не могли не заметить, сколько пользы принесло стране членство в ЕС. Невероятными темпами строили автомобильные и железнодорожные пути, совершенствовалась инфраструктура, строились новые фабрики. Снятие торговых барьеров позволило стремительно поднять национальный валовой продукт страны. Президент Франции Франсуа Олланд прямо на саммите напомнил польскому премьеру Беате Шидло, что ее страна является крупнейшим акцептор финансовой помощи из бюджета Ес. Руководительница же польского правительства в ответ гордо заявила: «Если европейские политики будут считать, что можно шантажировать государства, угрожая, что не будет денег на какой-то проект, это означает, что в ЕУ печальные перспективы».

 

То что, Варшава считает, что в Европейской Унии «печальные перспективы»? А так, хотела бы от этих перспектив самоустраниться? Очевидно, такая опция есть про запас у польского правительства. Но, скорее всего, – о очень глубокий запас.

 

От Польши скорее можно надеяться жесткой оппозиции к некоторым инициативам руководства Ес. И Варшава это продемонстрировала без проволочек. Во второй день работы саммита ЕУ, 10 марта, состоялось обсуждение идеи «Европы двух скоростей», которая предусматривает возможность выбора каждым членом ЕУ присоединяться или не присоединяться к тех или иных интеграционных шагов.

 

Напомним, что идея «Европы разных скоростей» появилась на свет еще в 2005 году, когда французы и голландцы на своих референдумах выступили против ратификации Конституции Европейской Унии. Тогда эта идея не нашла поддержки у большинства стран-членов ЕС.

 

В конце февраля о возможности вернуться к рассмотрению концепции «Европы разных скоростей» заявил президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер, представляя пять сценариев развития ЕУ. Один из них собственно и предполагает «разноскоростную Европу», которая работает по принципу «кто хочет большего, тот делает больше». «Интеграционные процессы будут идти в группе стран внутри ЕС, а государства, которые не желают принимать в них участие, будут предоставлены сами себе», – пояснил Юнкер.

 

«Польша никогда не согласится на Европу разных скоростей, поскольку это приведет к распаду Европейской Унии», – решительно заявила на саммите Беата Шидло. Хотя еще совсем недавно, во время визита Ангелы Меркель в Варшаву, когда бундесканцлерка говорила про эту идею, Шидло воспринимала ее слова скорее с интересом, по крайней мере ни слова возражения не слетело с ее уст.

 

То есть в целом польское правительство не имел каких-либо принципиальных оговорок к концепции «разноскоростной Европы», поэтому демарш госпожа Шидло в Брюсселе скорее стоит рассматривать как некую мелочную месть. Но если Варшава на этом вибриці не остановится, то она нанесет несравненно больший ущерб, чем Брюсселю.

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика