Новостная лента

Помни, когда разбудят

17.09.2015

В Ивано-Франковском ЦСМ очередная выставка Ростислава Котерлина («?АНИДЮЛ», 14.04-10.05), одного из важнейших художников «станиславского арт-феномена», местечкового культурного явления ‘90-х. Работы Ростислава в последние годы чаще можно видеть в Киеве, чем в родном Станиславе, благодаря сотрудничеству с Арт-Центром Павла Гудимова Я галерея, где уже прошло пять персональных выставок. Рафинированное загадочность полотен художника, парадоксальность объектов, абсурдность фотосюжетов – уже давно узнаваемые авторские ходы, которые не оставляют равнодушными всех, кто ищет ответов на вопрос «о чем искусство» и где его «радости».

 

 

Зеркальное изображение названия выставки отсылает наше внимание к отражения, зеркального повторения, до теней подсознательного. Вопросительный Знак удваивает непонятность, неясную загадочность образов. Извечные вопросы: что есть человек?, зачем она здесь?, куда направляется?, смущают и автора, и его зрителей, которые имеют возможность обратиться к себе. Напомнить о самопознании, попытаться вспомнить себя, оказаться здесь и теперь. Стеклянные витрины галереи порождают иллюзию: видим то, что за ними, смотрим на собственные отражения?

 

Сфера профессиональной и творческой деятельности Котерлина – живопись, объекты, сценография, инсталляция, перформанс, фото – почти полностью задействована в выставке. Экспозиция не перегружена, состоит из девяти артефактов разных лет, размеров, техник, смыслов. Программная работа «..?анидюл есть ощ вот» (холст, телячья кровь, масло, сера, земля, 2015) впервые была показана в прошлом году на выставке «Демократия и роскошь» (Арт-центр Павла Гудимова Я Галерея, Киев). От нее еще до сих пор слышать кровью (как напоминание о время перманентной войны, в котором живем). Запах незаметно наполняет зал и особенно четко ощутим после ее открытия. Небрежный, терпкий живопись, свободная манера письма, графическая четкость и плакатная выразительность сразу привлекают внимание. Название – взята строка из восьмого Псалма Давида, «то что есть человек, что Ты помнишь о ней,..», прописана наверху полотна в зеркальном отображении. Трагическая мужская фигура на коленях с розхристаними руками, конвульсивно извиваясь, направленная взглядом просто в буквы.

 

 

«Когда разбудят, не забывай, что большинство людей, блуждая по земным шаром, спят. Сомнамбулічно никаючи, они ищут какое-то «свое» место, хотя прежде всего подсознательно хотят найти сами себя, стремятся вырваться из однообразно-причудливого сна. Такое может произойти только в момент очень острого и болезненного столкновения с реальностью. В этом нет ничего нового, и страх – только молниеносно-краткая рефлексия. Только с настоящим местом связано настоящее пробуждение. И это место будет «здесь», и это момент «теперь». Когда человек осознает, что она немного больше, чем человек. Помни, когда разбудят»…, – экзистенциально трактует изображение Г. Котерлин.

 

Чувство растерянности, связанное со страхами нового, неизведанного, с одной стороны, и оторванности от основ, от корней, от незнания самого себя, с другой. Теперь, когда творческая свобода ничем не ограничена, каждый может придумывать что-либо новое, иначе. Но это и пугает: отсутствует уверенность в том, что делаешь, на что можно полагаться, почву размыло. Еще 20-25 лет назад четко знали, против чего бороться, теперь критерии теряются. Во времена прагматичного цинизма, гибридных идеологий, гламура и попсы, религиозных разводов и фанатизма поэтика – не единственное, что может напомнить о важнее. Неужели, для Homo sapiens разум дан только для выживания? Куда сейчас движется человечество, трудно предвидеть, делать прогнозы неблагодарное дело. Остается рисовать, особенно, если еще хочется.

 

На срок проведения выставки приходится несколько важных дат и праздников – годовщина аварии на Чернобыльской АЭС, Песах и Пасха, а также юбилейный д.н. автора, выбранная тематика совсем не случайна. Хотя большинство произведений уже выставлялись в других проектах (поэтому автора можно заподозрить в определенной концептуальной надуманности), на самом деле тема «человеческого» главная в его творчестве последних лет. Под разными углами зрения, различными техническими средствами художник исследует, насколько мы люди? Создатели рабы, способы или средства, мастера или инструменты? В ироничной «OCCUPY THIS FEAR» (фото, масло, позолота, 2013) художник насмехается из страхов и гордыни, что управляют современным миром, отвлекают внимание на неважное, наносное, вторичное. Извечная борьба за славу, престижное положение и псевдоценности заканчивается для всех одинаково: чьи-то скелеты исчезнут бесследно, а для некоторых воздвигнуть мавзолее. Одновременно здесь присутствует ирония относительно движений occupy, что несколько лет назад активной воевали с капитализмом в разных его проявлениях, даже художественных.

 

 

«Wow!» (смешанная техника, 2016) – еще одно произведение с ироническим подтекстом. Объект состоит из двух зеркальных поверхностей, расположенных в углу, перед которыми крутится-красуется женская фигурка с задорной прической, внимательно втуплена взглядом в объемную таблетку в одном из зеркал. Смешная ситуации заключается в том, что женщина держит в руках позади себя сумочку в форме таблетки. Это своеобразная иллюстрация к одному из подразделений «Книги намеков», написанной Ростиславом Котерліном (презентация в Франковске 10 мая в 17.00 в ЦСИ, вул. Шевченко 1), что будет частью экспозиции предстоящей выставки автора в Я галерея. Чтобы немного прояснить ситуацию, процитирую фрагмент раздела: «Один сообразительный артист, оттуда, где много тумана, поставил знак равенства между Богом и таблетками, картинку такую объемную смастерил. То есть Таблетка – это религия новая влиятельная для простонародных масс. Потому что люде отдали даром деньги, и каждый из Олігхать смастерил себе большое, что говорит, таблетку, в форме экрана, с помощью которой успешно продавались мелкие и еще более мелкие таблетки, и тому подобные лекарства от всех болезней. Большие таблетки имели различные названия, например: таблетка БИ БИ Это, таблетка тудей, таблетка плюс таблетка, новая таблетка, пятая таблетка, таблетки №24 и № 112 и так далее, но все они прибыльно продавали одно и то же. Любые таблетки от любых болезней. У той голова болит, у тех запор, а те ни во что не верят. Глотнул одну и уже поел на целый день, за ней вторую – и работаешь, как лошадь, на вечер третью – и смотришь кино, переключая каналы кліпанням веки. А еще на ночь, на выходной мнимый, ну и, конечно, не без этого. Піґулочку в рот – моментально – оргазм! И более ничего и не захочешь. И каждый год так, и дальше так много лет… Однако всегда есть выбор…». Поэтому, собственно, зеркал есть два – аллегория выбора. Или его безграничности (зеркала порождают повторения, а значит, иллюзию). Расположен на заниженной высоте, объект заставляет тех, кто желает увидеть свое отражение или сфотографировать необычную композицию, немного нагибаться и наклонять голову, поэтому зритель тем самым сам превращается в объект. Легкий и игривый по форме произведение нравится преимущественно молодые, а постарше, традиционно, больше внимания отдают живописи.

 

 

«Внутренняя паранджа» (холст, масло, позолота, 2015), пожалуй, самая популярная на выставке. Многие спрашивают, что это означает. Большой портрет анфас молодого голомозого мужа (в котором местный люд познает художника Николая Джичку) с нимбом вокруг головы орнаментовано узорчатой линией, нарисованной поверх нити, заселенной в иглу, которая ввіткнута в лоб на месте «третьего глаза». На лбу петли нить образует надпись You cant, далее ниточный лабиринт мягко окутывает поверхность головы, а его конец исчезает в губах героя. Первым впечатление словно опутана змеями-горгонами голова, что запуталась, заблудилась мыслями. Таким извилистым, по мнению автора, есть путь от изреченного/промовченого к осмысленному. Глаза портретируемого смотрят куда-то вдаль мимо зрителя, излучая спокойствие глубокой медитации. Это своеобразная игра-диалог Котерлина с младшим по возрасту художником, который также любит рисовать портреты современников, размышлять об их роли в жизни города, творить новые мифы вокруг известных имен. Но если для Джички важным представляется натурализм и сходство, то Котерлин настаивает на поэтической метафоре образа, підтекстам, иронии.

 

 

Еще один дразнящий объект, привлекающий внимание – «Розовый квадрат» (смешанная техника, 2016), кусок мягкого плюша, из которого прорастают пальцы с длинными накрашенными ногтями. Нежную поверхность так и соблазняет поласкать, но угрожающе заостренные пальцы предупреждают об опасности. Мне сразу вспомнился проект М.Gomulicki «Pink not Dead», успешно реализованный в свое время в Польше и в Мексике, фрагментарно упомянутый в номере журнала «Obieg» №2(74) 2006 года, где писали и о нашем с Ростиславом «Global money»).

 

 

Рядом висит небольшая по размеру графика «Без названия» (бумага, карандаш, 2013) с рисунком рук, над пальцем одной из которых появляетсяпарит перстень-кольцо с надписью «все». Темный фон работы удачно контрастирует с вызывающе розовым соседом.

 

 

«Побег» (наждачная бумага, карандаш, 2013), еще одна мелкая по размеру графика с предложением варианта выхода из того, что не сложилось. Иногда и такое не стыдно сделать. Но тихо, незаметно.

 

 

Пространственно-световая инсталляция «Из Книги намеков» (смешанная техника, 2016) содержит еще один отрывок текста из книги. Одновременно за своим местом нахождением она служит ширмойкуртиной между рабочим пространством галереи и вспомогательным помещением, а также рекламирует прозу. Антропоморфный контур, который служит фоном для текста, и звезда над ним, светящийся, усиливают интригу перед прочтением книги.

 

«Откуда мы пришли? Кто мы? Куда мы идем?» (бумага, акрил, 1992-2014) – триптих, завершает экспозицию. На самом деле это воспроизведение эскизов до крупноформатных работ, когда демонстрировались на выставке «Рубероид №1» в пассаже Гартенбергів. Теперь два из них украшают уже упомянутую «Книгу намеков», а здесь демонстрируют «романтический» период творчества автора. Когда страхи были по детски игривыми, а надежды полны радости. Сумм за Lost Paradise.

 

 

Вопрос, вынесенный в название выставки, в прямом и переносном смыслах отражает наше настоящее, смутное, дволике, хрупкое…, когда становится понятной невозможность что-то предсказать, предугадать, спрогнозировать. Точнее, исчезает потребность в этом, потому что быть можно только здесь и сейчас. Видимо в каждой из религий можно найти похожее изречение, которым завершается упоминавшийся Псалом: «Господи, Боже наш, какое то возвышенное на всей земле Твое Имя! (Пс.8:1-10)».

 

Итак, как ни пафосно это звучит, настойчиво предлагаю посетить выставку и задуматься (пока не поздно).

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика