Новостная лента

Портреты с недвижимостью

15.10.2015

 

Конрад Аденауэр (1876 – 1967) был, бесспорно, великим немцем и жизнь, как видим, имел длинные, спочивши аж на 92-м году. В своей жизни он успел среди прочего основать и привести к многих побед по сей день ведущую политическую партию ФРГ – Христианско-демократический союз. Но что там партию! Он считается создателем и самой ФРГ, то есть послевоенной немецкой государственности принципиально нового образца – миролюбивого, прозападного и демократического. В связи с чем его в определенной степени можно считать предтечей Объединенной Европы и автоматически – большим европейцем. Когда обозреватели сетуют на ощутимый нынче дефицит (если не полное отсутствие) в европейском политикуме настоящих визионеров и просто выдающихся личностей, то ставят в пример, прежде всего, его. А также его ближайшего партнера и визави Шарля де Голля. Говорят, именно эти двое в свое время решительно договорились о том, что Германия и Франция больше никогда между собой не будут воевать и берут на себя ответственность за мир во всей Европе.

 

Кстати, нам в нынешней Украине это немецко-французское pojednanie середины прошлого века откликается всевозможными «нормандськими форматами» и мінськами. Но это другая тема.

 

Она уже и потому другая, что большой европеец Аденауэр Европу видел в значительно более тесных географических границах, чем границы сегодняшней ЕУ, не говоря о всех возможных кандидатов и недокандидатів к этой структуре. Злые языки даже приписывали ему высказывание, что Европа заканчивается на правом берегу Района. Сам Аденауэр был родом из одного из райнських берегов – не хочется проверять, но есть основания предполагать, что с левого, поскольку на правом для него начиналась Азия.

 

Впрочем если с Райном это еще мог быть шутка, то с Эльбой отнюдь нет. Европа Аденауэра заканчивалась на правом берегу Эльбы. Без шуток. Вспоминаю рассказы определенного немецкого коллеги о том, что бывая в Западном Берлине, Аденауэр заметно раздражался через типичные для этого города проявления его східності. Например, польские фамилии таксистов, моментально выхваченные его придирчивым взглядом с удостоверение на водительской панели, – всякие там Kowalski, Kaminski или Zielinski. Берлин, даже Западный, должен выдаваться ему городом чуть ли не пропащим, дотла опанованим славянами и другими азиатами.

 

При этом сам первый бундесканцлер черты лица имел скорее монголоидные и если бы его переодеть, то мог бы сойти за Далай-Ламу. Таким, по крайней мере, было мое впечатление во время группового просмотра документального фильма «Оскар Кокошка рисует Конрада Аденауэра».

 

Вынесенная в заголовок событие имело место в 1966 году. Один из самых ярких и наиболее стойких столбов межвоенного экспрессионизма и в конце концов всего изобразительного искусства ХХ века 80-летний ОК (так Кокошка обычно подписывал свои полотна) в течение неполных трех недель работал над портретом 90-летнего экс-канцлера. В те дни артист и его высокопоставленная модель сдержанно сдружились. Вглядываясь в готовую работу, Аденауэр заметил: «Мне кажется, я выгляжу очень молодо». «Это правда, – ответил Кокошка. – Но вы и в действительности так выглядите».

 

 

Уточнение обстоятельств: фильм был показан на прошлой неделе в рамках очередной 22-й встречи писателей на исторической вилле «Коллина» в городке Каденаббія над озером Комо в Итальянских Альпах. На протяжении лет канцлер посещал эту приобретенную для него немецким государством виллу преимущественно с развлекательными намерениями. Однако политика брала свое, поэтому летняя резиденция, предназначенная для розкошувань южной природой, легко превращалась в выездную канцелярию, откуда первое лицо руководила страной в телефонном и телексному модусах. По смерти Аденауэра виллу со всем ее утварью и невыносимо живописным парком на склоне горы было передано в распоряжение фонда его, Конрада Аденауэра, имени. С тех пор «Коллина» стала центром разного рода политических, научных, культурных встреч, семинаров и конференций. В том числе и таких, когда писателей приглашают на несколько дней почитать не публике, а друг другу еще не печатные произведения с последующим обсуждением всем профессиональным узким кругом. У нас бы это назвали красивым украинским словом «воркшоп».

 

Написав «у нас», я вдруг подумал, что мы ведь тоже могли бы. И мы сможем! Представьте себе только эти заголовки: «Ройтбурд рисует Кравчука», «Сильваши рисует Кучму», «Подервянский рисует Януковича»!

 

И украинские писатели будущего тоже чего доброго станут ездить на какие-то фантастически креативные воркшопы в фантастически прекрасных мест, связанных с нашими первыми лицами, которые обязательно передадут в общественное достояние и свои любимые, как мы теперь говорим, объекты недвижимости. Они же их, по слухам, имеют эти объекты. Ну пусть и не «Коллину» в Каденаббії, и все же.

 

Поэтому и про швейцарскую избушку помним, и про загадочные особняки в самых дорогих бецирках Вены. Про Сардинию и близкого ей Корсику. На крайняк могут и Безрадичи понадобиться.

 

Немного хуже, если придется ездить в Ростов-на-Дону.

 

И совсем плохо – если в Липецк на шоколадную фабрику.

 

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика