Новостная лента

Потерянная жемчужина духовности и культуры

18.12.2015

 

«Религиозное искусство и религиозная живопись имеет прежде всего ту цель, чтобы какими-то средствами представить то, что змислам уже не подвластно; прокладывать дорогу к сверхъестественного света, давать душам нечто не с этой земли, подносить их к чувствование неприступного света, внедрять их в глубину молитвы, мистики… учить их молиться, обращать их ум к вечности, одним словом – религиозное искусство должно служить религии…».

 

Слово Митрополита Андрея на освящении Святодуховской часовни Греко-католической семинарии во Львове. 1929

 

 

Первые упоминания о современной улицу Коперника приходятся на XIV век: это была слабозаселенная и болотистая местность. Со временем на этих землях появились несколько монастырей – между ними и сестер Доминиканок, на месте которого в конце XVIII века по инициативе австрийского императора Иосифа II основали генеральную семинарию католиков Восточного обряда. Ее ректором (1783-1784, 1787-1796) назначили 27-летнего Антона Ангеловича.

 

Историки утверждают, что в тех временах сооружение семинарии больше напоминала тюрьму, чем духовное заведение: в доме не хватало спален, комнат для совместного обучения. Видимо, поэтому во время военных действий 1812 года в помещениях семинарии определенное время размещался военный склад. Впрочем, со временем мудрая и дальновидная деятельность отцов заведения привела к постепенному обновлению старых зданий, улучшение условий проживания студентов и обеспечение регулярного учебно-воспитательного процесса. В первой половине XIX века семинария уже была и центром значимых событий в истории Галичины: в октябре 1848 года в ее помещениях собрался «Собор русских ученых» – первый просветительский съезд в крае, созванный Главной Русской Радой.

 

В этом заведении в свое время учились известные в ХІХ веке лица: Маркиян Шашкевич, а. Михаил Вербицкий (автор мелодии национального гимна), а. Василий, отец поэта Бы.-И.Антонича, писатель Тимофей Бордуляк, епископ Изидор Борецкий и др.

 

В 1887-1889 годах на земельном участке (а точнее – в саду) Греко-католической духовной семинарии было построено Главную почту города Львова. Практически параллельно реконструировали и перестраивали часть помещений Духовной семинарии (архитектор С.Гавришкевич), которая плотно прилегла к зданию почты.

 

С началом Первой мировой войны, когда российские войска заняли Львов, семинария, как и большинство других учреждений, была закрыта, помещения приспособлены под военный госпиталь. В бурные ноябрьские дни 1918 года во Львове сформировался «боевой фронт» (линия боевых действий), который проходил под Цитаделью, вдоль Главной почты, дворца Галицкого сейма (ныне – главный корпус Национального университета им. Ивана Франко), собора св. Юра, улицами Бема (теперь – Ярослава Мудрого) и тому подобное. Просторные помещения Главной почты и семинарии стали опорными пунктами, откуда совершали вооруженные нападения. Именно через здание семинарии поляки добрались до помещения почты и подожгли крышу, что повлекло отход украинских воинов из дома:

    

Внешний фасад семинарии (1918)

 

 

«Здание Духовной Семинарии во Львове, во время памятных Ноябрьских боев в 1918 г. была поприщем упорной борьбы, шаліла кругом нее. После боев представляла собой настоящую развалину. Не было ни одного целого оконного стекла или стены. Двери и потолок в комнатах и коридорах были подіравлені густо рушничними пулями, повсюду баррикады, полно мусора и развалины. По комнатах и длинных коридорах гулял ветер. Спустя дом заняло польское войско и начал там по-свойому хозяйничать, доводя его до еще худшего руины»

(из воспоминаний очевидцев).

 

После войны мероприятиями Папы Пия ХІ здания семинарии было отдано в ведомство Митрополичьего ординариата УГКЦ под непосредственное руководство оо. Василиан. В течение пяти лет в. Феодосий Галущинский возглавлял и возрождал заведение: на его плечи легла тяжелая работа по восстановлению не только семинарских помещений, но и учебной деятельности учреждения.

 

12 января 1923 года ректором Греко-католической духовной семинарии стал 34-летний Иосиф Слепой, которому суждено внедрить существенные изменения в жизни учреждения. В течение довольно короткого времени новый ректор сделал очень много: восстановил и перекрыл медной бляхой на крышу башни, реставрировал внешний фасад семинарии, привел в порядок учебные помещения, восстановил первоначальный облик фасада церкви Святого Духа, которая также сильно пострадала во время войны.

 

        

 

Вид внутреннего двора Греко-католической семинарии (нач. ХХ ст.)

 

 

От истоков Греко-католической семинарии до ее архитектурного комплекса входила церковь Зішестія Святого Духа, которая после кассационных реформ императора Иосифа II еще в конце XVIII века была переоборудована по восточному обряду с монастырского костела сестер Доминиканок на церковь. В 1780-1790 годах известный художник Лука Долинский создал пятиярусный иконостас (1840 году обновленный Мартыном Яблонским), резьбу которого исполнил Иван Щуровский. От начала перестройки Святодухивска церковь была храмом, которым пользовались и семинаристы, и жители города. Имела вид скромного однонавового, с полукруглой апсидой, храма, накрытого двускатной крышей. Главный фасад храмовой постройки выходил на современную улицу Коперника, мало выделяясь внешней архитектурой среди застройки бывшего монастыря.

 

Лев Ґец. Церковь Святого Духа (1930-е годы)

 

 

О стенопись Святодуховской церкви, выполненный в начале ХХ века Модестом Сосенко, известно мало (на сегодня соответствующих документов или изображений автору обнаружить не удалось), хотя имеем воспоминания искусствоведа И.Федорович-Малицкой, которая с восторгом писала: «Церковь доступна для публики… Она превосходно расписанная. Богатство орнаментики просто ослепляет. Краски везде теплые, живые, как будто южным солнцем освещены. Ангелы на потолке прекрасно стилизованы. Кто-то высказал взгляд, что церковь перегружена орнаментикой. Кто любит восточный обряд и византийскую традицию, то тот не может не любить той церкви, где нет следа понурого сумерку северных соборов, а столько теплых красок и насквозь оригинальных взорів. Византизм не выступает здесь в формах, но в полихромии, в предпочтении цветовых вальорів, что придают характер святыни. Барочный иконостас, оставшийся с древних времен, стихийно чужой настоящем розмалюванню церкви. Перед царскими вратами висит серебряная лампада, что была когда-то украшением Скита Манявского. Некоторые рисунки иконостаса и стенные медальоны имеют также историческую и артистическую стоимость».

 

За несколько лет ректорства Иосиф Слепой очень много сделал для внешнего и внутреннего вида семинарии: отстроил и облагородил архитектурный комплекс, отремонтировал и реорганизовал внутренние помещения, основал музей сакрального искусства. Была у ректора еще одна идея: изменить внутренний вид часовни, расположенной на первом этаже в правом крыле семинарии: «Сам знаток и любитель искусства, порешил дать часовни ценное художественное оборудование, одеть его в новый пышный одежда и ним словно закрыть полное отсутствие каких-либо архитектонических вальорів. Не пугался больших средств, потому что верил, что для хорошего дела деньги найдутся все. Своими мыслями сказал проф. Петру Холодном, и они оба обсудили и разработали план будущего иконостаса и полихромии. Когда тот план одобрил ВПреос. Митрополит [Шептицкий – И.Г.], художник взялся за его осуществление…».

 

В том времени П.И.Холодный жил и работал во Львове, принимал активное участие в выставках, организовал Кружок Деятелей Украинского Искусства (ГДУМ), плодотворно сотрудничал с Национальным музеем во Львове, имел репутацию хорошего иконописца и художника, который чрезвычайно продуктивно и плодотворно работал в направлении возрождения и внедрения в современную церковную изобразительность древних византийских традиций. К работе над иконостасом для Святодуховской часовни художник приступил в начале 1926 года. Для Холодного это была довольно сложная, чрезвычайно ответственная и, одновременно, интересная работа: обычную большую комнату с оконными проемами и невысоким потолком превратить в помещение, где «во время ежедневных соображениям, тогда, когда в душе молодого питомця рождаются великие мысли и настроения, что несут его в небесные просторы, когда навязываются нити, которые соединяют его с Богом, когда душа его полна нежными мистическими нюансами – тогда должно быть все до такого глубокого богомисленного жизни настраивает» (из воспоминаний современников).

 

Петр Иванович Холодный отлично справился с задачей. Иконостас, резьбу до которого исполнил А.Коверко, стал не только украшением дома, но и высокохудожественным произведением, которым восхищались и священники, и ценители церковной изобразительной культуры. О работе П.И.Холодного над иконами до иконостаса святодуховской часовни, Юрий Магалевський вспоминал: «Те иконы … рисовал полтора года и выполнил ту работу на досках темперой, что под осмотром техники является самой тяжелой работой, отнимает много времени и требует много труда и терпеливости. Выполнено всего 54 иконы, что за полтора года мог сделать только Холодный с его великанською работоспособностью. (Работал от рана до вечера). При этом надо отметить, что каждая икона является оригинальная и выдержанная в старых иконописных традициях и каждая в отдельности представляет замечательное художественное произведение» (Цель, 1931).

 

П.И.Холодный. Моления (фрагмент иконостаса). Репродукция 1931 г.

 

 

Иконостас был освящен митрополитом Шептицким на праздник св. Андрея – 13 декабря 1927 года.

 

Одна из икон иконостаса Святодуховского

 

 

 

П.И.Холодный. Царские врата Святодуховского иконостаса (резьба А.Коверко). 1926-1927.

 

 

После успешного завершения иконостаса П.И.Холодный приступил к стенописи. Работа длилась два года. Как вспоминают современники, в том времени Холодный уже болел: «Раз он должен был прекращать работу, потому что чувствовал поворот головы. Бывало часами сидел на стуле, склонив голову на стол».

 

Новый оригинальный подход к росписи стен, когда сюжетные композиции базируются на изображении символики отдельных притч Священного Писания и раннехристианского изобразительного искусства, были своего рода смелым «новейшим» приемом в искусстве стенописи в начале ХХ века. Такое художественное заполнения небольших плоскостью стен часовни было не лучшим решением задачи, которая была поставлена перед художником и озвученное митрополитом Андреем http://zbruc.eu/node/40185: «Художественное направление полный мистицизма и символики,.. что в таком же направлении воспитываем воспитанников [семинаристов – И.Г.]; что любовь старинности и византийский стиль и символика первых веков христианства и архаические иконы, что все исключает в воспитании воспитанников всякий смысл к реальным потребностям жизни. … В воспитании воспитанников Семинария узгляднює не только те требования и потребности жизни, но и приготовляет воспитанников к практической жизни и старается в них выработать людей, которые чувствуют каждый боль, каждую потребность своего народа».

 

Стенопись, выполненный П.И.Холодным, был сделан так, как его хотели видеть и Иосиф Слепой, и митрополит Андрей – изображения главных христианских символов, которые будут «проговаривать до умов и сердец зрителей, заставлять их искать все более глубокого содержания в незглибимих Христовых правдах и лелеять простую и ясную веру» (из речи Иосифа Слепого на посвящении часовни).

 

П.И.Холодный. Фрагменты стенописей. Репродукции 1931 г.

 

 

Часовня, своим художественным решением захватывала всех – о ней писали известные искусствоведы в отечественной печати и за рубежом, ее было признано «лучшим послевоенным художественным произведением в огороде Львове а может на всей Галицкой Украине», а труд П.И.Холодного назван «Художественным подвигом», за что из рук Иосифа Слепого художник получил Благодарность.

 

Но здоровье художника ухудшалось. Он уехал к сыну Петра в Варшаву для обследования и лечения. Но было поздно – летом 1930 года в 15 час. Петр Холодный-старший умер.

 

В 1929 на базе семинарии митрополит Андрей создал Греко-католическую богословскую академию.

 

Митрополит Андрей в Богословской Академии (1930-е годы)

 

 

В 1930-х годах Греко-католическая богословская академия стала мощным центром воспитания нового поколения церковных деятелей, вокруг нее группировалась украинская интеллигенция. Кроме того, стараниями ректора помещения были заполнены лучшими образцами древнего и современного церковного и светского искусства, о чем память одного из воспитанников учреждения: «Стены коридора, как и обеим сторонам лестницы были украшены старыми иконами, этими присущими ему приметами, которые собирал о. ректор. Повеяло древностью и изяществом украинской духовности в церковном искусстве. Я не надеялся, что увижу такое богатство, хотя к тому времени имел возможность осматривать художественные сокровища в разных музеях Западной Европы… В ожиданий перед канцелярией в. ректора стены были украшены картинами современных художников – А.Новакивского, И.Труша, А.Кульчицкой, И.Иванца и др.».

 

В конце 1930-х по инициативе Й.Слепого было начато исследование крипты под церковью Святого Духа, что выявило древние захоронения (наиболее вероятно – монахов-доминиканок) под главным престолом. Этот факт Ярослав Пастернак, который проводил раскопки прокомментировал так: «Когда престол был выдвинут значительно к переду, а в пресвитерии был только хор – место для монашек во время богослужений. Под таким хором можно было хоронить покойников. Совершенно аналогичный случай наблюдал, прослеживая 19.V.1933 крипту под нынешней украинской парохіальною церковью в Белзе».

 

9 октября 1932 года в саду Академии был установлен памятник митрополиту Андрею скульптора Андрея Коверка.

 

 

Во время военных действий 14 сентября 1939 года Святодухивска церковь была разрушена немецкой бомбой (которая, видимо, предназначалась для здания Главной почты как стратегического объекта). Из развалин церкви известный львовский искусствовед Михаил Драган просто чудом спас 6 икон старого иконостаса и передал их в Национальный музей. Тогда никто и не подозревал, что Святодуховской церкви во Львове больше не будет.

 

 

С немецких времен (1941-1944) работа Академии возобновилась. Несмотря на военное время и довольно трудное материальное положение, Иосиф Слепой, приступив к своим обязанностям ректора, в апреле 1942 года объявил в местной газете конкурс на изготовление архитектурного проекта восстановления церкви Святого Духа, потому что не представлял себе Богословскую академию без этого сакрального сооружения. В конкурсе приняли участие известные архитекторы: Евгений Нагорный, Отто Федак, Александр Пежанський, Степан Гаврилюк и др. Но восстановить здание уже не успели: за такое короткое время во время войны было сложно найти средства, а в 1944-м Василианский чин и всю Греко-Католическую Церковь ждали тяжелые времена. Последний крупный проект в Львове, задуманный Иосифом Слепым, остался на бумаге.

    

 

14 апреля 1944 года случилась еще одна беда – советская бомба практически уничтожила академическую библиотеку и сильно повредила музейное помещение Академии. Кажется, это была последняя точка в истории существования Святодуховского архитектурного комплекса.

 

В июле 1944-го во Львов вернулась большевистская власть, при которой о восстановлении церкви Святого Духа или о деятельности Богословской Академии даже речи не было. Остатки церковных руин разобрали до фундаментов. Львовские старожилы до сих пор помнят, как в 1970-х годах на месте современной остановки трамвая и дома АТС еще были семинарские сады…

 

На сегодняшний день Святодуховский иконостас П.И.Холодного (с частичными потерями) хранится в фондовой коллекции Национального музея во Львове. Ему удалось пережить тотальное уничтожение 1952 года «неблагонадежных» произведений первой половины ХХ века. из этого сборника, а в годы Независимости – занять почетное место в постоянной экспозиции музея. Имеем большую надежду, что стенопись П.И.Холодного в бывших зданиях Богословской академии также сохранился под слоями позднейших побелок.

 

Совсем недавно произошла почти мистическая событие, которое имело бы обратить на себя внимание и общественности, и историков, и, конечно, власти. В одной из аудиторий географического факультета ЛНУ им. И.Франка, учебные помещения которого содержатся в упомянутых зданиях, «открылся» стенопись. Это произошло на втором этаже, в помещении, расположенным рядом с бывшим кабинетом ректора Иосифа Слепого. Вероятнее всего, это работы еще одного художника, который работал над росписями стен семинарии Павла Ковжуна. Но это лишь предположение. Насколько известно автору этих строк, на консультации по «проявленного» фрагмента живописи были приглашены реставраторы, которые даже взяли пробы и сделали первые анализы. Начались предварительные переговоры относительно возможного сотрудничества в восстановлении и реставрации живописи, который на сегодня является изрисованным. Но… Научно-реставрационные работы являются довольно дорогостоящими…

 

Творения великих митрополитов Андрея и Иосифа – духовно-художественные сокровища Святодуховской греко-католической богословской академии, созданные выдающимися украинскими художниками первой трети ХХ века, ждут средства, предназначенные для исследовательско-реставрационных работ, которые бы во всей красе возвратили нам давнее величие национальной Церкви.

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика