Новостная лента

Пределы

25.02.2016

26 февраля состоится ежегодная церемония вручения «Оскаров», призов Американской киноакадемии. И несмотря на то, кто эти призы получит, номинации уже продемонстрировали общую направленность современного американского кино, которое все больше зависит от требований политкорректности. Тем самым, хитрым и удивительным способом разрушая фундаментальное право граждан Соединенных Штатов, закрепленное в конституции – «право на высказывание».

 

Лишь беглый взгляд на список «оскаровских» претендентов обнаруживает одну характерную общий признак: в большинстве фильмов-номинантов главный план – социальный, а главная проблематика – человеческие права. В таком случае теперь будет уместно расшифровать приз Американской киноакадемии как Особый Социальный Комитет из Актуальных Работ, ведь все выглядит так, что социальное и актуализирован – новая парадигма «Оскару». Очевидно, кино изначально было отражением действительности, но только этим оно и осталось? К счастью, кино не является однородным, особенно американское. Впрочем, «Оскар» – авансцена этого кино, его презентационная, «товарная» часть, чем американцы гордятся, или, по крайней мере, хотели бы, чтобы другие гордились.

 

Прошлогодний скандал с полным отсутствием среди оскаровских номинантов 2016 года чернокожих актеров справедливо бросил камень в огород тамошним кино академиков. Потому абсолютным и непростительный грех было пропустить, например, Сэмюэля Л. Джексона в «Отвратительной восьмерке», который на экране поразительно хорошо воплотил именно зло. Грехи требуют наказания. Поэтому после кадровой чистки административного аппарата академии, чуть ли не на законодательном уровне, приняли новый облик мира под названием «Оскар» – и он теперь будет базироваться на трех китах правовой системы: правах чернокожих, правах женщин и правах геев… Что не отрицает плавание между китами других, мелких рыбешек…

 

И не забывайте: «Оскар» является премией за профессиональные достижения, а за ожиданиями художественных достижений – добро пожаловать на кинофестивале. Но и тут – к счастью или к сожалению – случились исключения.

 

«Скрытые фигуры»

 

«Скрытые фигуры» Теда Мелфі получили три номинации, одна из которых – «за лучший фильм года». Героическая и едва не сенсационная картина повествует о трех чернокожих женщин, их драматический путь в профессиональной жизни и победный финал: именно за счет их вклада в НАСА американцы запустили в космос своего астронавта… Распространены в США ‘60-х годов дикие расистские взгляды, которые не были известны в Украине, конечно, ставят зрителя на сторону угнетенных женщин, вызывая праведный гнев, но только ли это нужно для создания сильного фильма? Возможно, да, потому что в американском обществе, где расизм и до сих пор мощный, каждая лента подобного сорта – цивилизационный акт. Что подкрепляется и кассовым рекордом «Скрытых фигур»: скромные в постановочном плане, имея 25-миллионный бюджет, они собрали в США 145 миллионов долларов. А все остальные страны дали только 21 миллион.

 

Ибо «Скрытые фигуры» скромные и в своей драматургии: на первый план выведено педалирования и расовых проблем (с комедийными ґеґами на эту же тему) в мужском окружении ученых НАСА, а второй план… практически отсутствует. Как для голливудской продукции (производство подразделения мейджера XX Century Fox, компании Fox 2000 Pictures), все выглядит достаточно профессионально и гладко. Но этого бы на «Оскар» было бы мало, если бы не актуальная тематика и социально-политический заказ, обусловлено как общим фоном американской истории, так и конкретным прошлогодним скандалом. Ведь «Скрытые фигуры» далеко не дотягивают ни до тонкого «Шофер миссис Дейзи», ни к больная пронзительного «Бала монстров», ни, тем более, до масштабных «12 лет рабства».

 

«Заборы»

 

И «заказ» социума США неумолимое и прямолинейное, тождественное «заказу» в бывшем Советском Союзе. Кроме «… фигур» на «Оскар» номинировали еще два фильма на эту же тему – «Лавінг» Джеффа Николса и «Лунное сияние» Барри Дженкинса. Но другая «чернокожая» лента, «Заборы» Дензела Вашингтона, которая касалась не дискриминационных вопросов, а вполне открытых, семейно-бытовых, была на голову выше своих коллег, по крайней мере, за счет двух исполнителей главных ролей. Вашингтон и Виола Дэвис воплотили семейный дуэт со всей силой артистического мастерства, на которую только могут быть способны актеры, что уже с несколько десятков лет играют друг с другом на сцене одну и ту же пьесу. Без крикливых моментов (кроме крикливого мужа и жены), «Заборы» лишний раз доказывают, что не обязательно лезть на баррикады с криками «ура», чтобы тебя услышали. Хотя, если честно, не все в одну дудку играют: кто-то вопит напрасно, а кто-то создает землетрясение, только бы услышали. Новый фильм Мела Гибсона – из таких.

 

«По соображениям совести»

 

«По соображениям совести» – громкое кино во всех смыслах. Сначала, через свое основание – через историю самого Гибсона, которого посреди нулевых де юре и де факто выжили из семитского Голливуда за антисемитскую риторику. Возвращение «блудного сына» является неординарным фактом, с последующим вопросом – ему разрешили вернуться (с извинениями) или это вызов волка, зализал свои раны? Впрочем, не вступая в полемику, следует отметить – для американского и мирового социума важнее не ответ на вышеупомянутый вопрос, а сам фильм. А в его основе такой же неординарный факт, как и возвращение в Голливуд Гибсона: факт вступления в армию во времена Второй мировой парня, который не хотел брать в руки оружие, стремящиеся не забирать жизни, а спасать. Конечно, хочется поиграть в контекст и конспирологию, ища связь темы с жизнью режиссера. Однако истины таким образом не найдешь, в отличие от истины в поступках героя фильма, который поступал таким образом в силу своих христианских верований (без дядюшки Фрейда тут не обошлось, и не сомневайтесь). То есть, с одной стороны мы имеем позицию человека в защите своих прав жить так и не иначе, а с другой – позицию, что идет в разрез с позицией социума, актуальности, логики – убивать, потому что идет война. С этого угла зрения «По соображениям совести» выглядит горящим сердцем Прометея, с той только разницей, что герой фильма не распяли, он остался живым воплощением санітарської добродетели, ибо вытащил с поля боя 75 раненых. Добавим к этому монументальные батальные сцены, снятые с замедлением масштабные взрывы и натуралистичные смерти солдат американской и японской армий. В результате получаем вроде правильный, стандартный голливудский продукт, только с нестандартным двигателем в основе сюжета.

 

Характерно, что самыми интересными и наиболее весомыми в планах смысла и формы есть фильмы, далекие от политических и социальных баталий. Среди главной номинации – «Прибытие» Дени Вильнева, «Ла Ла Лэнд» Дамиена Шазаля и «Манчестер у моря» Кеннета Ланергана. А среди номинантов на лучший иноязычный фильм – «вторая жизнь Уве» ХаннесаХольма и «Под песком» Мартина Зандвлієта. Особенно редким явлением здесь является «Прибытие», как представителя жанра научной фантастики, и «… Уве», как фильма просто хорошего, что рассказывает, словно сказку, историю о человеке, который меняется от черствой к чуткой.

 

«Джеки»

 

В том же направлении и «Джеки» Пабло Ларрейна. Его вообще надо поставить отдельно, на пьедестал, если хотите. Ведь, безвинно проигнорирован в номинации «лучший фильм», он делает ставку не на форму, в середине которой варятся герои, а на героиню, которая собой творит форму. Работу Натали Портман я мог бы назвать центральной женской ролью прошлого года. Она не только стоит над всеми предыдущими ролями актрисы, она ставит серьезный вопрос к кінопідходу в общем: что важнее в кино – то, О ЧЕМ говорит артист, то, КАК он это делает? Не очевиднее выделять, потому что, в таком случае, зритель, вдохновленный работой актера, лучше воспринимает. Так или так, Портман обратила конкретно мое внимание на человека с именем Джеки Кеннеди значительно сильнее, чем актрисы, что играли ее раньше, Жаклин Биссет, Джинн Тріплгорн и Кэти Холмс вместе взятые. Более того, эта роль просто заставляет – своей физиологической психологічністю – вспомнить все те времена, о Джоне Кеннеди, его убийство и последующие дни и годы после его смерти. Камера Стефана Фонтена по концепции Пабло Ларрейна залезает в глаза Натали Портман, в ее времени, в ее душу. За этим больно наблюдать, это выкручивает суставы, это ощипывает там, где невозможно почесать. И это действует. Потому что правильно передает ощущения, чувства, боль, мысли, растерянность и отчаяние героини, правильно – значит ощутимо. А это и есть главная цель кино. И если так рассматривать – так чувствовать – кино, то у Портман просто нет конкуренток (хотя, надо отдать должное, Мэрил Стрип в фильме «Флоренс Фостер Дженкинс» замечательная, собственно, как и всегда).

 

Нужно выходить за пределы, когда творишь кино? Думаю, это не тот вопрос, который стоит задавать создателям фильмов, номинированным на «Оскар». Профессионализм актеров-номинантов не вызывает сомнения, и даже больше – восторг: Кейси Аффлек в «Манчестере…», Вигго Мортенсен в «Капитане Фантастик» Вашингтон в «Изгороди» – они блестящие актеры. Как и упомянутая Виола Дэвис или Николь Кидман в «Львиные». Перед режиссером и продюсерами стоят другие задачи, и, собственно, от них «пляшет» именно кино. Даррен Аронофски, как продюсер «Джеки» (не смотря на его параноидальные мысли, своеволие и капризность) – вот тот, кого можно назвать творцом, ибо он поверил в Ларрейна, который, в свою очередь, настолько верил в Портман, что хотел снимать только ее и больше никого.

 

«Кубо и легенда самурая»

 

Или Дени Вильнев: он не побоялся навязать продюсерам свой визуальный стиль в дорогом голливудском колосе, и вдвойне не прогадал: получил номинации на «Оскар» и сделал кассовый фильм со сборами в почти 200 миллионов долларов. Или Трэвис Найт, режиссер и продюсер мультфильма «Кубо и легенда самурая». Хоть «Кубо» и провалился в прокате, сам по себе он выглядит шедеврально, тем более что сделан в сложнейшей технике кукольной анимации. Кто знает, что теперь с ним будет – может его компания Laika Entertainment разорится и законы бизнеса выдавят его за те пределы, за которыми уже ничего хорошего не имеет. Эти границы бывают разные. За одни из них десять лет назад выдавили Гибсона, за остальные самостоятельно, с помощью петли на шее, вышел Робин Віллямс. Не самостоятельно, но за его грехи (изнасилование!) вывели, как за скобки, режиссера «Рождение нации» Нэйта Паркера, как раньше, за убийство, А. Джей. Симпсона. Но эти границы хорошо всем известны и понятны. Мы их воспринимаем, рождаясь в определенной системе культурных и законодательных координат. Нынешний «Оскар» пробует создать новые границы, которые кино раньше не касались. По крайней мере в цивилизованном мире, где свобода высказывания, свобода фильма, была более-менее нетронутой. Да и навязывание тем и ценностей всегда нивелировало навязывании ценности.

 

До «Оскара» можно по разному относиться, как и до самих американцев. (И так не к каждой премии или народа?) Нынешние «оскаровская» гонка порождают интересные мысли о настоящем, об участии в жизни и в кино политических лозунгов и социальных требований. Пока мы, украинцы, находимся за пределами этих гонок и всего мирового кино, стоит обратить внимание на процессы, протекающие в недоступных для нас пределах. И, возможно, перенять их, если не из желания элементарно узнать, где пределы забора, что нас отделяет от остального мира, то хотя бы из соображений совести.

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика