Новостная лента

Приговор декоммунизации

31.05.2016

В мае вынесли приговор парню за пропаганду коммунистического тоталитарного режима и изготовление и распространение коммунистической символики. Во Львове. В связи с интерпретацией масс-медиа, это первый реальный приговор в Украине по статьей 426-1 Уголовного кодекса, введенной в украинском законодательстве во время декоммунизации.

 

Декоммунизация, правосудия, нацбезопасность… Главное – не потерять голову

 

Пионером (то есть первопроходцем, а не тем, кем могло задуматься) оказался Галицкий районный суд Львова, который присудил юноше два с половиной года условного заключения с испытательным сроком в один год. Студенту-«лівакові» инкриминировали распространение в социальных сетях лозунгов коммунистических вождей, а также тематических «красных» иллюстраций. Парень признал свою вину и пошел на сделку с прокуратурой.

 

Судья Галицкого суда Виталий Стрельбицкий также постановил уничтожить ряд вещественных доказательств, изъятых у парня: комсомольский билет, партийный билет, атрибутику Прогрессивной социалистической партии Натальи Витренко, дождевики и футболки с партийной символикой, бланки, компьютерные диски. Господин Стрельбицкий проявил упорство, поэтому постановил уничтожить еще и изъятую у парня классику философии – книгу «Капитал» автора Карла Маркса. В конце концов, судья вообще не демонстрировал особой избирательности при обращении с доказательствами, потому что среди вещей, которые подлежали уничтожению, оказалась и сине-желтая лента…

 

Z выяснил обстоятельства данного дела, а также узнал мнения экспертов о том, соблюдена ли в ней граница между правом на самовыражение и интересами национальной безопасности.

 

Пєрєвиполнєніє – честь!

 

Молодой коммунист, вдохновленный поклонник политического таланта Наталии Витренко, поклонник министра культуры СССР Екатерины Фурцевой и ценитель советского кино, мечтатель Советского союза, рожденный уже во времена Независимости, – парень учится на театральных студиях в одном из львовских высших учебных заведений. Пока он не попал в поле зрения правоохранителей, то принимал активное участие в деятельности Прогрессивной социалистической партии, в частности, посещал какие-то акции ПСПУ во Львове. Разумеется, со своими взглядами ему было легче искать единомышленников где-нибудь, чем «в реале», поэтому естественно, что тот активно пользовался социальными сетями. Подчеркиваем на этом умышленно, потому что именно сообщения парня в Facebook и стали основой обвинения.

 

Итак, согласно обвинительному акту, во временном промежутке между маем 2015 года и апрелем 2016 года, ОСОБА_1 (так он фигурирует в Едином реестре судебных решений – мы же в дальнейшем будем называть его по инициалом К.) распространял среди пользователей интернета публикации, в которых «содержится пропаганда элементов коммунистической идеологии, состоит в распространении тенденциозной информации, направленной на идеализацию и популяризацию коммунистической идеологии и в публичном использовании продукции, с символикой коммунистического режима».

 

Еще не обвиняемый К. на съезде ПСПУ в Киеве. К оригинальной фотографии применен фотофильтр

 

В реестре судебных решений по преступлениям витренковца «заретушированы» специальными кодами: «публикации, посвященные ОСОБА_5, то есть лицу, которое занимала руководящую должность в высших органах власти в СССР», «коммунистические лозунги: ІНФОРМАЦІЯ_3; ІНФОРМАЦІЯ_4».

 

Впрочем, из сообщения Галицкого районного суда мы узнаем, что противозаконные публикации были посвящены В.И.Ленину, а преступными лозунгами были: «Ленин жил, Ленин жив, Ленин будет жить!»; «План – закон, выполнение – долг, перевыполнение – честь!».

 

Комментариев относительно этого дела ни самого парня, ни его близких в Z вы не увидите. «Они не хотят давать никаких комментариев. Они хотят забыть это дело, да и все», – отметил адвокат Юрий Стефанович, который был предоставлен подзащитному в рамках программы государственной правовой помощи и который и осуществлял защиту в этом деле.

 

Возможно, именно из-за нежелания огласки имя парня держат в тайне. Его фамилии не называют ни ПСПУ, ни в ряде пророссийских или российских организаций или сми, которые выступили со словами возмущения против приговоре львовского суда. При других обстоятельствах это имя, наверное, уже был бы на щите борьбы с преступлениями «хунты», или как там теперь называют Украину в Москве.

 

Скажем, львовянка Ольга Загульська (и сама преподавательница, которую уволили с Франкового университета за поддержку движений «ДНР» и «ЛНВ») призвала своих единомышленников отнестись к нему с пониманием, в частности, не обвинять его в том, что он пошел на сотрудничество с прокуратурой. «А кто-то вмешался в это дело (журналисты, политики, правозащитники), подставил свое плечо, помог парню отстаивать собственные права, поинтересовался, есть ли деньги на адвоката?», – писала Загульська на своей странице в Facebook.

 

Она пришла к выводу, что молодого коммуниста оставили наедине с «ідєологічєскім тєррором» власти, поэтому тот не имел выхода, кроме того, чтобы пойти на «мировую» с прокуратурой.

 

Все начиналось с терроризмом

 

Дело К. берет начало в конце апреля прошлого года. Тогда Служба безопасности Украины сообщила о разоблачении в Львове группы лиц, которые готовили провокационный «первомайский марш» с целью дестабилизации положения в регионе.

 

Во время обысков правоохранители изъяли компьютерную технику и агитационные материалы, направленные на организацию акций с антигосударственными призывами. Злоумышленники готовили и распространяли материалы, «которые популяризируют тоталитарный режим с использованием коммунистической символики». На видео, зафільмованому оперативниками, ребята признаются в том, что расклеивали в городе листовки с изображением Ленина и Сталина.

 

СБУ сообщила об открытии двух уголовных производств – по ст. 109 Уголовного кодекса (действия, направленные на насильственную смену или свержение конституционного строя или на захват государственной власти) и ч. 2 ст. 258-3 (участие в террористической организации).

 

Бланки партбилетов, изъятые во время обысков, суд постановит уничтожить

 

Как видим, за летний срок расследования обвинения с уголовного производства «ослабилось» с действительно тяжелых статей Уголовного кодекса к более мягкой – пропаганды коммунизма, – по крайней мере в отношении К.

 

Эксперты, с которыми посоветовался Z, отмечают, что это могло быть элементом соглашения о признании вины между государственным обвинением и подсудимым. То есть: ослабление обвинения в обмен на то, что он избегает реального приговора и наконец получает покой с уголовным преследованием. При таких обстоятельствах правоохранители получают эффективный результат расследования (то есть приговор), оправдывают обоснованность производства в отношении определенного лица (в прошлом году это подавалось как действенная работа СБУ по недопущению «майскіх» беспорядков), наконец, имеют возможность распространить громкий пресс-релиз на целую страну – зато подзащитный получает свободу в праве передвигаться, забирает с места хранения компьютерную технику дома.

 

Впрочем, адвокат Юрий Стефанович отрицает подобную договоренность. «Подозрение предъявлялось моему подзащитному не по той статье, первой: подозрение объявляли по той квалификации, которая и пошла в суд, и по которой признано вину», – пояснил защитник в комментарии Z.

 

Господин Юрий считает, что следователи переквалифицировали дело после того, как убедились, что парень не занимался преступлениями, которые ему инкриминировали в апреле 2016 года. «Процедура такая: Служба безопасности Украины имела какие-то сведения, они вносили сведения в Единый реестр досудебных расследований, и там обязательно отмечают начальную или первичную квалификацию преступления. Это не означает, что она должна в таком образе и в такой квалификации пойти в суд. Следователи собирают материалы, анализируют материалы и имеют право – и, в принципе, обязаны – переквалифицировать действия на другую статью [если не найдено доказательств], которая подпадает под квалификацию. Поэтому в данном случае она не то что бы отпала, а следователи проверили информацию и пришли к выводу, что там нет такого состава преступления, который был первоначально записан в квалификации», – толкует Стефанович.

 

Мама, анархия…

 

Кроме К., в прошлогоднем возведении Службы безопасности Украины фіґурувало еще двое парней. Часть из этой тройки принадлежала к анархистских движений.

 

Согласно информации Z, среди фигурантов дела есть несовершеннолетние.

 

Адвокат одного из подозреваемых Мария Каминская говорит в комментарии Z, что соглашение о признании вины часто заключается в уголовных делах для того, чтобы обвиняемая лицо избавилась от неприятностей со следствием – безотносительно к обоснованности инкриминируемых поступков.

 

«Это самый легкий путь для лица с окончанием рассмотрения уголовного производства. Чтобы это не длилось годами, чтобы это наконец закончилось… Именно это часто является основанием для признания лицом вины, а не действительное осознание того, что ему инкриминировали», – объясняет адвокат.

 

В то же время, Каминская сообщила, что ее клиент не рассматривает вариант с признанием своей вины. «Мой подзащитный не находится в статусе подозреваемого – он до сих пор имеет статус свидетеля», – отмечает юрист.

 

Мария Каминская убеждает, что обвинения правоохранителей по обоим делам – надуманные. «Считаю, что там не было состава преступления. И уверена, что не было состава преступления, предусмотренного статьями об угрозе национальной безопасности или террористическую деятельность. Но в связи с тем, что приходилось оправдать проведение этих действий, нашли, каким образом лицо привлечь к ответственности. Если бы человека не привлекли к ответственности, если уголовное производство закрыли, фактически констатировав отсутствие состава преступления или отсутствие события преступления – лицо имело бы право на жалобу по возмещению морального вреда, причиненного ей незаконными действиями органом досудебного расследования и нарушением ее прав», – комментирует Каминская.

 

Не исключено: на ранней стадии правоохранители действительно считали, что ухватили за жабры жирную рыбу. Они изучали активность подозреваемых, отслеживали их контакты, работали на основании гипотезы о возможных диверсиях или возмущение. Но в конце концов дело «не пошла».

 

«Скорее всего, Служба безопасности Украины вела оперативно-разыскную деятельность, которая является тайной, в результате которой надеялась получить доказательства, в частности, террористической деятельности, – комментирует Мария Каминская. – Согласно Уголовному процессуальному кодексу, любые следственные действия – гласные или негласные – могут проводиться только после внесения сведений в Единый реестр досудебных расследований. Если бы они вносили сведения по пропаганде – это не настолько тяжелая статья, которая бы дала им право обращаться с ходатайствами о предоставлении телекоммуникационных сетей, снятие информации с каналов связи. А вот террористическая деятельность – это преступление против национальной безопасности, и сложно себе представить, что суд не дал бы разрешение на проведение этих негласных следственных действий. Возможно, они и думали, что это какая-то грандиозная террористическая организация… Мы же понимаем, что любой следователь, любой судья, любой прокурор – они должны каким-то образом оправдывать, почему они сделали так. Получается, они просто из пальца вытянули ту статью (в этом случае – пропаганда тоталитарного коммунистического режима, – Z), которая им подходила», – комментирует Каминская.

 

Декомуни зиро вать следствие

 

Нам не удалось получить обстоятельных объяснений от правоохранительных органов по этому делу. В пресс-службе полиции Львовщины посоветовали отправлять запрос. В пресс-службе прокуратуры заявили, что всю возможную для разглашения информацию уже обнародовали для общественности, а остальные детали являются тайной следствия, ведь расследование в отношении других фигурантов продолжается.

 

До того времени, пока правоохранители хранят молчание (мы же не можем ничего утверждать наверняка: возможно, в том «Капитале» Маркса на полях были нарисованы какие-то антигосударственные планы; а возможно, следственные действия в отношении К. и его показания привели к основательной доказательной базы относительно главарей пророссийских движений, «подрывных организаций» и прочее – ибо наличие пачек с партийными бланками и куча изделий с атрибутикой указывают на принадлежность парня к определенной иерархии в партии или организации) – то вот пока правоохранители молчат, получается, что дело стоит на глиняных ногах.

 

Эффективна ли пропаганда, если у тебя «аж» 155 френдов в Facebook?..

 

Исполнительный директор Украинского Хельсинского союза по правам человека Аркадий Бущенко, комментируя «дело К.», говорит Z: «Первый, кого надо декомуни зиро вать – это собственно Львовскую прокуратуру, потому что они сами и занимаются пропагандой коммунистических идей, в том числе пропагандой идеи расправы с инакомыслием».

 

Правозащитник призывает декриминализировать статью о пропаганде коммунистической символики, считая, что она дает правоохранителям чрезмерный инструмент для уголовного преследования. «Я не вижу никакой опасности в деятельности, которую делал этот парень – никакой опасности», – говорит Бущенко в комментарии Z.

 

Отвечая на вопрос о том, как обнаружить грань между тем, где заканчивается свобода выражения, а начинается объективная угроза для национальной безопасности, Аркадий Бущенко говорит: «Это очень сложный вопрос и можно долго рассуждать – но не в этом случае. В чем была угроза от того, что человек распространяла в социальных сетях какие-то там лозунги, «Ленин – жил»?.. Кстати, Львовская прокуратура доказала, что Ленин таки жив: ибо они действуют так, как предвидел Ленин… Нет обоснования, что это несет реальную угрозу национальной безопасности или территориальной целостности – просто ссылка на закон о декоммунизации. Закон о декоммунизации не предусматривает борьбы с инакомыслием».

 

Бущенко также возмутился решением суда уничтожить книгу Карла Маркса. «У меня тоже есть Маркс, я читаю Маркса. И в университетах читают Маркса. Будем уничтожать книги? Это «талибан» чистой воды», – считает правозащитник.

 

В Галицком суде корреспонденту Z не предоставили объяснений относительно того, почему приговор предусматривает уничтожение «Капитала», а заодно и сине-желтой ленты. Нам посоветовали записаться в судьи Виталия Стрельбицкого на прием, чтобы получить ответы на вопросы. Помощник же судьи сказал, что Фемида принимает все решения относительно обращения с вещественными доказательствами на основании инструкции. А процедура заключения приговора не предусматривает отдельного обоснования для каждой единицы доказательства.

 

 

Профессор Ярослав ГРИЦАК:

 

«Такими приговорами наше государство готовит себе врагов»

 

 

Начну с того, что мне одинаково чужды как коммунисты, так и националисты. Напомню, что в 2010 г. я инициировал письмо-протест международного научного сообщества, когда СБУ арестовало Руслана Забилого — хотя не разделяю ни его взглядов, ни научных подходов. Так же мне чужая пропаганда коммунизма, и я поздравляю декоммунизации. Но взгляды — это одно, а жизненные ситуации — другое. А в разных жизненных ситуациях есть одно простое правило: надо становиться на сторону незаконно осужденной жертвы.

 

Я пробовал выяснить детали дела. Они намеренно держатся в секрете. Есть разные версии, но я их повторять не буду. Что, однако, мне ясно: жертва — или, скорее, его родители, которые пробовали спасать сына — выбрали наихудшую из возможных тактик: он признал свою вину и пошел на співробітицтво со следствием, чтобы получить наказание «условно». Теперь захисити его тяжело, почти невозможно.

 

А жаль. Любой хороший адвокат развалил бы это дело. Потому что обвинение составлено крайне неграмотно. Я понимаю, что коммунистическая лента может фигурировать как доказательство распространения тоталитарной пропаганды. Но при чем здесь георгиевская лента? К тому же, закон о ее запрете Верховная Рада приняла 16 мая, Парубий подписал 26 мая, а приговор по делу студента датирован 4 мая! То есть суд работает на опережение — «пятилетку за четыре года»?!

 

Теперь пусть кто-то разъяснит, почему в деле фигурирует сине-желтая лента. Она также незаконна?

 

А вершиной невежества является формулировка «учебник «Капитал» Маркса». Как «Капитал» стал учебником, а его хранение — преступлением? У меня дома есть копия перевода одной из глав «Капитала», который сделал Иван Франко. Или это делает меня преступником?

 

Мне это дело напоминает судебный процесс над Иваном Франком 1878 г., когда ему и его товарищам таким же способом «шили дело». Я не знаю, это молодой парень, если засадили условно, когда-нибудь станет Франком. Я хочу, однако, зверути внимание на другой возможный следствие: такими приговорами наше государство готовит себе врагов.

 

Посмотрите: согласно новейшим опросам, более 80% украинцев считают. что Украина рухаєтсья не в том направлении, большинство считает себя бедными, ни одного коррупционера не наказаны, люди испытывают нехватку элементарной социальной справдливості — чем не питательное поле для коммунистической пропаганды?

 

Я говорил и буду говорить: декоммунизация производятся глубокими политическими и економічнми реформами. Без них коррекция исторической памяти будет лишь поверхностной. У нас же происходит наоборот: чем меньше реформ, тем больше исторической памяти.

 

 

Председатель Украинского института национальной памяти Владимир ВЯТРОВИЧ:

 

«Речь идет не о случайное использование коммунистической символики»

 

 

Львовский приговор не является первым прецедентом осуждения за пропаганду коммунистической символики. Первый был 2015 года на Харьковщине в отношении лица, вешала красный флаг вместо государственного на органе местного самоуправления и совершил надругательство над Государственным Флагом. Я не владею материалами дела во Львове, чтобы комментировать по существу, впрочем обращу внимание на недоработки прокуратуры по коммуникации дела, которая получила общественный резонанс. Я знаю с медиа о признании вины обвиняемым и испытательный срок (а значит человек не заключенная). Вместе с тем хочу обратить внимание на то, что даже с имеющейся в сми информации понятно, что речь идет не о случайное использование коммунистической символики — у подсудимого изъято флаги, футболки, кепки, партийные билеты, судя по их количеству предназначены именно для распространения, а не личного пользования. И с одной стороны, не имея достаточно информации, понимаю волнение правозащитников в обоснованности приговора, а с другой стороны — разделяю общественные опасения относительно вероятной деятельности в пользу врага. Ведь, к примеру, в трагических одесских событиях 2014 года фигурировали молодые люди-диверсанты с коммунистической символикой. Ранее, еще в 2011 под комуністиними символами была устроена массовая провокация и во Львове.

 

Юрист УИНП, представитель Украины в проекте International justice for Коммунистический crimes Европейской платформы памяти и совести

Сергей РЯБЕНКО:

 

«Уже есть прецеденты приговоров за клевету в Facebook»

 

 

Оценить относимость и допустимость собранных органами следствия доказательств не имеем возможности, поскольку мы не были участником уголовного производства и соответствующая информация, касающаяся расследования имеет определенные ограничения относительно обнародования. Однако из открытых источников известно, что в «львовской» делу обвиняемый признал свою вину в совершении преступления и заключил соглашение с прокурором, что предусмотрено действующим УПК.

Назначенное судом наказание в 2,6 годам ограничения свободы с испытательным сроком 1 год означает, что если в течение года лицо не совершает иного уголовного правонарушения, то через год любое ограничение свободы до нее уже не применяется.

 

Относительно вещественных доказательств по делу УПК предусматривает соответствующую процедуру, эти доказательства могут быть возвращены участникам процесса по их требованию или же, если они не имеют какой-либо ценности и участники процесса не обращались за возвратом, они могут быть уничтожены.

 

Хочу также обратить внимание, что комментарии в сми, в которых приводятся параллели с российскими реалиями, довольно однобоки. Известны случаи уголовного преследования за пропаганду нацистской символики в Европе, а также, уже имеем прецеденты приговоров за клевету в Facebook . Например, как сообщалось в украинских медиа, в Швейцарии — Окружной суд Цюриха 29 мая приговорил 45-летнего пользователя Facebook по статье Уголовного кодекса о клевете и присудил штраф в 4000 франков ($4 095) с возможностью отсрочки на два года. Штраф может быть отменен или снижен, если в течение двух лет подсудимый не повторит подобные правонарушения.

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика