Новостная лента

Приключения и заботы на «польский Пасха»

10.04.2016

 

Станиславов (теперь Ивано-Франковск) в начале апреля 110 лет назад – глазами газеты Kurjer Stanisławowski.

 

 

 

 

Продолжение сериала. Предыдущая серия – “Смертельные болезни и мошеннические отличия“.

 

 

Весной 1907 года все римско-католическое население Станиславова отмечало Пасху в последний день марта, когда настоящего весеннего тепла еще хватало, и погода была чрезвычайно капризной. Только на второй день праздников, несмотря на удручающе погода, небо над городом немного распогодилось и станиславівські римо-католики смогли насладиться теплом и солнцем.

 

 

«В пасхальную субботу пасхальные торжества начались в шесть часов в латинской колегиате (коллегиальный костел Пресвятой Девы Марии – теперь Музей искусств Прикарпатья. – Z), а затем продолжились в семь часов в костеле отцов иезуитов (теперь кафедральный Свято-Троицкий собор УПЦ КП. – Z) и армянском костеле (теперь кафедральный Свято-Покровский собор УАПЦ. – Z). Из-за непогоды движение во время празднований был слабее, чем всегда», – констатировала местная газета Kurjer Stanisławowski в числе по 7 апреля 1907 года.

 

 

Но если в Станиславове непогода только помешала жителям города достойно отпраздновать, то в некоторых других местностях природные катаклизмы нанесли значительно больший ущерб. Как писала газета, в курортном Яремче произошел оползень возле самой железнодорожной станции, под натиском сдвинутой с горы земли даже немного подвинулась колея.

 

 

«Дирекция железных дорог принимает меры для устранения опасности. Сейчас уволен проезд колеей, вывезено три метра смещения, приготовлено специальные мостики для пересадки путников», — сообщал Kurjer Stanisławowski.

 

 

Свои трудности с коммуникациями возникли в Галиче, где в поливальный понедельник через сильный ледоход был поврежден деревянный мост через Днестр.

 

Паровой катер на Днестре в Галиче (1885)

 

 

«Лед тронулся, плыла по реке, в ночь на понедельник повредил один из пролетов моста, из-за чего было прекращено движение транспорта, а пешеходы перебираются на другой берег на лодках, а дальше – кладкой», – информировала газета.

 

Вероятно, плохое состояние дорог после пасхальной непогоды стал причиной дорожно-транспортного происшествия в пригородном селе Княгинине (ныне – микрорайон Ивано-Франковска), где почтовая бричка, развозя пакеты, вместе с конем и извозчиком взлетела в поток Млинівку.

 

 

«Почтовый фургон перевернулся так, что своей тяжестью придавил и покалечил коня, люди оказались по шею в воде, а развозчик пакетов сломал себе ногу. Сами же пакеты плыли по воде, и их пришлось оттуда вылавливать», – подробно описывал этот несчастный случай Kurjer Stanisławowski.

 

Через довольно крутые и высокие берега ручейка пришлось потратить много времени, чтобы вытащить бричку и искалеченного коня. Лишь с помощью какого-то мужчину, который подъехал лошадьми, удалось это сделать. Раненого почтового курьера доставили домой, а визбирані из воды размокшие пакеты отдали под охрану полиции.

 

Видимо, такие вот неожиданные и досадные неприятности, а также внезапные приступы различных болезней, которые порой возникали у жителей города, стали поводом для предложения относительно создания в Станиславове прообраза «скорой помощи» – дежурного врача, который вместе с полицейским и кучером на бричке отбывал бы ночные дежурства и при необходимости оказывал бы неотложную медицинскую помощь.

 

 

«Имеем на помине образования ночной медицинской службы, которую удалось бы организовать при условии, что дело взял в свои руки Магистрат. Учитывая то, что врачей, желающих оказывать помощь ночью, есть 15, чередовать им приходилось бы лишь раз на две недели», – предлагал автор в газеты, подписавшийся инициалами Е.Н.

 

Площадь Мицкевича в Станиславове

 

 

Такую службу неотложной медицинской помощи предлагалось создать на базе городского санитарного бюро, а помещениями для этого подразделения могли бы служить бывшие пожарные казармы с тыльной стороны Дирекции железных дорог (ныне – медицинский университет) на площади Мицкевича.

 

«Понятно, что медицинская служба в санитарном бюро не отобрала бы ночной практики у других врачей, ведь помощь дежурного врача была бы только факультативная, однако, посоветовали бы такую новацию: на домах, в которых живет врач, обязуется оказывать помощь ночью, должен всегда светиться застекленный красный фонарь», — неожиданно порекомендовал тот же автор.

   

 

Работа таких ночных дежурных врачей должны были бы оплачиваться из городского бюджета, чтобы исключить ситуацию, когда медики, прибывая на ночные вызовы, не получали гонораров за несостоятельность больного или накладку с прибытием другого врача. То есть, создание такой службы должно быть взаимовыгодным: и для врачей, и для пациентов.

 

«От быстрого внедрения этого проекта в жизнь зависит не одна человеческая жизнь», — подчеркивал Kurjer Stanisławowski.

 

В том же номере газета продолжила развивать медицинскую тематику, отчитавшись об окончании в городе эпидемии скарлатины, от которой за год (первый случай этой смертельной на то время болезни был зафиксирован еще 21 февраля 1906 года) пострадало аж 136 человек, среди которых больше всего было детей (102). Всего болезнь унесла жизни 28 человек, в частности, стала причиной смерти двух взрослых мужчин, остальные умерших – дети.

 

«В течение 6 недель в городском управлении не зафиксировано ни одного нового случая скарлатины, а на прошлой неделе проведено окончательную дезинфекцию в квартире последнего больного», — сообщала газета.

 

В то же время в Станиславове удалось обуздать вспышку брюшного тифа, который в феврале 1907 года распространился среди воспитанниц крестьянской бурсы (общежития для бедных учащихся) на улице Казимирівській (теперь – улица Мазепы), а следовательно и среди жителей соседних домов.

 

 

«Причиной возникновения болезни было употребление воды из источника возле подворья на улице Казимирівській, 107, вблизи бывшей грабарні. Всего заболело 16 человек, умерли трое. Имеем удовольствие сообщить, что от двух недель нет в нашем городе ни одного случая острого инфекционного заболевания», — информировал Kurjer Stanisławowski.

 

 

Тем временем чиновники Станиславивского магистрата имели, чем заняться, кроме введения медицинских новаций: именно надвигались парламентские выборы, поэтому на первом этаже ратуши в помещении избирательного бюро выложили для всеобщего ознакомления списки избирателей. В период с 4 по 17 апреля каждый избиратель мог убедиться, имеет ли он право голоса. Надо сказать, что выбирать послов в парламент тогда разрешалось далеко не всем: такого права были лишены женщины и военные, зато крупные налогоплательщики имели преференции перед малоимущими избирателями.

 

В целом город Станиславов выбирало одного посла Галицкого сейма и вместе с Тисменицей – одного посла в австрийский парламент. Дополнительно владельцы «больших посілостей» Станиславивского округа (уезды Станиславовский, Богородчанский, Надворнянский, Тлумачский, Бучацкий) выбирали еще двух послов сейма и одного до парламента. Меньшие владельцы тоже имели право выбрать дополнительных послов – по одному в сейм и в парламент. Так, в Галицком сейме Станіславівщина была представлена четырьмя депутатами, а в австрийском парламенте – тремя.

 

На Пасху провели предвыборные собрания представители местной партии сионистов, заявив, что отказываются от сотрудничества с социалистами. «Докладчик доктор Рубин Йонас сетовал, что иудеев не допускают до правительственных должностей и даже не берут на подметание улиц, поэтому они должны сами о себе заботиться и не спариваться с одной партией», — подчеркнул Kurjer Stanisławowski.

 

Вместе с тем присутствующие на собрании социалисты убеждали, что для иудейской общины сионисты ничего не способны сами сделать и приводили пример станиславівських портних, которые обратились к этой партии за защитой своих прав на лучшие бытовые условия, но получили отказ, поскольку сионисты не хотели ссориться с их работодателями. Наконец, сборы превратились в громкий спор между партийцами и не приняли никакой резолюции.

 

Епископ Григорий Хомишин

 

 

Тем временем, украинцы, Пасха в том году праздновали 5 мая, все никак не могли определиться с единым кандидатом в Станиславівському округа. Как сообщала газета, греко-католический «епископ Хомишин приказал украинскому духовенству агитировать исключительно за кандидатуру отца Евгения Олесніцького, а агитировать за второго украинского кандидата, доктора Евгения Левицкого, запретил под угрозой наказания». Забегая вперед скажем, что на выборах в австрийский парламент в 1907 году победил таки 37-летний Евгений Левицкий – галицкий политик, который вместе с Иваном Франко, Михаилом Павликом, Вячеславом Будзиновським и Кириллом Трильовським был инициатором создания первой в истории украинской политической партии — Русско-украинской радикальной.

 

Евгений Левицкий

 

 

В том же номере газета сообщила «сенсационную новость» о приобретении крупного земельного участка на улице Третьего Мая, на месте, где до пожара стоял паровая мельница Імердауера – самое большое здание старого Станиславова (ныне – улица Грушевского, 22), тем же епископом Хомишиним – для строительства еще одной греко-католической церкви. По данным газетчиков, стоимость покупки составляла 100 тысяч крон, при чем 60 тысяч Хомишин, якобы, заплатил наличными.

 

 

«Строение этой церкви будет стоить русинам примерно миллион крон», — предположил Kurjer Stanisławowski.

 

Как известно, одной церкви на месте бывшей паровой мельницы так и не появилось. Теперь там стоит советская многоэтажка, а до того был сад. Зато рядом, между пустырем на месте выгоревшего мельницы и женской школой королевы Ядвиги (ныне – СШ №7), на средства украинской общины построили здание для спортивно-патриотического общества «Сокол».

 

Видимо, польские газетчики тогда немного ошиблись и, видимо, нечаянно…

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика