Новостная лента

«Приват»: дело олигарха как дело каждого

20.12.2015

В воскресенье поздно вечером, когда Кабинет министров Украины объявил о решении национализировать «Приватбанк», возник шутка: что в такой способ государство делает себе изысканный подарок на Николая. Впрочем, прозаический сторону «миколайка» в том, что подарки приходится разносить Святому, но за содержимое волшебной сумки всегда приходится платить кому-то другому. Так где-то и мы: берем на плечи бремя крупнейшего, самого распространенного, самого толстого банка – но будем вынуждены оплатить его долги, за его стабильность, за «дыры», которые выпустили за границу миллиардные суммы в пользу бывших владельцев. Частное дело одной группы становится частным делом каждого.

 

Руководство государства в лице президента, премьера, министра финансов, председателя НБУ убеждает, что вкладчикам «Приватбанка» ничего не грозит, а пертурбация со стержневым для страны банком не повлияет на общее финансовое положение. По заявлениям украинского руководства следует, что дела у «Приватбанка» были очень скверными, поэтому национализация «жемчужинки» Игоря Коломойского выглядела единственно верным вариантом действий.

 

Эксперты, с которыми пообщался Z, подтверждают эту мысль: национализация «Приватбанка» – неизбежный шаг. Впрочем, они ставят власти и дополнительный вопрос: почему этот шаг сделан только сейчас, когда ситуация уже действительно критическая?

 

Председатель национального банка Украины Валерия Гонтарева на экстренном брифинге утром в понедельник, 19 декабря, заявила, что недостаток капитала у «Приватбанка» в декабре составляет 148 миллиардов гривен. Она подчеркнула, что одной из причин такого разрыва стала «невзвешенная кредитная политика» банка. При этом сразу указала на виновников: еще в апреле 2015 года более 97% корпоративного портфеля – это кредиты, связанные с акционерами компаниями. Национальный банк якобы призывал «Приват» упорядочить свою кредитную безрозбірливість, однако до декабря проблема не исчезла.

 

Всякий мастак махать кулаками после боя, и председатель Национального банка – не исключение. Однако было бы справедливо напомнить, что журналисты зафиксировали отток капитала из «Приватбанка» еще весной-летом 2014 года (тогда Игорь Коломойский еще был председателем Днепровской ОГА). В связи с неполными (речь идет о суммах, которые удалось отследить) подсчетам, тогда из банка вышло за рубеж $1,8 млрд. грн. При этом соглашения под эти транзакции были примерно одинаковыми и имели признаки фиктивности. Зато Валерия Гонтарева тогда уверяла, что «претензий к Привату нет».

 

А что, когда такая выгода стала следствием договоренности с чиновниками?

Проблему «Приватбанка» для Z комментируют старший экономист Центра экономической стратегии Дмитрий Яблоновский и председатель Комитета экономистов Украины Андрей Новак.

 

Дмитрий ЯБЛОНОВСКИЙ:

Возврат средств вкладчикам – не проблема вообще

 

Проблемы накапливались очень давно. Если исходить из той информации, которую нам дает Национальный банк и Минфин, то 97% кредитов, которые были выданы корпоративным клиентам, я кредитам в пользу связанных лиц: фактически, банк, принадлежавший определенному кругу владельцев, выдавал кредиты компаниям, которые также принадлежали фактически либо самому банку, либо определенному кругу владельцев. Это только часть проблемы, потому что все гораздо сложнее. В частности, проблема в том, что эти кредиты должным образом не обслуживались.

 

Конечно, можно такой банк поддерживать определенное время на плаву, придавая ему рефинансирование. Но, в любом случае, если тело кредита погашать нечем, да еще и по такой большой сумме, то рано или поздно вы все равно будете вынуждены как-то решать вопрос с этими кредитами (которые в принципе погасить невозможно). И тогда возникает вопрос, что делать: или признать банк проблемным, вводить временную администрацию и фактически ликвидировать банк – или национализировать, когда государство входит в капитал. Учитывая размер «Приватбанка», его значение для системы, решили пойти по второму сценарию. С макроэкономической точки зрения национализация является лучшим вариантом. Мы осознаем: если банк, который обслуживал значительное количество зарплатных клиентов, пенсионеров, работал со студенческими карточками, который обслуживал значительное количество текущих счетов предприятий, если он вдруг перестанет это делать – это будет иметь катастрофические последствия для экономики Украины.

 

Но следует также понимать: да, мы, налогоплательщики, станем владельцами «Приватбанка», но это произойдет фактически за наш счет.

 

Основная проблема – это возвращение тех долгов связанных лиц. Потому что мы знаем, какая у нас система, которая у нас судебная система. Она способна вернуть к жизни даже те банки, которые были выведены с рынка за то, что те банки были «пылесосами», которые работали по мошенническим схемам. Как будет с «Приватбанком»? Мы не знаем, каким является желание собственника платить по тем кредитам. А многое зависит именно от этого. Основная задача – провести реструктуризацию этого портфеля кредитов связанным лицам банка, чтобы эта реструктуризация сработала и максимальная доля этих кредитов вернулась к банку. Это проблема.

 

Зато возврат денег вкладчикам – не проблема вообще. Национальный банк Украины готов поддерживать «Приватбанк» уже как государственный банк необходимыми суммами, а кроме того само государство войдет в капитал банка и, если нужно, этот капитал сможет использовать для выполнения обязательств. Людям не следует путать ликвидацию с национализацией. «Приватбанк» никуда с рынка не уходит. Ранее частный собственник отвечал по всем обязательствам перед людьми, перед вкладчиками, перед предприятиями за хранение этих средств, которые они ему доверяли – сейчас это будет делать государство. Наоборот, для вкладчиков риски уменьшаются, потому что пока банк был частным, то можно было ожидать всевозможных сценариев, а сейчас банк станет государственным, а государство, скажем так, социально немного более ответственна в отношении вкладчиков. Это не ликвидация – это переход банка от одного владельца банка к другому.

 

Андрей НОВАК:

Это договорняк

 

– Национализация «Приватбанка» происходит цивилизованно, если сравнивать с «банкопадом», который состоялся в течение последних последние 2,5 лет, когда ликвидировали почти сотню украинских банков (а иначе государство и не могла поступить). Впрочем, «Приватбанк» – крупнейший банк в Украине, с наибольшим количеством клиентов среди юридических и физических лиц, он имеет массовую платежную систему, наибольшее количество банковских отделений и банкоматов по Украине. С такими банкам нельзя было поступать иначе, чем как цивилизованно его национализировать.

 

Но теперь в этом процессе есть несколько интересных моментов.

Почему ситуация дошла до национализации этого банка? Потому что, я уверен, его предыдущие владельцы не имели целью избавляться от этого актива, потому что он является ключевым активом в их финансово-промышленной группе. Очевидно, что к этой ситуации привела личный конфликт между прежними собственниками и президентом Украины. Этот конфликт, очевидно, начался с отставки одного из владельцев с должности председателя Днепропетровской ОГА. Владельцы решили выводить капитал из банка за границу, опустошая его и параллельно этим шантажируя президента и украинскую власть. Сейчас ситуация с выводом капитала дошла до такой критической точки, что дальше тянуть государству уже не выпадало. Именно поэтому она приняла решение о национализации банка, которая требует, по словам главы НБУ, в докапитализации на 148 миллиардов гривен.

 

Я предполагаю, что докапитализация в основном будет осуществляться за счет дополнительной эмиссии гривни, что может привести к росту темпов инфляции и глубокой девальвации гривны.

 

Теперь, когда «Приватбанк» стал стопроцентно государственным, его вкладчикам не надо беспокоиться, потому что они под гарантией государственного бюджета, их вклады гарантированы в полном размере. Но надо понимать при этом, что будет происходить. А будет происходить то, что сейчас за наш счет – налогоплательщиков, физических и юридических лиц – будет осуществляться докапитализация «Приватбанка» и его оздоровление. Кстати, из анонсов министра финансов мы знаем, что потом, после стабилизации, «Приватбанк» снова приватизируют. То есть сейчас получается, что его оздоровят за наш счет, а потом «здорового» выставят на продажу.

 

– Вы упоминали о конфликте между владельцами «Приватбанка» и президентом. Или их конфронтационная позиция может иметь риски для будущего «Приватбанка» и финансовой стабильности Украины?

 

– Это зависит от их мотивов: они связывают работу своего бизнеса с Украиной, какие у них политические намерения? Какими будут мотивы – так и будут действовать. Если они решат остаться в политике и набирать политический вес, то финансировать политические проекты, при этом использовать свой довольно большой медиа-ресурс.

 

– Могло ли решение о национализации зародиться раньше?

 

– В этой ситуации удивляет то, почему Национальный банк Украины не реагировал сразу, как только он видел начало процесса вывода капитала. Нацбанк видел все счета, все операции, наблюдал за движением средств по счетам – он мог реагировать сразу. Реакции не было – значит, очевидно, предыдущие владельцы этого банка и президент Украины руками своего человека на посту главы НБУ выполняли определенные договоренности относительно этого. И не исключено, что это такая совместная акция по взаимной договоренности. Как в народе говорят – договорняк.

 

– То есть Комолойським откупился от государства своим банком?

 

– Откупился – увидим позже. Будет зависеть от того, как предыдущие владельцы «Приватбанка» будут действовать на политическом поле.

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика