Новостная лента

Прогулка с удовольствієм…

09.03.2016

 

Они почти всегда присутствуют на старых фотографиях наших городов. Все в кадре оказывается несколько людей, для которых появление неповоротливого фотографа является интересным событием, которые имеют время и желание остановиться, разглядывать, наблюдать, на долго оставаться на месте происшествия, приобщаясь к ней, не нуждаясь никуда спешить и ничего более пристального делать. Ибо они, эти разные люди, прогуливаются. Они шпацерують. Они на проходе. Они вышли в город ради того, чтобы на что-то интересное наткнуться, что-то разглядеть, кого-то увидеть. Так что мировая справедливость обернулась таким образом, что собственно они попали в кадры исторических снимков. И прежде они остались в изображениях различных мест как теперь уже неистребимая составляющая этих местностей.

 

У кого не работает голова, у того работают ноги. Такая галицкая присказка означала, что перед тем, как пойти улаживать какие-то дела вне дома, надо хорошо продумать маршрут, последовательность, хронометрию – чтобы все наилучшим образом сложилось. Но есть и обратная максима – когда заработают ноги, начинает работать голова. Почему-то в последние века слишком много людей, которые работали головой, требовали для этого ходить, нуждались проходов.

 

Проходы на протяжении последних модерных веков стали таким же весомым способом сгущения духовной и интеллектуальной жизни, как когда-то были пиры. Если – как электрик обнажает провод от разноцветной изоляции – препарировать теперешние обычаи, то вполне может оказаться, что именно шпацер остается тем самым прочным проводом, через который передается преемственность практикование культуры. Оставаясь доступной в наше время, когда разрыв между настоящим и прошлым, и даже найнедавнішим прошлым, в массовом сознании растет в геометрической прогрессии.

 

Весь общественный, экономический, социальный, этический развитие последних веков сводился к тому, чтобы как можно больше людей могли бы прогуливаться как можно больше где.

 

Поэтому типология проходов со временем уже не могла уложиться в систематическую таблицу, а требовала отдельного лексикона. Те, что шпацерували разрастались от группок фланерів до огромных сдвигов. И если когда-фланеры становились теми обсерваторами, из среды которых породилося несколько жанров словесности, то впоследствии банальные прогулки стали любимым способом контакта с внешним миром, подтверждением того, что написали первооткрыватели. Не удивительно, что следом пришли философы, которые исследовали и описали бытовую философию проходов с точки зрения высокой философии.

 

Корсо, променады, дептаки, стометровки, парки, моціони, лесные тропы, городские трущобы, пассажи, молы, побережья, курации, курорты, виадуки, маркированные маршруты, некст виски-бар, пикники, ярмарки, аттракционы, руины, ботанические и зоологические сады, музеи…

 

Ходить, бегать, на лыжах, на лодке, на велосипеде, на чертовом колесе, верхом…

 

В одиночестве, с детьми, всей семьей, с бабушкой, с папой, вдвоем с приятелем, вдвоем с любовью, несколько пар, несколько коллег, стая подростков, с учителем…

 

С нотесом, с фотоаппаратом, с этюдником, с биноклем, с картой, путеводителем, с романом…

 

Размышляя, беседуя, попивая, истощаясь, отвлекаясь, наблюдая, целуясь, прислушиваясь, фантазируя, считывая, домислюючись, считая…

 

Выйду перейдуся… Выйди перейдися…Выйдем пройдемся…

 

Вариаций и комбинаций множество, но всех их себе можно представить.

 

Когда-то я видел даже такую. Был туман и я шел сквозь парк с несвойственными нашей местности пиниями, гинко и магнолиями. Сначала я услышал голос, тогда из тумана возник тот, что говорил. Его рука была возле головы, как будто голова болит. Но нет, в руке был телефон. Через несколько минут вышла вторая, тоже говорила, руки были свободно опущены. На расстоянии полуметра я увидел, что она говорит в мікрофончик, закрепленный под подбородком. А третий голос был особенно вдохновенным. Когда стал видимым его носитель, я не увидел никаких приборов, даже самых совершенных. Он просто без всякого аппарата звонил в космос… Все они шпацерували так, на что были способны и как им полюбившегося.

 

Кстати, и Шевченко, и Франко, и Леся Украинка, Коцюбинский, Стефаник, и Антоныч, и все-все очень любили проходы и много прогуливались. Каждый по-своему, что можно разглядеть в написанном ими.

 

И еще. Если бы я был диктатором Украины, то и сам бы каждый день ходил на длинные шпацери, и всех из властной вертикали заставил бы так делать. Не только для того, чтобы думать и тайно беседовать. Чтоб видеть, что вокруг творится. Как Гарун аль Рашид.

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика