Новостная лента

Прощание со Ксенею

09.06.2016

Сегодня, 9 июня в Чикаго прощаются с Ксенией Бурачинською-Данилишин, который в возрасте далеко за 90 лет ушедшая в Бозе пять дней назад. Эту женщину знает и воспевает украинство по всему миру, потому что это она и синеглазая и чернобровая Ксения, про которую сложено первое украинское и мегапопулярное уже на протяжении восьми десятилетий танго. «Гуцулка Ксеня» — слова и мелодию этой песни знают буквально все. Сейчас возможность узнать о украинский вневременной хит несколько больше.

 

 

Как сообщили Z из Чикаго, прощаться с Ксенею будут нынче с 5 до 7 часов вечера по тамошнему времени в похоронном доме Cumberland Chapels (8300 W. Lawrence Ave., Norridge, IL). Панихида состоится в церкви УГКЦ Св. Иосифа Обручника в субботу, 10 июня, в 10:15 утра, а похороны — в 11:15 утра на украинском кладбище украинской общины в Чикаго St Nicholas Russian Cemetery.

 

А мы тем временем расскажем и про саму Ксению Бурачинську-Данилишин и о песне, начальная версия которой рассказывала отнюдь не о предательстве гуцулки любимым, а о ее трагической гибели.

 

Итак родилась Ксеня в Шешорах по разным версиям в 1919, или в 1922 году и прожила здесь на Косовщине до Второй Мировой войны. Дальше семья должна была бежать: сначала перебрались в Европу, а затем за океан. Песня «Гуцулка Ксеня» появилась, когда девочка была еще подростком и написал ее Роман Савицкий – учитель из села Семигинов Стрыйского района (а не «села Семиголів Сокольского района», как ошибочно, вслед за диаспорными первоисточниками, утверждают немало украинских изданий).

 

«Гуцулка Ксеня» была ребенком

 

Дата рождения песни – 1932 год. В те годы Станислав (с 1962 г. – Ивано-Франковск) был значительным центром украинской музыкальной культуры. Свой летний отпуск Роман Савицкий проводил, как правило, в доме двоюродной сестры Ирины Бурачинської, которая жила в селе Шешоры на Косовщине. А Ирина имела красивую дочку Ксюшу, которая очень любила своего дядю Романа.

 

На одном из вечеров, когда молодежь забавлялась во время вакаций, 10-летнюю (по другим источникам, 13-летнюю племянницу Савицкого избрали «королевой» вечера. Ксеня была очень веселой и остроумной, каждому давала какие-то поручения, а к своему дяде обратилась с просьбой написать такую песню, чтобы вся Гуцульщина ее пела!» Вскоре такая песня была написана, а музыку на прекрасные слова впоследствии написал И. Недильский.

 

Создана спонтанно песня сразу же полюбилась. Газеты одна за другой публиковали фото с той самой девочкой из «Гуцулки Ксени» и описывали ее красоту. Казалось, о ней знали все.

 

 

Сама же Ксения впоследствии рассказывала, что от внезапной популярности была не в восторге. Ее узнавали совсем чужие люди, даже когда просто узнавали ее имя – в то время оно было не слишком распространенным. «Мне это не нравилось, я не хотела, чтобы на меня обращали внимание», – рассказывала она уже на склоне лет, 23 года назад после посещения родного села уже в независимой Украине в 1994 году Ukrainian Chicago.

В свою очередь, В. Селезенка, который провел исследовательскую работу творчества Савицкого, пишет: «Роман Савицкий рос как певец и композитор. В Станиславе с охотой пели его песни «Мечтательный студент», «Прекрасная Елена», «Мечта», «Ах, дорогая мама». Самая счастливая судьба выпала «Красным макам», что были написаны в том же селе Шешоры через три года после «Гуцулки Ксени».

 

Мак красный между житами,

Серебряный месяц над полями…

В такую ночь, когда все спит,

Что-то в жизни шелестит.

 

Припев:

Красные маки – цветы любви,

Болезненное воспоминание, тихое рыдание!

Красные маки, прекрасные цветы

И упоминание всех прошлых лет.

 

То нещасная девушка,

А любовь в этом причина, —

Все собирает маков цвет,

Плачет тихо на весь мир.

 

И снова случай, о котором сам композитор рассказывал так: однажды в Надворной дали ему во время концерта букет красных маков. Певец тут же подарил те цветы хористці Гали, в которую был влюблен. С глаз девушки скатилась слеза. Совсем скоро она вышла замуж за другого. И только тогда Роман узнал, что есть поверье: маки дарят тогда, когда разлюбят. Теперь же эту историю, как и раньше самую «Гуцулки Ксени» приписывают другому автору…

 

Ксенині понавіряння

 

С началом Второй Мировой войны Ксениній семье пришлось бежать, потому что ее старшего брата хотели арестовать. Детали побега Ксеня вспоминала с трудом, ведь прошло более 70 лет. Говорила, что у них была большая хата посреди живописных гор, рядом – река. И все пришлось оставить, убегая сначала в Словакию, а затем в Германию. В последний задержались подольше – Ксеня даже поступила в университет в Мюнхене, но перебиватись без работы было непросто: «Немцы не были злы к нам, но не было работы, – вспоминает Ксения. – Впоследствии американцы позвали моего мужа к себе, он был ветеринаром, а они нуждались в добром пищи для армии».

 

В США отправились кораблем. Ксеня с мамой очень сложно пережили путешествие, всю дорогу практически не поднимались с кровати. Наконец прибыли в Нью-Йорк, а уже оттуда перебрались в Чикаго.

 

Первые годы в эмиграции прошли в затруднении. Будучи новейшими переселенцами, английский знали плохо. Чтобы приобрести собственный дом, пришлось долго и тяжело работать. Несмотря на все сложности, своих детей решили воспитывать в украинских традициях, учили их родному языку. «После лет жизни в диаспоре они до сих пор разговаривают правильно», – гордилась Ксеня и скромно добавляла: малая обычная жизнь, как у всех других людей.

 

 

После выезда с Украины на родной Гуцульщине побывала дважды. По приезде односельчане гостю узнали сразу – знали же ее от маленькой. Хвастали невредимыми церковными колоколами, которые еще до войны купил отец Ксени, а позже их пришлось спрятать от коммунистов. Чтобы помочь возиться на могиле отца и деда, все село собралось…

 

Вспоминает и неприятные моменты: что авторство посвященной Ксени песни приписывал себе другой человек. «Мне даже письма в США присылали, чтобы я отказалась от своих слов о дядюшкиной песню. Но я этого не сделала».

 

Ксеня Бурачинська-Данилишин не спорила за авторство, которое, по одной из версий, принадлежит композитору Ярославу Барничу. Просто потому, что считала бесполезным лишний раз доказывать, что она – «та самая Ксеня». Да и хит, который сделал ее имя известным на весь мир, давно зажил собственной жизнью.

 

Измена или трагедия?

 

Дискуссии, кто же в действительности является автором слов и музыки первой украиноязычной песни-танго, продолжаются уже почти 80 лет. К примеру, исследовательница из Ивано-Франковска Ирэна Илькив недавно в очередной раз обострила вопрос: кто же считается настоящим автором слов «Гуцулки Ксени» – Ярослав Барнич или Роман Савицкий?

 

Первый из них – украинский композитор, дирижер и педагог утверждал, что написал текст и мелодию в 1938 г. в честь Ксении Клиновської из села Небилова, что у Перегинска Рожнятовского р-на современной Ивано-Франковской обл.(на грани Бойковщины и Гуцульщины). Она училась у композитора в Станиславове и вдохновила его на создание песенного шедевра, что часто бывает в творчестве выдающихся художников. Впрочем, тот факт, что в этом же году он создал и одноименную оперетту, позволяет предположить, что в оперетте он использовал написанную еще в 1932-м году Романом Савицким, которую искренне считал народной. Мол, Ярослав Барнич, в свое время был сечевым стрелком, а в период гитлеровской оккупации – дирижером Львовской оперы, поэтому перед приходом «вторых советов» эмигрировал сначала в Западную Германию, а в 1949 г. – к США. Разумеется, утверждает исследовательница, что такой деятель для советской пропаганды был невыгодным, поэтому тема авторства «приписывалась» другому лицу.

 

 

К слову, первая пластинка с «Гуцулкой Ксенею» появилась в 1945 году, записана… Ансамблем песни и танца Первого Украинского фронта под управлением заслуженной артистки Украины Лидии Чернышевой (в Чехословакии на небольшой фирме «Єста»). На этикетке пластинки, которая сохранилась и в киевских коллекционеров, указано, что это — народная песня… Закарпатья, — отмечали в 2001 году исследователи из Киева Владимир Полонский и Леонид Шемета.

 

Оригинальный текст песни Романа Савицкого был более трагичным за тот, который знаем сейчас, ибо говорилось в ней не о предательстве, а о скоропостижной смерти любимой, которая погибла, спеша на свидание:

 

Сонные горы укрыла ночка
Полонину всю залила
Нежно ласкала стадо
Молодой пастух не спал

Он в утренней минуте
Ксюшу встретил в долине
И в одной горной стране
На трембите угрюмо играл

—Припев—

Гуцулко Ксеню
Я тебе на трембите
Лишь одной в целом мире
Расскажу о своем сожалению

Душа страдает
Звук трембиты звучит
И что сердце любит
Так горячо как жар

 

В каждую ніченьку пестливу
Он смотрел в предательскую мглу
Видел фигура серебряно седую
В ней гуцулку познавал

Тихо опершись на соснин
В глаза он смотрел невинные
И слова эти беспрестанные
О любви присягал

<Припев>

Полюбил девушку скрыта
И прошло горячее лето
Буря шла неистово
В лес пастух гнал отару

Черемоша били волны
Бежала Ксеня в бессилии
На стремительном упала шпили
Печально завывал ветер

<Припев>

Стадо оставлял каждую ночь
И искал следы девичьи
Как нашел закрытые глаза
Их в последний раз целовал

Тяжело опершись на соснин
С болью сердца играл девушке,
Чтобы и горы слышали синие
Как гуцулку он любил

<Припев>

 

 

В популярной сейчас версии гуцул предал любимую:

 

Уже прошло горячее лето,
Гуцул другую любил скрыта,
А гуцулку чорнобриву
Он в последнюю ночь прощал.

 

В 1955 году песню записали на пластинку и участницы известного трио бандуристок: Нина Павленко, Валентина Третьякова и Тамара Полищук. И опять на этикетке пластинки было указано, что это — украинская народная песня.

После того, как «Гуцулку Ксеню» выполнило это трио бандуристок, ее начали петь разные исполнители, она появилась в нотных изданиях и песенных сборниках. Иногда их составители указывали автора слов и музыки Романа Савицкого…

 

Снимки из семейного архива Ксении Бурачинської-Данилишин

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика