Новостная лента

Противопожарная водокачка и военный оркестр в «Эдисоне»

17.09.2015

Станиславов 110 лет назад – глазами газеты «Kurjer Stanislawowski».

 

 

Продолжение сериала. Предыдущая серия – «Новые штабы для воинов и фальшивое вино».

 

 

 

В сентябре 1906 года Станиславов (теперь Ивано-Франковск) получил возможность стать более безопасным и в то же время нарядным городом. Как сообщал в числе 16 сентября того года «Kurjer Stanislawowski», на территории старого газового завода было оборудовано такую себе «водокачку» – насосную станцию с водозбірником вместимостью 200 кубических метров, которая позволяла быстро наполнять «бочковозы».

 

«Наш город от оборудования этого заведения будет иметь двойную пользу. Благодаря тому, что экономятся средства на помпирование воды, можно будет лучше поливать улицы. Кроме того, увеличится безопасность на случай пожара, и будет возможность благодаря большому запасу воды укротить огонь найгрізнішої пожары в самом зародыше», – говорилось в заметке.

 

 

С искренним восхищением газетчики описывали технические характеристики новой водонапорной сооружения, оборудованной на месте одного из бывших сборников для газа. Запаса воды, по их подсчетам, здесь должно было хватить для 250 бочковозів, наполнение которых происходило автоматизировано: под собственным давлением набранной воды. Вокруг резервуара был проложен специальный путь для бочковозів, которые в самой низкой точке проходили на четыре метра ниже уровня воды в водосборнике.

 

«Наполнение бочки емкостью 800 литров длится две минуты. Ручное помпирование такого же количества воды в бочки длилось бы минимум полчаса. Для наполнения водосборника служит поршневой насос, который перекачивает 20 кубометров или 200 гектолитров воды за час. Для привода насоса применяется газовый двигатель мощностью четыре лошадиные силы, который использует газ из местного газового завода. Оборудование этого заведения стоило 8 000 крон», – сообщала газета.

 

«Новая» газовня в Станиславове

 

 

Здания, в которых обустроили эту противопожарную водокачку, стояли пустыми, как магистрат в 1901 году постановил перенести газовый завод подальше от центра города – на лан за Бельведером (теперь – улица Ленкавского), где расположены помещения ПАО «Ивано-Франковскгаз». Причиной смены прописки была необходимость расширить производство, а также аварии во время производственного процесса: здесь порой случались взрывы, когда на предприятии извлекали светильный газ путем сжигания угля и собирали его в специальные емкости – газгольдеры.

В старой станиславовской газовні

 

Протокол заседания городского совета Станислава от 10 июня 1873 года, посвященного созданию газового завода

 

 

Первую станиславовская газовню (кстати, она была вообще одной из первых в Галичине) построили еще в 1875 году, почти в центре города – на фундаменте древнего крепостного бастиона, который с северо-запада защищал дворец Потоцких (в то время его уже переоборудовали для нужд австрийского военного госпиталя), у самого подножия Гетманских валов. О давнюю промышленную постройку еще некоторое время напоминала польское название улицы, на которой старая газовня когда стояла – Газовая (теперь – часть улицы Днестровской). В советские времена на этом месте построили универсам, который теперь превратился в крупный торговый центр.

 

Возле бывшего дворца Потоцких

 

 

…Тем временем в Станиславове, как и в других городах и городках Галичины, озаботились дороговизной в тогдашней Австро-Венгрии. «Kurjer Stanislawowski» опубликовал сатирическую зарисовку неназванного венского фельетониста в виде диалога двух приятелей – Павла и Гавела, которые в будущем 1920 году обсуждают свой быт.

 

Один из них (на имя Гавел) похвастался, что имеет возможность мыться по средам с мылом и от того чувствует себя в совершенстве. Другой зато рассказал о соседе, который работает директором бани и моется с мылом ежедневно, а к тому же он за день потребляет на обед кусок мяса, а в воскресенье даже позволяет себе иметь на столе птицу. А еще он трижды в неделю топит печь отборным силезским углем.

 

«Правда у меня тепло», – признался приятелю Павел.

 

«А чем Вы курите?» – поинтересовался Гавел.

 

«Своей библиотекой. Книги теперь такие дешевые. Недавно моя жена приготовила вкусный гуляш в собрании сочинений Гете», – отвечал тот.

 

 

На фоне такой дороговизны получил широкую огласку скандал с станиславівським виноторговцем Егерем, у которого за неуплату налогов было изъято бутылки с этикетками изысканных вин, а во время распродажи вместо хорошего вина там оказался какой-то шмурдяк. От такого обмана пострадало немало покупателей, среди которых был даже инспектор полиции. Про этот случай «Kurjer Stanislawowski» подробно рассказал в прошлом номере. На основании параграфа 19 закона о прессе в следующем номере (от 16 сентября) газета опубликовала так называемое опровержение – разъяснение ситуации от самого виноторговца.

 

В заметке газеты Егерь объяснил, что раз в год он сортирует свои вина, которые из-за плесени или по какой другой причине теряют свой совершенный вкус. Испорченный напиток он сливает в пустые бутылки от благородных вин, которые продаются в его ресторане. За купеческим обычаем, такое отсортированный вино продается в сельские и маломістечкові винодельни по цене меньшей, чем оно стоило ему. Так было и в этот раз: каждый, кто купил вино на распродажи, заплатил намного меньше, чем оно стоит в магазине, ведь за бутылку качественного вина надо заплатить от двух до 10 крон.

 

«Господин инспектор полиции может убедиться, что в моей винодельне – только отборные вина, а не какой-то шмурдяк или суррогат, а если он хочет пить хороший и дешевый зеленяк [молодое вино – Z], то получит его в высшем качестве, но, очевидно, не за 60 сотиків [одна газета в то время стоила 20 сотиків – Z] ни у меня, ни у кого другого в Станиславове», – сказал виноторговец.

 

 

Вместе с тем в городе процветают рестораны и кофейни. Одно из таких заведений – кофейня «Эдисон» – заманивала посетителей живой музыкой. Как сообщал «Kurjer Stanislawowski», от 15 сентября трижды в неделю – в среду, субботу и воскресенье – здесь публику развлекает оркестр 24-го пехотного полка «под личным управлением капельмейстера г-Сочка».

 

 

Пассаж Гартенберґів

 

 

«Эдисон» считался респектабельным заведением. Он занимал почти целое правое крыло построенного в 1904 году станиславівськими богачами, братьями Гартенберґами пассажа – крытой галереи с лавками вдоль прохода. В кафе было два входа: один – со стороны улицы Костюшко (теперь – улица Сотника Мартынца), второй – от площади Франца-Иосифа (теперь – Вечевой майдан). Но просуществовал этот фешенебельный заведение не слишком долго.

 

Кофейня «Эдисон» после пожара

 

 

В Первую мировую войну (летом 1917 года) во время очередной российской оккупации деморализованные солдаты устроили в городе погромы с поджогами. Тогда были полностью уничтожены дома вокруг пассажа Гартенберґів, а кофейня «Эдисон» сильно обгорела. После послевоенной перестройки пассаж приобрел тот вид, который он имеет теперь. А почти через 90 лет во время ремонта фасада здания на улице Сотника Мартынца, 4 открылся старый польский надпись «Kawiarnia Edison», который указывал на один из входов до знаменитого заведения. Говорят, тогда же расчистили аналогичный надпись на украинском, но его почему-то не оставили для общего обозрения.

 

 

Как свидетельствует «Kurjer Stanislawowski», первое осеннее похолодание стало причиной нескольких случаев скарлатины. По данным санитарного бюро города, по состоянию на 16 сентября в Станиславове этим недугом заболело шесть человек, причем для двух эта болезнь имела роковые последствия.

 

В том же номере «Kurjer Stanislawowski» вмещает несколько некрологов, среди которых – последнее упоминание о священнике села Гвизд у в Надворной. Платона Сичинского, которого газета называет отцом композитора Дениса Сичинского. Но из официальной биографии первого украинского профессора музыки в Галичине и основателя певческого общества «Баян» известно, что его отец звался Владимиром, был по специальности учителем, работал финансовым управляющим барского имения где-то на Тернопольщине и умер задолго до 1906 года.

 

 

Доподлинно известно, что у Станиславова, где в то время жил и творил композитор, жил лишь один его родственник – двоюродный брат Эммануил Сичинский, священник в селе Радча. Музыковед Леся Турянская рассказала, что композитор часто навещал своего стриєчного брата, ибо находил там все необходимое: мог відкормитися, выспаться и забыть на некоторое время о своей «циганерію» – в последние годы своей жизни Денис Сичинский переживал безденежье, имел от того депрессию и пристрастие к алкоголю. В комнате, в которой он ночевал, был фортеп’ян, по которым он мог импровизировать.

 

Можно предположить, что священник села Гвизд Платон Сичинский, о котором упоминает «Kurjer Stanislawowski» был отцом именно Эмануила Сичинского, но подтвердить это могут разве записи в церковных книгах. Что бы там не было, но умерший и без родственных отношений с композитором был человеком незаурядным – не только настоятелем Гвозда на протяжении 13 лет, но и основателем местной читальни. Его могила до сих пор бережно хранят на кладбище возле церкви святого Николая, в которой он правил.

 

 

А Денис Сичинский лишь на три года пережил Платона Сичинского. Он умер в мае 1909 года на верхнем этаже одного из станиславівських отелей-ночлежек, как предполагают, от заражения крови. На похороны композитора сошлась большое количество поклонников его таланта. Могила Дениса Сичинского с надгробием в виде кобзы – одна из немногих до сих пор сохранившихся на древнем Станиславівському некрополе (настоящем Мемориальном сквере).

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика