Новостная лента

Пусть королева живет вечно!

27.01.2016

Несколько веков назад это была бы измена, или по крайней мере крамола, и теперь меня никто не обвинит в попытке вызвать или спровоцировать смерть британской монархини, если я скажу, что, к сожалению, по завершению 90 лет жизни королевы Елизаветы II подходит к концу. «Пусть король живет вечно!», – дословно говорится в гимне, который поют на коронаціях в Лондоне с 1727 года, он опирается на библейские стихи, которые вирікали царям Израиля. Но такие чувства являются реалистичными лишь в одном принятом значении этого слова. Болезнь, которой страдает королева – официально ее называют «сильной простудой», – не должна быть последней. Ее мать умерла, когда ей исполнилось 100 лет, и является очевидным, что Елизавета-дочь унаследовала кое-что от неодолимой крепости Елизаветы-матери. Однако королева не присутствовала на рождественских или новогодних религиозных церемониях, хотя снова появилась вчера на богослужении в церкви вблизи своей резиденции в Сандрингемі. Она не могла переехать в поезде, как делает это обычно, чтобы отпраздновать Рождество в своем загородном доме. Ее препроводили в вертолете, не позволяя фотографировать. В Лондоне распространился слух о том, что она уже мертва, как тот Далай Лама XVIII ст., чью кончину держали в тайне полвека, чтобы сохранить законность пребывания при власти зловредного министра. Кое-кто даже вспомнил долгую агонию Франко, которая дала время королю Хуанові Карлосу подготовить переход к демократии. Тот факт, что королева является поклонницей гомеопатии, представляется мне не слишком ободряющим. Если Бог захочет, чтобы она пережила нынешний кризис, трудно предположить, что она сможет еще неопределенное время выполнять обязанности руководителя государства.

 

Перед нами – завершение срока полномочий, который длился свыше 64 года, испытывая колоссальных изменений. Настал момент не только оценить ее действия, но и поразмышлять о природе верховной политической власти в современной реальности.

 

Должен признаться: я не являюсь одним из тех, кто слепо восхищается королевой. На самом деле, чтобы быть справедливым и оценить ее величие, надо обсудить и должным образом проанализировать ее ошибки. Я отдаю ей дань уважения, которая полагается достойному лицу, что олицетворяет стражу уважения традиции, является символом достойной похвалы конституции и представляет образцовую правовую и демократическую державу. Конечно, я не возлагаю на нее вину за провалы ее правления – потерю империи, относительный экономический упадок, вымирание крупных художественных, музыкальных и литературных традиций страны, понижение фунту стерлингов, вовлечение Великобритании в американскую внешнюю политику, которая имеет мало общего как с универсальной этикой, так и с конкретными интересами британцев, и наконец за фарс Брекзіту, который составляет для Объединенного Королевства экзистенциальную угрозу. В конце концов, мировое господство Соединенного Королевства было тем самым, что и испанское доминирование в Золотой век: исторической случайностью, необоснованным в долгосрочном плане.

 

Однако королева таки понесла личного фиаско в некоторых делах, в которые сама ввязалась. Например, она вложила достаточно чувства в свою роль «верховного правителя» англиканской церкви, но совсем не смогла остановить упадок этого сообщества, которая – после нескольких скандалов, вызванных рукоположению священнослужительок и геев, отходом от традиционной литургии и отречением от доктрин, их королева, очевидно, считала фундаментальными относительно поведения – в конце концов утратила свое единство, свое политическое и общественное влияние и уважение подавляющего большинства людей. Другой ошибкой со стороны королевы было думать, что добродетели, на которых она была воспитана – знаменитый sang-froid (самообладание) английского лорда, стоицизм, равнодушие к бедности, то, что англичане называют «застывшая верхняя губа» [stiff upper lip ‘крепко сжатые губы’ — Z], те ценности, которые помогли выстоять ее семье и ее нации под бомбежками blitz Второй мировой войны и на протяжении длительного периода жесткой экономии, который спустя наступил, – есть невигубними чертами британского величия. Оказывается, что англичане стали неузнаваемым для собственного монарха народом: они уже являются такими же потребительскими, такими же необязательными, такими же эгоистичными, такими же розніженими, такими же облесливими и такими же слабыми, как и остальные европейцы, поэтому Елизавете пришлось вытерпеть отвратительный расцвет культа знаменитостей и пошлости cool Britannia, которую придумали и приводили в движение особенно ненавистные ей Тони Блэр и Диана Спенсер.

 

Наиболее болезненной неудачей для королевы был крах лидерства ее собственной семьи. В начале своего правления она наметила для себя роль образцовой матери семейства, которая была бы образцом для семей ее подчиненных и метафорической версией якобы родственных отношений между народами британской империи. Это ударило по ее сестре, принцессе Маргарет, которая вынуждена была покинуть разведенного жениха, капитана Питера Таунсенда, у которого была явно влюблена. Все это пошло прахом из-за развода ее собственных детей и экстравагантную, претензионную и двусмысленное поведение ее невесток: Дианы Спенсер, принцессы Уэльской, и Сары Фергюсон, герцогини Йоркской. Также нанесли ей боли отказ от военной службы ее младшего сына Эдварда, которого открыто обвинили в трусости и отсутствии чувства чести, чрезвычайная ряд финансовых происшествий со стороны ее любимого сына, герцога Йоркского, не говоря уже про постоянные слухи об интрижке ее мужа и предполагаемый связь самого герцога Йоркского. Такие проблемы могут появиться в менее контролируемых семьях, но королева ошиблась, предложив недостижимые стандарты.

 

Надеюсь, что через откровенность, с которой я оповідаю о ее ошибках, поверят, что я являюсь искренним, когда признаю большое мужество королевы. Как Хуан Карлос в Испании, хотя в меньшей степени, и как Филипп VI, Елизавета выполняла функции конституционного монарха скрупулезно точно и добросовестно, демонстрируя, какой большим преимуществом является иметь руководителя государства, лишенного необходимости получать голоса или прибегать к популизму. Елизавета не является образованным лицом и не обладает большим интеллектом. Однако у нее есть огромный опыт, неизменное призвание и прочное чувство ответственности. И несмотря на то, что она не может высказывать своих политических мнений, ни расходиться в суждениях со своим премьер-министром, за ней сохраняется право и обязанность задавать вопросы. Министры имеют привилегию игнорировать их, но по крайней мере эти вопросы – если они являются точными – служат для того, чтобы привлечь внимание к определенным недостаткам в работе правительств. И правдой является то, что королева Елизавета умеет ставить вопросы гениально. За то, что она является простым человеком без интеллектуальных претензий, настаивает на ясных и прямых ответах, лишенных риторических уверток, уклонений и выкрутасов, которые являются нормальными среди политиков.

 

Среди многих ключевых собеседований с премьер-министрами, которые состоялись во время ее правления, больше всего обсуждается ее разговор с недавно избранным Терезой Мэй. Исходя из информации, полученной из источников в королевском дворце, можно реконструировать тон этой встречи.

 

«Как Вы, госпожа премьер-министр, думаете имплементировать результат референдума о Брекзіт»,- спрашивает королева.

 

«Что же, Ваше величество, существуют определенные трудности и препятствия», – отвечает Мэй.

 

«И как Вы собираетесь их обойти?»

 

«Ну, дело в том, что есть несколько нюансов, и все требует времени. Я в тот или иной способ добьюсь, чтобы мы вышли из ЕУ, обещаю Вам. Но для этого нужно открыть пути переговоров, которых не существует, и создать команду, которая рассмотрит все возможности».

 

«И… какой будет стратегия этой команды? Когда Вы говорите «в тот или иной способ», какие способы Вы имеете на уме?»

 

«Это трудные вопросы, Ваше величество».

 

«И я вижу, что Вы на них не отвечаете».

 

По информации, которая просочилась, королева вышла со встречи роздосадуваною. Госпожа Мэй – смущенной. Королевские вопросы есть и остаются вопросами всех. Поэтому, несмотря на мою критику, я знаю, что мне будет недоставать госпожи Елизаветы. Не знаю, королева и дальше будет выполнять свои обязанности. Однако мы должны подготовиться к окончательному прощанию, которое рано или поздно наступит. А тем временем я разделяю чувства, о которых поется в гимне: пусть она живет вечно! Или по крайней мере пусть живет ее дух.

 

Фелипе Фернандес-Арместо, историк, профессор кафедры искусства и гуманитарных наук им. Уильяма Рейнольдса университета Нотр-Дам.

         

 

Felipe Fernández-Armesto
¡Que viva la reina para siempre!
El Mundo, 9.01.2017
Зреферувала Галина Грабовская

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика