Новостная лента

Quests: находки

11.05.2016

Новое в украинской джазовой дискографии

Quests

Nataliya Lebedeva Quintet with Special Guest Hans Peter Salentin

 

 

Джаз и классика – формат в джазе не новый: даже имеет достаточно почтенную традицию, и все же скорее редкое, чем наоборот. А потому выход нового альбома киевской пианистки Натальи Лебедевой Quests с джазовыми интерпретациями произведений Фредерика Шопена является событием, достойным особого внимания.

 

Понятие «ragging the classics» (то есть «обработка классики в стиле регтайм») возникло едва ли не раньше самого слова «джаз». Хотя в большинстве случаев здесь речь шла об использовании известных классических мелодий в роли шлягеров. Такие «приджазовані» версии классики в основном в исполнении биг-бэндов трудно назвать интерпретацией (например, альбом Percussion in Classics в исполнении биг-бэнда знаменитого барабанщика Джина Крупы или сюита «Щелкунчик» оркестра Дюка Эллингтона).

 

Зато в ‘60-х годах появляется другой, преимущественно камерный подход, когда стоит говорить именно о попытке джазового прочтения классических произведений, а не об использовании узнаваемых мотивов. Едва ли не самым известным примером здесь является альбом Blues on Bach знаменитого Modern Jazz Quartet. Значительную долю своей сольной фортепианной карьеры посвятил Баху один из участников MJQ Джон Льюис (John Lewis), а также французский пианист Жак Лус’є (Jacque Loussier), пожалуй, самый известный в мире «специалист» формата «джаз и классика». Нельзя не упомянуть и несколько проектов выдающегося басиста Рона Картера (Ron Carter) и известного Classical Jazz Quartet по его же участием. А также пианиста Кенни Баррона (Kenny Barron), барабанщика Льюиса Нэша (Lewis Nash) и вибрафониста Стефона Харриса (Stefon Harris). CJQ подхватил дело MJQ (сходство аббревиатур, вероятно, не случайна) и выпустил несколько весьма удачных альбомов с интерпретациями музыки Баха, Чайковского, Рахманинова. Перечисленным, пожалуй, и исчерпывается количество проектов этого формата, получившие международное признание и, заняв выдающееся место в истории джаза, сами стали уже определенной джазовой классикой.

 

В целом же среди джазменов лишь единицы обращаются за вдохновением к классике. Объяснение, видимо, простое. Это дело требует ответственного отношения, тщательной подготовки, а с другой стороны, не совсем безопасна. Ведь если тебе нечего добавить – и чего-то существенного или хотя бы нетривиального, – то зачем было трогать классика?

 

Впрочем, в соседней Польше, где формат «классика и джаз» сужается преимущественно к «Шопен и джаз», он находит немало сторонников. Достаточно вспомнить проекты таких музыкантов, как Лешек Можджер и Анджей Ягодзінський, которых отечественные любители джаза имели возможность слышать в разные годы и именно с шопеновскими программами.

 

Своими «специалистами» в этой области, хоть и немногими, может похвастаться и отечественная джазовая сцена. Кроме Натальи Лебедевой следует упомянуть по крайней мере два чрезвычайно интересных проектах киевского пианиста Ильи Ересько с музыкой Модеста Мусоргского, которые, к сожалению, не были записаны. В определенной степени сюда также относится альбом одесского пианиста Алексея Петухова с джазовой версией сюиты Георгия Свиридова «Время, вперед!». Нельзя не назвать и ветерана украинского джаза, пианиста Вячеслава Новикова, который, правда, уже давно проживает в Финляндии, но достаточно регулярно посещает с концертами Украину.

 

Для Натальи Лебедевой это уже не первое обращение к музыке Шопена. Предварительный проект был подготовлен несколько лет назад в составе, кажется, трио, и, кроме украинских джазовых площадок, с успехом был представлен также в Польше, но так и не был записан на диск. Вообще, нельзя не пожалеть, что большое количество очень интересных проектов украинских джазовых музыкантов, проектов по-настоящему творческих и достойных того, чтобы к ним можно было возвращаться через годы, готовятся только для нескольких концертных выступлений и так и не доходят до студии звукозаписи. (Или иногда, уже записаны годами, ждут финансовой возможности для изготовления тиража.) К счастью, новый проект Натальи Лебедевой, первая концертная версия которого была представлена еще год назад (а окончательная презентация должна состояться 12-го мая в киевском Carribean Club), в итоге стал альбомом и пополнил казну украинского джаза.

 

Альбом Quests (то есть поиски) записан в составе квинтета, в котором, кроме лидера на фортепиано и клавишных, приняли участие Лаура Марти – вокал, Виктор Павелко – тенор-саксофон, Игорь Закус – бас-гитара, Роман Яковчук – ударные, и приглашенный гость, немецкий музыкант Ханс Петер Салентін – труба.

 

Есть разные способы джазовой обработки классики. Самый простой и самый типичный заключается в выполнении в академическом стиле произведения, которые потом становятся темой для импровизации. К нему, например, удается обычно Жак Лус’є или Modern Jazz Quartet. В таких случаях едва ли не самым интересным является сам переход от строгой академической манеры до свінгування и обратно, словно пересечение невидимой, но ощутимой границы между «правильным» и раскованным джазовым чувством ритма. Более сложным является случай, когда джаз, так сказать, начинается сразу, а классические темы и гармонии будто проступают, всплывают сквозь плетение джазовой импровизации. Такому подходу часто отдают предпочтение Classical Jazz Quartet.

 

Наталья Лебедева нашла свой подход, в котором соблюдена мера между бережным отношением к произведению композитора и одновременно свободным, самостоятельным ходом мысли интерпретатора. Из семи треков альбома только первый приближается к упомянутого выше типового подхода: академическое представление темы с последующими импровизациями участников квинтета. В других случаях произведения Шопена выступают как основа для новых произведений со своей драматургией, что, как правило, состоят из нескольких частей, то есть представляют собой своеобразные мінісюїти. Но и сами исходные произведения предстают в новом виде: возложенные на другой ритм, с измененными интервалами. Можно это назвать аранжировкой, а можно – переосмыслением.

 

Лебедева свободно сочетает различные, даже контрастные по ритмическому характеру части, иногда разные произведения самого Шопена, как на треке (3) Ultra-Motion (прелюдия и ноктюрн), или мазурку Шопена с песней Мишеля Леграна Once Upon a Summertime (трек 4-й Émouvant). Иногда одна из частей играет роль рамки (треки 3-и Ultra-Motion и 5-й Soul Searching). Как правило, одна из частей является медленной и проникновенно лирической, а другая более темповою, танцевальной или напряженной, так что этот контраст углубляет лиризм первой. По крайней мере на четырех треках (2-м, 3-м, 4-м и 7-м: Quasi samba, Ultra-Motion, Émouvant, Soloing) появляются бразильские ритмы. Нельзя не упомянуть об успешном в прошлом совместный проект двух участниц квинтета Leila Brasil Project – Наталью Лебедеву и Лауру Марти. Бразильской опыт музыкантов произошел в происшествии с Шопеном, который, похоже, естественно «уложился» бразильские ритмы.

 

 

Еще один интересный момент – включение рецитации стихов Адама Мицкевича в исполнении Лауры Марти, что превращает некоторые треки на, так сказать, литературно-музыкальные композиции, а в целом словно прибавляет более глубокой содержательности, ритмической сложности (ведь речь и, в частности, поэтическая речь имеет свой ритм) и как нового измерения. Впрочем, главное, что каждый раз возникает своеобразный, глубокий по эмоциональному содержанию и самодостаточное произведение, для полноценного переживания которого нет потребности в сравнении с исходным вариантом. Поэтому вполне справедливо шесть треков (кроме первого упомянутого) получили новое название.

 

И еще одно. Хотя в таком проекте на первом плане находится композиция и, соответственно, ощущение единства всего ансамбля исполнителей, нельзя не отметить отдельно хотя бы несколько очень удачных творчески индивидуальных проявлений его участников. В частности, по-настоящему тонкие и проникновенные соло лидера Натальи Лебедевой (например, на треках F. Chopin Nocturne Cis-moll, Émouvant и Twilight Charm), Виктор Павелко (его заключительное соло на треке Twilight Charm, как на меня, просто необыкновенное), Ганса Петера Салентіна, а также причудливый и одновременно деликатный, глубоко лирический скэт Лауры Марти (хотя бы на последнем треке Soloing) и другие.

 

Одно слово, поиски (Quests) Натальи Лебедевой и ее партнеров в компании с Шопеном принесли немало находок. Здесь есть что слушать и переслушивать.

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика