Новостная лента

Разъяренный гражданин

08.11.2015

В последние годы множатся народные мобилизации, движимые яростью граждан. Некоторые из них являются положительными, но не всегда они развиваются в правильном направлении

 

 

Немецкий журналист Дирк Курб’ювайт из журнала «Шпигель» несколько лет назад придумал слово Wutbürger, что означает «разъяренный гражданин», а в «Нью-Йорк Таймс» за 25 октября опубликован интересный эссе Йохена Біттнера, в котором тот утверждает, что ярость, которая при определенных обстоятельствах мобилизует широкие слои общества, является явлением, которое имеет две стороны: одну положительную, другую отрицательную. По его словам без этих разъяренных граждан не было бы ни прогресса, ни социальной защищенности, ни справедливо оплачиваемых рабочих мест, а мы все еще находились бы в эпохе средневековых сатрапий и рабства. И одновременно с этим именно эпидемия общественной ярости усеял обезглавленными Францию во времена террора, а в наши дни привела к чудовищному регрессу, что им есть Брекзіт для Великобритании, и к существованию в Германии ксенофобской, ультранационалистической и антиевропейской партии » Альтернатива для Германии, которая, согласно опросам, может рассчитывать на поддержку 18% избирателей. Йохен Биттнер добавляет, что в Соединенных Штатах лучше всего Wutbürger представляет неприглядный Дональд Трамп и и впечатляющая поддержка, которую он имеет.

 

Я хотел бы привести несколько других примеров «позитивной ярости», имевших место в последнее время, начав с случае Бразилии, где по моему мнению была интересная и неправильная интерпретация устранения Дилмы Русеф с поста президента. Этот факт представлялся как заговор ультраправых с целью покончить с правительством прогрессистов и прежде всего помешать возвращению Лула да Сильва к власти. Ничего подобного. Миллионы людей мобилизовала и вывела на улицы с протестом коррупция, явление, которое подорвало авторитет всего политического класса, и выгоду из которого получали в равной степени как руководители левую, так и правую. Все эти месяцы было видно, как коса борьбы с коррупцией отправляла в тюрьмы как парламентариев, так и предпринимателей, профсоюзных и корпоративных руководителей всех политических секторов, это факт, только после которого может произойти глубокое перерождение демократии, которую нечестность и дух наживы заразили настолько, что это привело к национальному банкротству.

 

Возможно, немного рановато делать выводы о том, что произошло, но у меня сложилось впечатление, что – если оценить все плюсы и минусы – большая народная мобилизация в Бразилии была скорее этическим, чем политическим движением, которое на удивление положительно повлияет на будущее демократии в латиноамериканском великаны. Такое произошло впервые; до сих пор взрывы народного недовольства имели политические цели: протестовать против произвола власти и поддерживать определенную партию или лидера, или идеологические: заменить капиталистическую систему социализмом, и в данном случае народная мобилизация имела целью не разрушить существующую законную систему, а очистить ее, уничтожить инфекцию, которая ее отравляла и могла доконать. Несмотря на то, что это движение имело немного другое направление, он не слишком отличается от того, что имело место в Испании: движение молодежи, спонукуваної скандалами внутри управляющего класса, которые заставили многих разочароваться в демократии и выбрать лекарства, которые хуже болезни, то есть воскресить старые и неудачные рецепты этатизма и коллективизма.

 

Другим увлекательным примером «разъяренных граждан» является то, что переживает Венесуэла. Пять моментов было у венесуэльского народа путем свободных выборов избавиться от коменданте Чавеса, колоритного демагога, который предлагал «социализм ХХІ века» как лекарство от всех болезней страны. Большинство венесуэльцев, которые из-за неэффективности и коррупции демократических правительств разочаровались во власти закона и свободе, ему поверила. Они очень дорого поплатились за эту ошибку. К счастью, они ее поняли, исправили, и сейчас есть преобладающее большинство граждан – свидетельством чего являются последние выборы в конгресс, – которая стремится исправить этот просчет. К сожалению, это уже не так просто. Правящая камарилья, объединившись с военной номенклатурой, очень скомпрометированной наркотрафиком и кубинскими специалистами в вопросах безопасности, закрепилась у власти и готова что ее защищать. В то время как страна погружается в разруху, голод и насилие, все мирные усилия оппозиции – пользуясь именно той конституции, что ее ввело режим – избавиться от Мадуро и компании, проваливаются правительством, которое нарушает законы и удалось в худших своевольных действий – даже преступлений, – чтобы помешать этому. Со временем это большинство венесуэльцев, конечно, победит, как это произошло со всеми диктатурами, но этот путь будет усеян жертвами и будет он очень длинным.

 

Надо оценивать, что есть не только негативные разъяренные граждане, но также положительные, как утверждает Йохен Биттнер? Мне кажется, что лучше искоренить ярость из жизни наций и стараться, чтобы оно протекало в рациональных и мирных рамках, а решения принимались консенсусом, за убеждения или голосования. Потому что ярость быстро меняет направление и с благородной и креативной может сделаться вредоносной и деструктивной, если те, кто берут на себя руководство народным движением, являются безответственными демагогами и фракціонерами. Латиноамериканская история пропитана яростью, и несмотря на то, что во многих случаях она была оправданной, почти всегда отклонялось от своих первоначальных целей и, в конце концов приводила к еще худшим бедам, чем те, от которых хотела лишить.

 

Ярким доказательством этого была военная диктатура генерала Веласко в Перу в шестидесятые и семидесятые годы. В отличие от других, она была не правой, а левой и ввела социалистические решения для крупных национальных проблем, а вот аграрный феодализм, общественная эксплуатация и бедность. От национализации земли выгоду получили отнюдь не крестьяне, а стаи бюрократов, которые принялись грабить коллективные хозяйства, и почти все производства, что их конфисковало и национализировало режим, обанкротились, усилив бедность и безработица. В конце концов сами крестьяне начали приватизировать земли, а рабочие фабрик по изготовлению рыбной муки первыми стали просить, чтобы предприятия, разрушенные социализмом Веласко, вернули в частные руки. Весь этот крах дал положительный эффект: с тех пор ни одна политическая партия в Перу не осмеливается предлагать в качестве общественной панацеи коллективизации и огосударствления.

 

Йохен Биттнер утверждает, что глобализация поспособствовала прежде всего крупным банкирам и предпринимателям, и это объясняет, хотя и не оправдывает, рецидивы обезумевшего национализма, как тот, что превратил Национальный фронт в партию, которая может победить на выборах во Франции. Это очень несправедливо. Глобализация принесла огромную пользу беднейшим странам, которые сейчас, если сумеют ею воспользоваться, смогут преодолеть отсталость быстрее и лучше, чем в прошлом, как это показывают страны Азии и Латинской Америки – например, Чили, – которые, открыв свои мировые экономики, за последние годы пережили невероятный экономический рост.

 

Думаю, является очень серьезной ошибкой думать, что прогресс заключается в том, чтобы бороться с богатством. Нет, врагом, с которым надо покончить, есть бедность и нечестно нажитое богатство. Объединение мира благодаря медленной ликвидации границ является хорошим для всех, а особенно для бедных. Если оно будет продолжаться и не сойдет с доброго пути, возможно, мы будем жить в мире, где уже не нужны будут разъяренные граждане, чтобы дела улучшились.

 

Mario Vargas Llosa
El ciudadano rabioso
El Pais, 29.30.2016
Зреферувала Галина Грабовская

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика