Новостная лента

Рейдерство и фарсовые выборы в XVII веке

09.02.2016

Нужно признаться, что в большинстве случаев с историческим исследованием малых населенных пунктов работа стоит еще на этапе собрания исходных материалов 1. Усложняет ситуацию то, что урбанистические студии довольно трудоемки, ведь информацию приходится собирать по крупицам из разных изданий (в том числе серийных) и документов – оригиналов или более поздних копий. Мало какой город, например, может похвастаться сохранившимися городскими (ґродськими) книгами. С привилегиями ситуация не лучшая. В такой ситуации существенно возрастает значение тех немногих источников, которые удается обнаруживать. Среди них – неопубликованные люстрации королевщин 2.

 

 

Специальные хозяйственные ревизии проводили королевские комиссары для оценки, прежде всего, имущества королевского домена, его прибыльности и дальнейшего налогообложения. Люстрации происходили периодически, а для их проведения создавали специальные комиссии.

 

Среди сведений, которые они вмещали, встречаются и жалобы вишенських (Судовая Вишня) мещан на местную администрацию. Это дает возможность дополнить сюжеты, уже описаны историками. Так, скрупулезный анализ общественных конфликтов, осуществленный Н.Горном по Перемышльской земли, позволил ему сделать вывод, что чаще всего серьезные споры со старостами, войтом и властителями происходили в Перемышле и Судовой Вишне 3. Однако данные из неопубликованной до сих пор люстрации 1629 года Горн не использовал⁴.

 

Перейдем к содержанию люстрации. Люстратори показали прежде всего, что налоги, предназначенные для защиты города (pro munitione civitatis), не используются в частных целях, а часть их идут на городскую оборону, на пушку (przysposoblenie armaty) и другие средства, что положены к обороне; часть упомянутого провенту идет на содержание солдата (ustawicznego bez wszelakiej ochrony żołnierza) ⁵.

 

Налоги в Судовой Вишне 1629.

 

Из поля, согласно древнему обычаю, также с загородів и огородов – 31 зл. 3 гр.;

Городские земледельцы освобождаются от уплаты 2 зл. и 2 гр., поскольку этот оброк, установленный предварительным ревизорами, является новым и несправедливым;

Большой пригород – 12 зл. 18 гр.;

Городское поле при поле ксендза (Xiężym polu) – 6 зл. 4 гр.;

С поля передмещан – 1 зл. 6 гр.;

Из пригородных лук – 5 зл. 2 гр.;

Пекари платят оброк на св. Мартина – 4 зл. 24 гр.;

Мясники – 24 зл.;

Сапожники – 6 зл. 12 гр.;

Ежегодный торговый оброк – 12 зл⁶.

 

Далее Люстрация 1629 года содержит жалобу (супліку) вишенських мещан до короля, в котором освещены протесты против действий местного старосты⁷. Она состоит из четырех пунктов.

 

В первом старосту оспаривают за то, что он «не только не защищает горожан», что должен был бы делать, как считают жители Вишни (abyśmy mieli… ratunek, albo obronę od inszych ichmościów Panów okolicznych), но оказывает им несправедливость и призывает к таким действиям своего арендатора⁸. Подобную жалобу фиксировал М.Горн еще с 1603-1605 гг., когда мещане и передмещан обвиняли государем Яна Щасного Гербурта⁹, который не защищал их от посягательств соседа – Станислав Корытко. Последний завладел куском городского почвы и всячески издевался из тех мещан, которые воспротивились такому произволу 1⁰.

 

Во втором пункте мещанской жалобы старосту обвиняют в том, что он забрал у передмещан большое количество скота, которого не отдал, а при расследовании (inkwizycji) этого дела, заявлял, будто вернул. Горожане подчеркнули, что это дело еще не решена 11. Кажется, что она рассматривалась и при участии королевской комиссии.

 

Третий пункт жалобы касался права рубить дерево в вишенском и бортятинському лесах, которым мещане, как утверждали, владели с незапамятных времен. Корытко запретил вишенцям пользоваться лесом, оставив это право только за собой (sam wszystkie spustoszył, y do majętności swey dziedzicznej zwieźć kazał) 12.

 

Последний пункт супліки касался поля, что простягалось от Дмитриевич, которое было в посіданні мещан (на основании упомянутого ими трыбунальского декрета): староста запрещал засевать эти угодья 13.

 

Другим важным сюжетом, уміщеним в текст люстрации являются выборы городского правительства.

 

Взаимоотношения между Яном Коритком и вишенськими мещанами не сложились с самого начала: его приветствие, сделанное из ратуши, встретили довольно прохладно (kilka talarów jedno złożyło) 1⁴. Такое поведение разозлила и без того одиозного посесора, который распустил городское правительство. Горожане ответили делегацией в Варшаву, а Корытко начал репрессии в отношении непокорных вишенців 1⁵.

 

В апреле 1625 года в Варшаву отправилась еще одна делегация из Судовой Вишни. Вдогонку Корытко выслал своих людей, возглавляемых бурмістром, лояльным старостой, Матяшем Бабіцьким, но напрасно. Из Варшавы делегаты привезли письмо безопасности (железный лист, глейт безопасности) и обещание, что это дело будет рассмотрено. Ян Корытко организовал нападения на их дома, правда, встретил в них лишь жен непокорных горожан. Сами они, ожидая мести старосты, скрывались кое-где. Коритковим гайдукам удалось найти лишь одного делегата – Павла Скопка, который скрывался на кладбище 1⁶.

 

В середине 1620-х годов городская власть была полностью на стороне Яна Корытко: когда они заявили, что жалобы не отправляются, как раньше, до Львова или Кракова, а будут рассматриваться старостой, это вызвало протесты. Бурмистр и райцы пригрозили мещанам, что лишат их права шинковать водкой 1⁷.

 

Во второй половине 1625 года появлялись очередные глейти безопасности и требования к старосте. Корытко же придумал новый источник выгоды: повідбирав у священников их почвы и луга, чтобы потом снимать их тем купцам, что переходили этими территориями со своими стадами волов на большие ярмарки 1⁸.

 

В конце 1620-х годов назрел конфликт между Коритком и городскими властями. Из текста люстрации следует, что ситуация заключалась в том, что вышенский староста не хотел назначать ни городского правительства (депутатов), ни ландвійта. Очевидно срок правления бурмистра и гласных подошел к концу, и между мещанами и старостой возник новый конфликт. Люстратори обязали его сделать то, что предстояло, в течение двух недель. В случае, если бы староста отказался, то люстратори, чтобы город не остался без управления (że tam nie może być żadna securitas ani Commodum Reipublica), сами назначат на радцев города достойных и зажиточных мещан (ludzi dobrych osiadłych, przystoynie żyjących): Матиса Лєчка (Matysa Leczka), Валентия Вичка (Walentego Wyczka) и Лукаша Сцємпучку (Łukasza Sciępuczkę); четвертого райцю мещане должны выбрать самостоятельно (według prawa swego y zwyczajów dawnych). Ландвійтом люстратори назначили Блажця Родаковича (Błażcia Rodakowicza) 1⁹. Интересно, что 7 мая 1625 года вышенский сельский голова Станислав Цємєж и гласного Станислав Бабіцький обжаловали упомянутого Родаковича (вместе с сапожником Горком) в том, что они организовали в городе бунт, в котором приняло участие все городское простонародье 2⁰.

 

Если бы староста Корытко не признал новой городской власти, горожане, как заверили их люстратори, должны обращаться непосредственно к королю за помощью (pod obronę Maiestatu Królewskiey Mości). Выборы должны были происходить ежегодно 21.

 

В 1629 году, вопреки воле государем Корытко, судововишнянські мещане избрали новую городскую власть, а тех гласных, которых назначил Корытко, посадили в городскую тюрьму. Нам не известны подробности тех выборов. И в 1631 году мещане составили в львовском суде обляту, в которой показали, что Корытко, несмотря на многочисленные просьбы обывателей, чтобы определил своих кандидатов в городской совет, этого не сделал. А потому горожане сочли необходимым поставить на городское правительство тех лиц, которые были определены люстраторами (na urząd radziecki te osoby, które są przez ichmościów company lustratory… przybrawszy do них według praw swoich jednego) 22.

 

Очевидно, что выборы городского правительства мещане таки организовали (согласно предписаниям люстраторів), потому 1634 года есть свидетельство о том, что Корытко оспаривал бурмистра и райцев. Следовательно, это не были его ставленники 22.

 

С очередной супліки вишенських мещан, уміщеної в текст люстрации, узнаем, что город пострадал от татарских набегов (że natakowe częste inkursye Pogańskie), а потому находилось в ощутимом упадке. Люстратор пишет: «…пришли к такой нищете…что не только пляцы, которые еще стоят пустыми, и которые бы должны были построить, но и от домов уже построенных им приходится отказываться…». Опустошение привели к тому, что мещане позалишали жилье на рынке, вероятно потому, что не могли платить чинша 2⁴.

 

***

 

Ян Коритко был самым одиозным вышенским старостой из всех известных. Видимо, поэтому о нем мы знаем больше всего. Постоянные рейдерские захваты мещанского имущества, пренебрежение выборами городского правительства и его деятельностью напоминают определенные сюжеты из нашей теперешней жизни. Изменились формы и масштабы, но суть – мало в чем. Тогдашнее вишенское мещанство не переставало оказывать сопротивление незаконным действиям Корытко, как и лояльной к старосте городской власти, и несмотря на то, что неудачи случались чаще, чем успех, нередко показывало единодушие в борьбе за собственные интересы. Именно этого единодушия не хватало тогда, как и кое-где не хватает сейчас.

 

 

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

 

1 Правда появляются отдельные книги историков и краеведов-любителей. Если взять Мостищину, то это труда И.Сагана («Краеведческие повествования», 1995; «Мостищина: краеведческие повествования», 1994; «Выдающиеся фигуры на карте Мостищини», 1993; «Мостищина: легенды, предания, бывальщины», 1993; «Краткий хронологический летопись города Мостиска», 1992), Т.Дмитрасевича (новейшее издание исторических очерков – «Благословляю вишенські тропинки», 2016), воспоминания о. Петра Чавса («В водовороте жизни и Мостищина и Судововишенщина», 1976), Владимира Зілінського («В борьбе за Украину (Мостищина)», 2006) и некоторые другие менее ценные труды краеведов-любителей. В значительной степени большинство из них уже являются устаревшими, а некоторые такими были уже на момент публикации.

2 Информация о Вишенское староство и Судебную Вишню в частности на страницах люстраций встречается за следующие годы: 1564-1565 (как отдельное староство еще не существовало, описанное в составе Перемышльского староства); 1616 (ЦДІАУ (К). – Ф. 1. – Оп. 1. – Спр. 5. – Арк. 445 зв. Оригинал); 1628 – AGAD. – MK. – Dz. XVIII. – Sygn. 73d. – S. 357-359. Правительственная копия XVIII века. – Мікрофотокопія: ЦДІАУ (К). – КМФ-15. – Оп. 3 – Спр. 303.); 1629 (ЛНБ НАН Украины. – От. Рук. – Ф. 9. – Оп. 1. – Спр. 247. – Арк. 179-200. Заверенный извлечение 1785 г.); 1663 – 1664 (Lustracja województwa ruskiego. – 1970. Cz. 1. S. 93-137); 1765 (AGAD. – MK. – Dz. XVIII. – Sygn. 59. – F. 36v-51. Оригинал). См.: Люстрации королевщин украинских земель XVI – XVIII ст. / заключила Г. Майборода. Киев, 1999.

3 Информация о Вишенское староство и Судебную Вишню, в частности, на страницах люстраций встречается за следующие годы: 1564-1565 (как отдельное староство еще не существовало, описанное в составе Перемышльского староства); 1616 (ЦДІАУ (К). – Ф. 1. – Оп. 1. – Спр. 5. – Арк. 445 зв. Оригинал); 1628 – AGAD. – MK. – Dz. XVIII. – Sygn. 73d. – S. 357-359. Правительственная копия XVIII века. – Мікрофотокопія: ЦДІАУ (К). – КМФ-15. – Оп. 3 – Спр. 303.); 1629 (ЛНБ НАН Украины. – От. Рук. – Ф. 9. – Оп. 1. – Спр. 247. – Арк. 179-200. Заверенный извлечение 1785 г.); 1663 – 1664 (Lustracja województwa ruskiego. – 1970. Cz. 1. S. 93-137); 1765 (AGAD. – MK. – Dz. XVIII. – Sygn. 59. – F. 36v-51. Оригинал). См.: Люстрации королевщин украинских земель XVI – XVIII ст. / заключила Г. Майборода. Киев, 1999.

⁴ Horn M. «Walka» klasowa i konflikty społeczne w miastach Rusi Czerwonej w latach 1600-1647 na tle stosunków gospodarczych. Wrocław; Warszawa; Krakow; Gdańsk, 1972. S. 132.

⁵ ЛНБ им. В. Стефаника. Ф. 9. Спр. 247. Арк. 179-200.

⁶ Там же. – Арк. 179 зв.

⁷ Там же. – Арк. 184-185.

⁸ Посесором Вышенского староства с 1624 г. был львовский ловчий Ян Корытко, родовым имением которого были Дмитровичи. Ян Корытко герба Елита (Jelita) был львовским стольником и судебным кладовщиком (исполнителем). См.: Herbarz Polski Kaspra Niesieckiego S. J. powiększony dodatkami z późniejszych autorów, rękopismów, dowodów urzędowych i wydany przez Jana Nep. Bobrowicza. W Lipsku, 1840. T. 5. S. 256; ЛНБ им. В.Стефаника. Ф. 9. Спр. 247. Арк. 179 зв.; Horn M. «Walka» klasowa i konflikty społeczne…S. 135. Термин «starosta wyszeński» в отношении Корытко появляется в источниках с 1631 года. Корытки осели в Перемышльской земле давно. В Люстрации с 1589. указано, что в доминию Коритків входили Дмитровичи, Кульматичі, Заречье и Конюшки. См.: Jabłonowski A. Polska XVI wieku pod względem geograficzno-statystycznym. T. VII. Cz. 1. Ziemie Ruskie. Ruż Czerwona. Warszawa, 1902. S. 15. М.Горн утверждал, что в Судовой Вишне борьбу за свои права вели независимо друг от друга две группы населения: первая – мещане и передмещан; вторая – плебс, представленный підміськими війтівськими загородниками. Horn M. «Walka» klasowa i konflikty społeczne…S. 134.

⁹ ЛНБ им. В.Стефаника. Ф. 9. Спр. 247. Арк. 181-181зв.

1⁰ Ян Щасный Гербурт (1567-1616) получил от родственников немалое имение, а благодаря связям с Замойским приобщил к своим добр еще и несколько весомых «государств». В частности, Гербурт был державцем Вишни, Мостиска и яворивским старостой. Polski Słownik biograficzny. Wrocław; Warszawa; Kraków, 1961. T. IX/3. Zeszyt 42. S. 444. По смерти Гербурта, Вишенское и Мостиське староства перешли к Максимилиана и Ельжбєти (из князей Заславских) Пшерембських, которые видержавили их. В 1618 г. Вишенское староство досталось на 3 года Станиславе Міхаловському за сумму 3000 зл. в год. Интересно, что с видержавленого Мостиского староства Самсон Повальський должен был платить Пшерембським в год лишь 1700 зл. Loziński W. Prawem a Lewem. Obyczaje na Rusi Czerwonej w pierwszej połowie XVII wieku. Lwów, 1904. T. 1. Czasy i ludzie. S. 145.

11 Horn M. «Walka» klasowa i konflikty społeczne… S. 135. Вишенська городские власти также выражали возмущение по поводу того, что Гербурт покровительствовал русинов на должности депутатов или лавочников. Такая ситуация имела место в 1611 г., когда вопреки воле действующего магистрата выбрали на места райцев и лавников нескольких мещан-русинов. Этот поступок спровоцировал появление мандата короля Сигизмунда III (18 ноября 1611 г.). Из реляции приставу следует, что горожане пренебрегли мандатом и, чувствуя поддержку Я.Гербурта, выбрали на городской правительство Ивана, Федка, Мацька Пацлавського и Семена лавочника. Там же. S. 184. Очевидно, Щасный Гербурт покровительствовал русинам в получении должностей в магистрате из личных расчетов. Его трудно заподозрить в особых симпатиях русинам и пренебрежении католиков. Ведь он, будучи вышенским и мостиска старостой, наделил оо. Доминикан в Городе ланом поля (предоставление подтверджене 1616). См.: Herbarz Polski Kaspra Niesieckiego S. J. powiększony dodatkami z późniejszych autorów, rękopismów, dowodów urzędowych i wydany przez Jana Nep. Bobrowicza. W Lipsku, 1840. T. 4. S. 353. С другой стороны, Гербурт был активным противником униатской церкви, созданной на Берестейском соборе 1596 г. В В.Лозинского читаем: «В Добромиле, в городках своих старосте, Судовой Вишне и Мостисках, Гербурт энергично покровительствует схизматиков, устраняет из городских правительств католиков, внедряя схизматиков, вопреки королевским мандатам демонстративно агитирует словом и делом против унии, укрывает у себя схизматицького владыку венгерских русинов, прогнаного со своей епархии и т.п. Епископ Сєліньскі закидує его каждый раз то грозными письмами и угрожает церковным проклятием». Łoziński W. Prawem i Lewem. Obyczaje na Rusi Czerwonej w pierwszej połowie XVII wieku. Lwów, 1904. T. II. Wojny prywatne. S. 199-200. В 1611 году на сеймике в Вишне шляхта встретила униатского владыку Атаназия Крупецкая с обнаженными саблями. В доме, где остановился епископ, произошла стычка, шляхтичи открыли огонь в прислуги Крупецкая, а самого владыку с позором прогоняют. Loziński W. Prawem a Lewem. – T . 1. – S. 296.

12 ЛНБ им. В. Стефаника. Ф. 9. Спр. 247. Арк. 181зв.

13 Там же. – Арк. 181зв.Большое -182.

1⁴ Там же. – Арк. 182.

1⁵ Корытко подобно же встретили в сек. Бортятини – «za przyjechaniem jego do dzierżawy z pokłonem go nie przywitali», за что шляхтич начал репрессии против крестьян. Loziński W. Prawem a Lewem. – T. 1. – S. 366.

1⁶ Кроме заключений, нескольких мещан жестоко избили (Sidora Dżugałę, Iwana malarza, Szymona garncarza, Pawła kowala i Gabriela) Horn M. «Walka» klasowa i konflikty społeczne… S. 135.

1⁷ Horn M. «Walka» klasowa i konflikty społeczne… S. 136.

1⁸ Там же. – S. 136.

1⁹ Там же. – S. 137.

2⁰ ЛНБ им. В.Стефаника. Ф. 9. Спр. 247. Арк. 182зв-183.

21 Horn M. «Walka» klasowa i konflikty społeczne… S. 184.

22 ЛНБ им. В.Стефаника. Ф. 9. Спр. 247. Арк. 183зв.

23 Horn M. «Walka» klasowa i konflikty społeczne… S. 137

2⁴ Там же. – S. 138.

2⁵ «do takiey nędzy przyszli… tak że nie tylko place, któte ieszcze puste leżą aby mieli pobudować, ale od domów iuż pobudowanych przyjdzie im ustępować, jakoż y w oczach naszych nievogąc iuż takey ciężkości ponosić, porzuciwszy w rynke domy swoje, wynieśli się gdzie indziej, szukając pożywienia». ЛНБ им. В.Стефаника. Ф. 9. Спр. 247. Арк. 185-185 зв.

 

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика