Новостная лента

Руки прочь от Марса!

05.04.2016

Появление научно-фантастического фильма ужасов «Жизни» – головоломка, которая легко может сломать голову, даже если разложить ее на составляющие и посмотреть на ее молекулярный уровень. Ведь главный вопрос – whatt he f*ck? или «что хотели сказать своим фильмом создатели?» – может остаться без ответа. А это вопрос возникает уже в первой половине фильма и мучает вплоть до финала.

 

 

Безусловно, этот вопрос – из коллекции «неблагодарных», ибо требует сверхусилий и часто неоправданных, потому что, во-первых, творец мог сказать что угодно, во-вторых, создатель ничего особенного не хотел сказать, или же, в-третьих, создатель говорил не своими устами, оставаясь лишь куклой чревовещателя. Да мы уже давно поняли о «неслучайности» того или иного фильма. Кино в целом является реакцией на социальные, политические, экономические или культурные пертурбации, катаклизмы и извращения в обществе, выступая в роли всем известного зеркала, тем кривого, и несмотря на его кривизну – отражением реальности. В случае фильма «Жизнь», не имеет сомнения, кино отбило – может и кривовато – большую, многомерную и сложную ситуацию, продленное в пространстве и времени. Или это обычная конспирология и нападение теории заговоров?

 

«Жизнь» касается темы Марсу, но по жанровым и сюжетным признакам, отдельными сценами и даже кадрами, является очевидным (до смешного) симбиозом «Чужого» и «Гравитации». Речь идет о орбитальную станцию, на которой изучают привезенную зондом с Марса живую клетку. Клетка растет и в конце перерождается в организм с последующими приключениями, едва ли не полностью злизаними из похождений ксеноморфа в фильме Ридли Скотта. С той лишь разницей, что происходят они в непосредственной гравитационной близости от Земли в состоянии невесомости. Если фильм рассматривать в таком разрезе, то никак не поймешь, для чего это повторение. Пока не начинаешь мыслить шире.

 

 

Дело в том, что, как и было сказано выше, кино делается – и в полной мере адекватно воспринимается только в контексте, в ретроспекции. Ни один фильм с бюджетом в 100 и более миллионов долларов не утверждается без учета причин и целей. И, подозреваю, «Жизнь» так же разбиралось дирекцией киностудии Columbia Pictures, даже если его бюджет составлял всего каких-то 58 миллионов. А ситуативно этот фильм ничем не ниже в рейтинге тем, чем сирийская война или китайско-российское напряжение. Я бы сказал даже выше, потому что территориально выходит за пределы планеты, а стратегически простирается в будущее на неопределенное количество лет или десятилетий, если не сотен или тысяч лет. Ведь Марс, как планета, является центром (пока что) технического и идейного противостояния двух пока самых больших империй – американской и китайской. И если в США о марсе, как о потенциальной колонию, говорят с 60-х годов прошлого века, то в Китае начали говорить лишь в десятых годах этого века, но уже достигли значительно большего американских пионеров темы.

 

Фактически, фильм «Жизнь» иллюстрирует один из вариантов развития событий, когда какая-то из стран таки доберется до заветной Красной планеты. И вариант этот не является положительным, или, точнее, прямо наоборот – максимально негативным. При том, что все туда рвутся, как будто там медом помазано. А мед вполне реальный – геополитика плюс экономика. Не стоит забывать об открытии европейцами двух Америк, Индии, Африки и Австралии и колоссальное обогащение тех, кто это сделал.

 

Несмотря на то, что Марс вдвое меньше земли, у него нет океанов, поэтому его поверхность больше чем все вместе взятые земные континенты. Но на нем могут появиться океаны, поскольку когда-то там была вода (что подтверждают обширные каньоны, дельты, русла и наличие бора, найденного в залежах гипса и образованного, вероятно, из-за высыхания больших объемов воды). Плюс в прошлом году на Марсе таки открыли ледники. Сейчас их покрывает толстый слой пыли, своеобразная защита от испарения. Но с их помощью терраформирования (привет «Чужим» Джеймса Кэмерона) способно превратить марсианские пустыни на земные оазисы. Не потому ли уже существует целый ряд компаний, которые предлагают турпоездки к Марсу? После десятка успешных туров на Международную космическую станцию, в приоритете, как это не странно, не Месяц, а именно Марс. Компания SpaceX объявила о «такси на Марс» уже давно. Даже назвала цену за билет – около 23 миллионов долларов. Но у них есть конкуренты – например, организация Inspiration Mars Foundation, чей владелец, мультимиллионер Деннис Тито был первым космотуристом: в 2001 году в 61-летнем возрасте он семь дней провел на орбитальной станции, заплатив за это 20 миллионов. Сейчас Inspiration Mars Foundation предлагает только тур к Марсу (и Венеры), а не на Марс (или Венеру). Поэтому значительно серьезнее выглядит организация The Mars Society – у нее уже есть последовательный и расписан по пунктам и годах план именно колонизации Красной планеты. Ну и стоит упомянуть программу Mars One с такой же, колонізаторською, миссией. Обнародована голландским бизнесменом Басом Лансдорпом за год до «таксової предложения» Тито как «первое реалити-шоу в космосе», она уже к 2015 году собрала более 200 тысяч заявок желающих улететь с Земли. В начале этого года был избран сотню претендентов, среди которых один украинец, инженер космических программ 26-летний Сергей Якимов. Однако программа постоянно переносит старт даже демонстрационной миссии – предварительно запланирован на 2018 год, пилотируемый полет Mars One может состояться не раньше 2026-го…

 

Поэтому, самым первым на Марсе может оказаться именно SpaceX, возглавляемая канадско-американским миллиардером Элон Маском. Как именно это может быть – довольно подробно и впечатляюще реалистично показали в 6-сірійному мини-сериале «Марс», созданном каналом National Geographic совместно с NASA, SpaceX и лично Элон Маском… И здесь еще не было сказано о китае, который уже в следующем году планирует запустить спутник для изучения Марса, а потом – полноценную колониальную миссию. И будьте уверены – у Китая денег больше, чем у Маска и всех его конкурентов и возможных пассажиров вместе. Плюс Япония тоже не прочь приобщиться к «марсианских хроник». Вот и один из космонавтов в фильме «Жизнь» – японец. Да и компания-производитель, Columbia, еще в ‘90-х была куплена японским концерном Sony.

 

 

Согласитесь: после всего этого не странным будет вопрос «почему именно сейчас?» – в разгар болтовни, мечтаний и бизнес-проектов по Марсу возник такой фильм, как «Жизнь». Странно, что в контексте марсианской истерии фильм не поет оду первопроходцам, не играет на земном патриотизме и возможных почестях будущим космическим колумбам и кукам. Зато он говорит обратное и чуть ли не прямым текстом: лучше сидите дома и носа, даже в виде спутников, не потикайте на планету, чье название произошло от бога войны. Почему так?

 

В свете этого формальная второстепенность «Жизнь» после «Чужого» – не существенная. Ибо дело не в том, как выглядит монстр (оригинально), не в том, как он убивает членов экипажа друг за другом (страшно), а в том, что это происходит не где-то там, а вот-туточки, над нашими головами. А финал вообще делает «Жизнь» центральным фильмом уже в другом жанре – политическом. Может ну-его-нафиг, тот Марс, – говорит эта (вроде) научная-фантастика, подсказывая так же подумать и зрителям. И, думаю, много людей после фильма таки согласятся, если их попросят, взять в руки плакаты с надписями «Марс-НЕ-наш» и выйти на манифестации не только по Украине, но и по всей планете, объединенной (наконец!) одним общим ужасом перед вероятностью встречи с монстром на милое имя Колин (какая злая и меткая ирония!!!). Так же, как посреди XX столетия все британцы боялись «пророчества» Джорджа Оруэлла из его романа «1984».

 

За непритязательностью сюжета стоит значительно больше, и, вероятно, поэтому работу сценаристов «парочки-максима-и-одарочки» Рета Риса и Пола Верника не выбросили в помойку. Потому что если бы не ее планетарная актуальность и візіонерський страх, только признанные великими, создатели неожиданно суперуспешного «Дедпула» оказались бы на скамье запасных. Ведь откровенно говоря, в актерском плане здесь нет что играть, и несчастный Джейк Гилленхаал может только грустно хлопать своими красивыми глазками, а великолепный Хироюки Санада – давиться слезами. Персонажу красивой русской актрисы Ольги Діховічної, дали просто какое-то дикое фамилия – Головкина, а Райану Рейнольдсу, однако, вообще не дали экранного времени. А вот режиссер Даниель Эспиноса смог реабилитироваться за свой предыдущий провал с фильмом «Номер 44»… по крайней мере тем, что сделал откровенный оммаж «Чужом» – face-to-face человека в скафандре (уже человека) с представителем марсианской жизни.

 

 

Так, сравнение фильма Эспинозы с шедевром Скотта и искусным колосом Куарона делает неоправданную честь «Жизни». На общественность. Впрочем, конкретно любитель жанра кайфоне от адреналина (давно я не сидел такой напряженный), а все зрители – от крайней сцены, что своей екстремальністю способна вычеркнуть из памяти все предыдущие неудачи фильма и заставить зрителя думать только в заданном направлении – ПРОЧЬ РУКИ ОТ МАРСА!

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика