Новостная лента

«Русский мир», или Война и война

28.09.2015

Вскоре на украинские экраны выйдет российский фильм «Дуэлянт» Алексея Мізгірьова. Или точнее: может выйти – если это позволит Госкино. И я не особо имею право писать о нем заблаговременно, но, как журналист и кинокритик, не имею права не писать. Тем более, что он является, кажется, лучшим визуальным проявлением «русского мира» последнего времени, такой себе рекламой. Или антирекламой. Ведь убийство – как определяющее слово относительно главного героя фильма – не может быть положительным моментом, не может привлекать. Или может?

Этот фильм дает больше ответов на разнообразные вопросы о россии, чем любой выпуск новостей. Начиная с профессиональных возможностей и желаний производителей, и заканчивая ментальными намерениями самих россиян: «Дуэлянт» – это снят и показан сеанс Зигмунда Фрейда, в котором зашифровано очень простым шифром вся загадочность «русскої души». И если истинный фразеологизм, где за одіжжю встречают, а по уму провожают, то это именно оно – «выхвалялся гриб красивой шапкой, и что с того, если под ней головы нет».

«Дуэлянт» – о человеке, которого устрашающе подставили: он убил подосланного намеренно того, кто надругался над его матерью, за что был лишен чина офицера и титула дворянина, прилюдно высечен шпицрутенами и отправлен в ссылку. Он выжил, вернулся, и стал дуелянтом, убивая других за деньги, постепенно подбираясь к истинного виновника своего позора… Такой себе видоизмененный «Граф Монте Кристо» был бы финансово и творчески уместным продуктом, предлагая зрителю очень любимый детектив-триллер – но здесь не так о деньгах, как о мести. Особенно, когда предыдущая вариация романа Александра Дюма была сделана в советское время, в 1989 году, да и еще на украинской Одесской киностудии.

Всю уважительность проекта можно понять за счет участия в нем продюсера Александра Роднянского, бывшего нашего выдающегося деятеля, который в начале 2000-х перебрался за «порєбрік» и стал выдающимся тамошним деятелем. Два продюсовані ним масштабные за бюджетами фильмы, «9 рота» и «Сталинград», в свое время становились самыми кассовыми в РФ. То, что другой блокбастер, «Обитаемый остров», вошел в другой топ-10 – самых провальных фильмов, а деятельность Роднянского с покорения Голливуда так и не имела результата, – не так существенно: как однажды он сам сказал, «траектории жизненных обстоятельствах абсолютно непредсказуемы». Впрочем, важно то, что за «Дуелянтом» стоит именно Роднянский – человек больших амбиций, больших форм и крупных пропагандистских целей, что вместе со своими амбициозными задачами прекрасно выполняет агитационные задачи российского господина, которому так или так служит. Потому и «9 рота» и «Сталинград» не случайно лишились прокатного удостоверения, как герой «Дуэлянта» – своих социальных статусов: на территории Украины пропаганда тоталитарного режима Советского Союза запрещена. На территории РФ – наоборот: запрещена критика СССР. По Роднянского, то даже в русскоязычной «Википедии» страница его лучшего фильма, созданного им еще как режиссером-документалистом, – «Прощай, СССР» (1992-1994 гг.) – была удалена.

«Дуэлянт» пропагандирует ценности совсем иного сорта, чем это делалось в старину. Ему уступает даже «Сибирский цирюльник» Михалкова, предыдущая «светлая и благотворная» версия «русского мира», где романтика была розовыми очками, предлагаемыми зрителю, чтобы посмотреть на царизм, царя-батюшку и его верных сатрапов-кадетов. В «Дуелянті» розового ничего не имеет, разве что зажившие раны на спине главного героя от 1000 ударов лозовой прутьями. А остальные цвета – темно-зеленые, сине-черные, коричневые, серые и, порой, контрастный белый – в платьях красавиц, в их коже… и в зубах одного из героев, вырванных тисками… Все эти «темноты», видимо, сделанные создателями для «красивости», имитируя, скажем, «Шерлока Холмса» Гая Ричи: такое стильное изображение, мастерски заложенное на этапе съемок и совершенное в дальнейшей обработке, желательно для зрителя, вызывает у него восторг, и сопровождается возгласом «вау!» или «как красиво!».

Черный цвет не зря считался Ив-Сен Лораном наиболее – он действительно привлекает, завораживает, и есть что-то дьявольское в нем – совсем не по цветовой аналогии. Персонаж дуэлянта, как и его противник, да и большинство гениальных героев, затянутые в черные сюртуки и костюмы аж под самую шею. И что особенно роднит фильм Мізгірьова с «Холмсом» Ричи – это вид костюмов: крикливо модернистский, современный «от кутюр», который, примечательно, возник примерно тогда, когда и происходят события фильма – в середине XIX столетия. Разве что произошло это в Париже, а не в Санкт-Петербурге, городе «Дуэлянта», интересно украшенной деталью: мост в лесах. Костюмы – это одна из важных формальных частей ленты. Они напоминают бронежилеты, хоть о защите жизни речь не идет. Речь идет об отделении от мира, о закрытости – поэтому и черный цвет такой уместен. Костюмы в целом выполняют роль формы – обязательной формы, что причисляет ее владельца до однородной массы целого класса людей. Это просто-таки идеально показано в офицерском клубе, куда заходит главный герой, чтобы подтвердить свое дворянство: все задернуты в одинаковое, все одинаково молчат, всем своим видом и взглядом подписываясь под одинаковыми для всех правилами и законами. Эта монолитность еще лучше показана на двух, кажется, противоположных событиях – во время экзекуции над солдатами, и на приеме у герцогини – эти костюмированные толпы, хоть и отличные в цвете, так неразрывно соединены тупым преклонением перед приказом пренебрежительного: ты горячо січеш беззащитного, молча стоишь свитой за спиной герцогини. И это молчание!.. Ох, какое сильное оно: герой и его противник переговариваются – а все вокруг притихли в безголосому ожидании, что аж звенит холуйством.

Еще более удивительной оказывается сама суть героя, заявленная в названии. Ведь он не стреляется за нанесенную его чести обиду – он заменяет того, кого обидели, выполняя функцию наемного убийцы. Ибо стреляет идеально. И всегда убивает. Без жалости к жертве, без радости выигрыша – вообще без эмоций. И в нескольких моментах он проявляет безразличие к собственной жизни, доводит сюжет до абсурда; имею в виду не жанр, а сценарную тупик. Играя в русскую рулетку, стреляя в себя пистолетом с одним патроном в барабане, он выигрывает – у противника не остается шанса… И тут он хватает пистолет и, подставив себе до подбородка, щелкает крючком… Бессмысленное действие – потому что по логике сюжета пуля должна была вылететь как раз в этот момент – для чего? Но бессмысленно и то, что пуля не вылетела – какого черта это означает? «Нет у парня ответа»…

Убийства вместе с отсутствием логики сюжета сопровождают фильм все время, превращая его в некое кинематографическое зомби: если сначала к герою можно было примерить образ Базарова, Раскольникова или Мышкина, то со временем и это потеряло смысл – герой начал двигаться хаотично и безразлично ко всему. И к самому себе, и к зрителям. Как иначе объяснить этот неизменно-минорное выражение лица исполнителя главной роли Петра Федорова, в целом хорошего актера, что так мощно начал свою карьеру в фильме «Россия 88» Павла Бардина. Мимика дуэлянта не меняется даже в эротической (?) сцене совокупления в карете. Ну, действительно, где же еще можно заняться? Вероятно, это своеобразный ответ американскому кино с их задними сиденьями «Кадиллаков». Если обычная американка теряет девственность в забрьоханій машине где-то за городом, то русский человек голубой крови это должен делать именно в карете посреди питерской улице…

Убийство как возвращение чести, собственно, и является идейным выводом «Дуэлянта». Именно этого добивается герой, и именно этого требует от него образ жизни общества, в котором он был дворянином, и к которому вернулся, потеряв статус и регалии. Месть за убийство, возвращение чести за убийство, достижения цели через убийство… Какая же будет честь, если ее подтверждают смертью? А вот такая – русски; хоть, кажется, убийство – это грех в христианстве, не так ли? Войну уместно заканчивать миром, и в этом случае она без конца: русская война, как и русский бунт – без смысла и без сожаления.

Особенно интересно то, что фильм, весьма вероятно, станет в России кассовым. Подозреваю, что и в Украине найдется много сторонников формальной «красивости» «Дуэлянта», которая затмевает весь ужас его идейной бездны. Поэтому остается только вспомнить последние слова героини из фильма того же Михалкова «Раба любви»: «Господа! Вы звери, господа!»…

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика