Новостная лента

С Адольфом под ручку

20.09.2016

 

 

Статья Сергея Дацюка «Украинизация и решение русского вопроса» вызвала не у одного меня откровенное удивление, столько в ней намешано искажений и провокаций. Видно, на свежую голову удивился и сам Дацюк, потому что не прошло несколько дней, как он представляет нам новое произведение своего словесного плетения, где пытается оправдаться и объяснить предыдущую бред.

 

Сначала С. Дацюк берется за Юрия Андруховича, прибегая к примитивной манипуляции: «Его статья называлась иронично «Эдіная краина». В ней подвергалась сомнению упомянутая главная установка на единство страны и фактически закладывались основы национального раздора между украинцами и россиянами в том виде, как это стали называть, «регионального расизма». Хотя это также можно называть и галицким сепаратизмом с четкой ориентацией на ГНР (Галицкую Народную Республику».

 

Где в статье Андруховича что-то из этого? Где он «подвергает сомнению» «установку на единство страны»? А уж притягивание за уши медведчуківської ГНР, которую в своих головах лелеяли агенты Кремля, это большое нахальство. Или может сам Дацюк имеет себе сокровенную мечту об этом ГНР и таким образом ее проявляет?

 

Потом пришла очередь на Тараса Прохасько и на «юнговские откровения Юрия Винничука». Моя статья «О потерянном» якобы «рассказывала о том, что россияне (кацапчуки) грязные и аморальные».

 

Я не уверен, что С. Дацюк читал мою статью полностью, ведь она совсем не о том. И это еще одна манипуляция.

 

Далее: «Эта статья стала моментом истины для меня. Ибо если я до этого момента мог иронично относиться к представлениям Андруховича и Прохасько, то здесь прозвучал самый настоящий фашизм», – набирает обороты философ. И уже настолько не могу сдержаться, что вместо ухватиться за револьвер, хватается за «Майн Кампф» Адольфа Гитлера, который, мол, «использует тот же самый прием против евреев, который Винничук использует против русских».

 

В интернет-культуре является открытый еще в 1990 году закон Ґодвіна, что когда в дискуссии кончаются аргументы, достигают по Гитлера и сравнивают с ним противоположную сторону. На основе этого закона сложилась традиция: как только появляется такое сравнение, ветка обсуждения считается завершенной проигрышем стороны, что прибегла к этому аргументу. Показалось бы на этом поставить точку, но поскольку свое возмущение я должен где-то вылить, то прошу минутку терпения.

 

Итак, в чем заключается манипулятивность этого высосанного из пальца обвинения? И в том, что я писал про одну семью из своего детства, которая была такой, как я ее описал. Одна единственная семья из России.

 

Тем временем товарищ Адольф пишет не про одну семью, и не два или три, а в общем про всех евреев. Его вывод касается всего народа: «окончательно оттолкнуло меня от евреев, когда я познакомился не только с физической неряшливостью, но и с моральной грязью этого избранного народа».

 

Можно ли по моему описанию сделать вывод, который бы касался всех россиян? Разве что Дацюк знает больше таких примеров.

 

Я же считаю, что підленькі обвинения Дацюка не имеют под собой никакой почвы. Если Гитлер действительно унижает евреев, то откуда философ извлекает вывод, что «то же самое делает и Винничук, чтобы унизить русских. Я не знаю, каких русских видел господин Винничук, но могу сказать из собственного опыта – грязь не имеет национальности, так же, как и чистота».

 

Да. И если бы я написал о грязных, зачучверілих соседей-украинцев, все было бы нормально. Но я написал о русских, которые поселились в опрятном польском доме и закапарили его.

 

Подобные обвинения я уже слышал, путешествуя Австрией, Германией и Швейцарией с презентацией романа «Танго смерти». На этих встречах всегда актеры зачитывали какие-то отрывки из романа, и самым популярным был эпизод, где дети подсыпают учителю пурген. На одном из вечеров в Вене старшая дама вдруг начала возмущать этим эпизодом и вопить, что это антисемитизм.

 

Ну, потому что бедолага был учителем иврита.

 

То есть если бы пурген подсыпали немцу, поляку или украинцу – все было бы нормально? Их закаляні штаны не вызывали бы никаких возражений.

 

С той женщины присутствуют только посмеялись, а местная критика восприняла роман очень положительно, так и не обнаружив в нем следов антисемитизма.

 

Чем Дацюк отличается от той женщины? Ничем. Из безобидного эпизода о зашмарканных российских детей, которые отобрали у меня бутерброд, он делает вывод, что это «региональный расизм» с элементами фашизма». А потом уже, не имея сил остановиться, вопит, что «представителям русского этноса отказывают в праве на честь и достоинство».

 

Во-первых, я нигде и никому не отказывал в таком праве, а во-вторых, не говорилось мне о русском этносе, а о жестокого захватчика, от рук которого погибли 12 членов моей семьи. И чтобы отличить их от современных украинских русских, я захватчиков называю «рускими», как называли их наши классики и современные писатели.

 

Термин «фашизм» философу так понравился, что он уже не могу с ним расстаться: «судя по отсутствию реакции на текст Винничука, фашизация втихаря есть полуофициальной политикой. Даже генетическую ескападу министра культуры Евгения Нищука осуждали больше, чем откровенный фашизм Винничука».

 

А что для россиян обвинения в фашизме явно маловато, то Дацюк уже рвет удила и бьет копытом: «Эти писатели пытаются воссоздать старую украинскую ментальную матрицу с ненавистью к русским, полякам, евреям, с жаждой мести и реванша».

 

Ого! Вот дал антрацита!

 

Но цитат в отношении поляков и евреев деликатно не привел. Потому что это еще одна дешевая ложь.

 

Когда газета «За Свободную Украину» обозвала меня «жидом», потому что, по их мнению, положительно о «жидах» может писать только «жид».

 

Логика примитивных антисемитов на удивление уютно совпала с логикой Дацюка.

 

Следовательно, наш философ начинает активно эксплуатировать еще один любимый термин «галицкий сепаратизм». Он пишет, что этот сепаратизм, который свел себе гнездо «вокруг «Збруча» (Андрухович, Прохасько, Винничук)», имеет целью «отделиться от остальной Украины и оставить ей проблему с русскими».

 

Человек просто читает между строк. Это незаурядная способность видеть, чего нет и не было, а потом делать глобальные выводы. Сказывается философский склад ума.

 

Обвинение в создании «региональной идентичности», к которой мы, галицкие писатели, причастные, тоже довольно забавное. Потому что нигде в мире никто не видит в этом угрозы единству страны. Я уже приводил примеры Италии, Франции, Австрии и Германии, где региональная идентичность проявляется не только в ментальности, в насмешках друг с друга, но и даже в языке литературных произведений, в прессе, на радио и телевидении.

 

Дацюк живет в своих странных фантазиях, когда говорит, что мы подвергаем «сомнения единую Украину», потому что никто из нас ничего подобного не высказывал.

 

И вот после всех тех обвинений меня в фашизме, в следующей пола Дацюк пишет: «хочу опровергнуть упреки, будто я обозвал кого-то фашистом. Никого в своем блоге фашистом я не называл».

 

Действительно? А что это тогда по меня: «настоящий фашизм», «региональный расизм» с элементами фашизма», «фашизация», «откровенный фашизм Винничука»? Разве это не обзывание? Может, это комплименты фашист фашисту?

 

Не солидаризируется ли он с кремлевской пропагандой, которая интенсивно пропихала этот термин в отношении Майдана?

 

Но взгляды Дацюка не сегодня дали трещину. Три года назад (тогда еще на русском языке) Дацюк в своем блоге объяснял нам про войну идентичностей в Украине. В нем мы встречаем снова любимый Дацюків термин «фашизм»:

 

«Бессмысленно также пытаться делать наивный выбор – мол, я выбираю национальную украинскую идентичность (Шевченко и Франко), но не выбираю фашизации (Яроша)… Шевченко и Франко сегодня идут в комплекте с Ярошем…»

 

Замечательная для меня, как фашиста, компания: Шевченко и Франко. Но почему они идут в комплекте с Ярошем, непонятно.

 

Из другого текста мы узнаем вообще шокирующую вещь, что «в новом мире место для новых украинцев, условно говоря, конструктивных украинцев, которые являются носителями сложной идентичности – есть. Для украинцев как этнической группы нет».

 

Интересно, что такое место есть для поляков, эстонцев, латышей, литовцев, венгров, румын, как этнических групп. А для нас, незадачливыми нет, потому что – о ужас! – «ценностный потенциал нации нулевой».

 

То есть за нашими спинами полная разруха и пустота.

 

Не замедлили и выводы, под которыми охотно подписался весь Опоблок: «Зависимость от Европы ничуть не лучше зависимости от России, какие бы аргументы о европейские правовые гарантии мы не слышали. Украина сегодня слаба – слаба интеллектуально, слабая политически, экономически слабая. В слабом состоянии нельзя устанавливать партнерские отношения, потому как это партнерство на вторых ролях. Европа точно также не упустит случая обогатиться за счет Украины, как это сделала бы Россия».

 

И далее: «Выбор между Европой и Россией это вообще «чушь собачья». Европейская цивилизация вряд ли будет доминировать в мире в будущем, да и вообще вряд ли сохранится в нынешнем виде – то есть как христианская цивилизация».

 

Конечно, она просто рассыплется перед русским миром. Чем не предсказание какого-нибудь Лимонова?

 

Приведу еще красноречивые цитаты с других выступлений Дацюка: «Петр Порошенко и националисты ведут Украину к федерализму», «Евросоюз переживает ценностную кризис, что делает бессмысленной евроинтеграцию Украины».

 

Здесь ясно видим, как Дацюк мужественно глаголет устами Затулина, Дугина, Кургиняна и целой стаи путинских соколов.

 

А вот настоящая жемчужина, которая много чего объясняет, почему наш философ набросился именно на постмодернистов. В 2012 году он тоже читал лекцию, где ошарашил читателей такой сентенцией: «Упрощенные варианты социальности, понятные массам концепты и произведения искусства: все это роднит постмодернизм с фашизмом, национал-социализмом, коммунизмом. Еще Георгий Щедровицкий говорил, что самым простым способом решения проблем является фашизм. На этом основании докладчик заклеймил постмодернизм как фашизм. Чем, опять-таки, взбудоражил аудиторию, которая попыталась оспорит корректность употребления этого термина в данном контексте».

 

Интересно, что фашистского заметил Дацюк в романах Томаса Пінчона, Умберто Эко, Итало Кальвино или в работах Лиотара, Барта, Фуко?

 

Как-то, в речи при вручении Дацюку капитулы ордена журнала «Ї» «За интеллектуальную отвагу», Орест Друль сыронизировал: «Это же насколько надо Украине оторваться от России, что прокламацию в Украине тех вещей, которые в России считаются баналом, можно рассматривать как акт интеллектуального мужества?»

 

Но что же: «и пусть себе как знают. Сходят с ума, умирают, — Нам свое делать».

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика