Новостная лента

С судом и следствием

27.01.2016

 

Над этим долго работала целая группа следователей. Выясняли детали, хоть любому мальчугану все понятно с одного взгляда или полуслова. Спустя следователи имели самое тяжелое испытание – обычный публичный пощечину чести надо было оформить в железобетонные фразой официальной подозрения о преступлении. Большего калечение украинского языка трудно себе представить. Сплошные кафкізми, которые ничего не объясняют, но предполагают, что кому-то будет очень плохо. Хотя можно и порадоваться за эту упосліджену язык – наконец она сама доросла до того, чтобы быть языком насилия, государственного террора и уничтожения подозреваемых.

 

Получился неплохой произведение, хоть и напоминал вторичный перевод с Платонова или Сталина. Было сказано примерно следующее: подозреваемый, руководствуясь преступным умыслом, осознавая общественную опасность и тяжесть своего поступка, нанес потерпевшему целенаправленный удар в район головы, причинив этим физическую боль, но не причинив телесных повреждений…Потерпевший обратился в прокуратуру. Дело будет рассматривать суд. Принципиальный пощечину на людях превратится в уголовное преступление, умышленно совершенное опасным для общества уголовным преступником. Его, вероятно, еще и накажут именем нас, украинского народа или народа Украины. Это печально. Ведь потерпевший также дрался. И мог драться еще, ибо совсем не слабее. Но ему хочется переложить поражение своей чести на всех нас, на тех работников легального насилия, которых мы все содержим и кормим. Хорошо, что Украина становится правовым государством, но нет справедливости худшего, как суды и аппарат насилия государств, которые становятся правовыми.

 

Когда-то давно это в полной мере пережили наши гуцулы. Их ссоры, которые тянулись годами и поколениями, время от времени взрывались короткими драками, когда под рукой оказывалась бартка. Иногда удар открытой барткой попадал не в район головы, а в саму голову. Если голова оказывалась не достаточно твердой, или удар был слишком целеустремленным, то пострадавший умирал. Точнее – отдавал Богу душу. Подозреваемый раскаивался. Плакал. Тормошил бывшего собеседника. Брал его на руки и шел к его семье. Семья плакала, тормошила своего забитого. Выслушивала раскаяние подозреваемого. И прощала. Ибо все знали, что в новопредставленого также была в руках бартка. И Божий суд мог бы обернуться так, что теперь они должны были бы идти просить прощения.

 

Когда пришла Австрия, она как раз становилась правовым государством. Поэтому старовітський обычай перестал быть действующим и достаточным. Гуцулы не могли понять, как такое может быть, что после раскаяния и прощения, когда уже все выяснено, все произошло, подозреваемого берут жандармы, ведут, как какого-то преступника в долы, говорят на каком-то языке что-то неясное, от чего, разумеется, кому-то будет очень плохо, и пропал человек на годы в далеком криминале, вернется, когда детишки вырастут, если где-то там не завіситься.

 

Но мало-помалу все привыкли к судам, что сами между собой уже не могли решить много мелких споров. Такая болезнь роста. Хуже всего, что большинство претензий и исков не касались злоупотреблений государства или сильных безобразий, а обвиняли таких же братьев своих малых. Началась судебная кризис. Дела решались годами, обогащая государство, доводя до нищеты любителей формализованной справедливости и задокументированной сатисфакции.

 

Надо было большой войны, чтобы подорвать веру в окончательную правоту права. Надо было еще нескольких режимов, чтобы понять, что государство может само судить по-своему, и ей совсем не идет о том, кто там с кем поссорился, кому задолжал. Хотя оставила доступ посполитым к правосудию – в виде доноса.

 

Зато построение собственного государства дала возможность заметить, что своего государства не может иметь никто, потому что государство – это не я. Это приемлемое насилие. Судебная система тоже. Особенно в странах, которые развиваются. Поэтому судиться смешно. Разве что с самим государством. Что тоже смешно, но не так позорно.

 

А на целенаправленный удар открытой ладонью в район головы есть лучшие ответы. В зависимости от того, на каком библейском постулате зафиксировался. Или око за око. Или подставить другой район головы.

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика