Новостная лента

Самаркандское захоронения

17.09.2015

Третьего сентября Узбекистан попрощался со своим многолетним лидером. Президента республики Ислама Каримова похоронили на кладбище Самарканда, рядом с могилами братьев и матери, в мемориальном комплексе Шахи-Зинда. Известно ли, кто станет следующим правителем центральноазійської государства?

 

 

Перед тем, как ответить на этот вопрос вспомним биографию Ислама Каримова, которая является чрезвычайно интересной. Он родился на пике сталинских репрессий – 30 января 1938 года в городе Самарканде Узбекской ССР в семье служащих – иранца Абдугані и таджички Санобар Карімових.

 

В 1941 году родители отдали трехлетнего Ислама в самаркандский детдом, правда уже через год забрали домой. Но в 1945 году снова отдали в детдом. Так фактически он и рос без родителей.

 

В чем причина такой жестокости папы и мамы? Ответ прост: за два года до рождения Ислама (а он уже был третьим сыном в семье) его отец попал в тюрьму и вышел только в 1941 году. Поэтому Абдуганові стать натуральным отцом третьего сына было довольно проблематично.

 

Сиротинське детство не могло не наложить своего отпечатка на формирование характера будущего узбекистанского республиканского лидера. Существуют сведения, что 7-8 классах дитячобудинівець Каримов прославился на Самаркандському рынке под прозвищем «вор дынь». По некоторым сведениям, в старших классах он с ножом в руке угрожал учителям, которые ставили ему низкие оценки. Был откровенным сорванцом и забиякой.

 

Тем не менее, благодаря своему твердому характеру он сумел вырваться из криминального мира и взяться за голову. После окончания средней школы поступил в Среднеазиатского политехнического института в Ташкенте.

 

В целом карьера Ислама Каримова что профессиональная, партийная формировались на удивление стремительно. А как для дитячобудинківця – то и вообще невероятно. Известно, что его жизненному успеху очень посодействовала поддержка двух могущественных покровителей – Шарафа Рашидова, который с 1959 года был коммунистическим боссом Узбекской ССР, и Исмаила Джурабекова – партийного и политического функционера Узбекистана, который считался крестным отцом самаркандского политического клана.

 

Почему эти два чиновники помогали ситуативном сироте? Можем лишь высказывать некоторые предположения. Джурабеков был, как и мать Каримова, так называемым самаркандським «ирони», то есть, выходцем из иранской семьи. Были ли у них близкие отношения – история, как говорится, это умалчивает.

 

Шараф Рашидов же с 1937 до 1941 года работал в Самарканде редактором газеты «Красный Узбекистан». Ходят слухи, что именно он мог и быть натуральным отцом Ислама. Согласен, что версия довольно шаткая, и нет никаких ее доказательств. Но одновременно гипотеза довольно зманлива, ибо ставит все на свои места. Рашидов, полноправный правитель Узбекистана с 1959 года, мог даже внебрачному сыну обеспечить любое карьерный рост.

 

В 1960 году Каримов закончил политех, получив специальность инженера-механика, работал на заводе «Ташсільмаш», занимал должности помощника мастера, мастера и технолога завода.

 

Но Ислам Каримов понимал, что судьба приготовила для него значительно более серьезную роль. В 1967 году он окончил Ташкентский институт народного хозяйства и получил специальность «экономист». С переходом на работу в Госплан Узбекской ССР начался его стремительный путь на политический Олимп. Он довольно быстро с должности главного специалиста перескочил в кресло первого заместителя председателя Госплана республики. И уже в 1983 году Каримова был назначен министром финансов Узбекской ССР. Затем – заместителем председателя Совета Министров республики, председателем Госплана.

 

Дальше он пошел по партийной стезе. И, как это не парадоксально, окончательном политическом апогея Ислама Каримова поспособствовала политическая и физическая смерть его или крестного будь то натурального отца Шарафа Рашидова. 1983 года, как известно, Генеральная прокуратура СССР начала так называемую «узбекскую дело», еще ее называли «хлопковым делом». Следствие выяснило, что руководство республикой организовало сногсшибательные схемы для, так сказать, получения «нетрудовых доходов». Миллиардные злоупотребления стали основанием для арестов многих высокопоставленных чиновников. Сам же тогдашний первый секретарь ЦК Компартии Узсср Рашидов то умер от атаку сердца, то ли застрелился, то ли его застрелили.

 

В любом случае карательные органы СССР расчистили перед Каримовым карьерный площадка. Сам же он успешно пережил чистку и 1986 году стал заместителем председателя Совета Министров Узсср, совмещая эту работу с должностью главы Госплана. Забегу немного вперед: став полноправным правителем независимого Узбекистана, Каримов выпустит из местных тюрем всех фигурантов «хлопкового дела», таким образом, усилив армию своих адептов…

 

А уже 23 июня 1989 года Михаил Горбачев назначил Каримова первым секретарем Компартии Узбекистана (то есть, фактически главой республики), забрав в Москву на должность председателя Совета Национальностей Верховного Совета СССР предыдущего узбекистанского республиканского партийного босса Рафика Нішанова.

 

24 марта 1990 года на сессии Верховного Совета Узсср Каримова был избран президентом республики. Через полтора года Узсср превратилась в самостоятельную Республику Узбекистан, а Каримов на своей должности остается и поныне.

 

Стоит отметить, что во время распада СССР Каримов поддержал силы, которые выступали за сохранение Союза. Известно, что в августе 1991 он дал сигнал гекачепістам, что готов полностью им подчиниться. Каримов собирался подписать новый союзный договор. Однако после провала путча он сразу же переориентировался, и под его чутким руководством 31 августа Республика Узбекистан провозгласила полную независимость от СССР.

 

Единственный раз ситуация, когда Каримов мог слететь со своего «трона», сложилась в декабре 1991 года. Тогда в Узбекистане состоялись первые всенародные выборы президента. Главным его конкурентом выступал Салай Мадаминов (Мухаммад Салих) – литератор, общественный деятель, лидер демократической партии «Эрк» («Свобода»). По официальным результатам голосования, объявленным Центризбиркомом, за Салиха проголосовало лишь – 12,7% избирателей, однако, согласно объявленным до этого на радио Узбекистана данным – 33%. А по подсчетам независимых наблюдателей, Салих должен был бы получить большинство голосов.

 

Впрочем, тогда никакой «цветной» революции не произошло. Правда, в январе 1992 года было выступление студентов в университетском городке Ташкента, который жестоко подавили милиция и внутренние войска с применением огнестрельного оружия. Несколько студентов тогда погибли.

 

В общем на руках Каримова немало крови. Чего стоит хотя бы андижанская расправа с протестующими 2005 года. Когда митинг против суда над местными предпринимателями был разогнан БТР-ами и пулеметами. Официально тогда сообщалось о 187 погибших. Согласно независимым данным, убитых было свыше тысячи человек.

 

С демократической оппозицией Каримов не церемонился. Довольно скоро Салиха и его партию было объявлено экстремистами, им приписали совершение теракта в Ташкенте (который, скорее всего, был инспирирован спецслужбами). Салих был вынужден через Азербайджан бежать в Турцию, а впоследствии он получил политическое убежище в Норвегии.

 

В Узбекистане осталась только «карманная оппозиция». Поэтому на следующих президентских выборах (в 2000, 2007, 2014 годов) Каримов стабильно набирал свои более 90 процентов голосов избирателей, без проблем продолжал свою каденцию через соответствующие постановления.

 

30 января 2016 года Каримову исполнится 78 лет. На его день рождения все ему желали долгих лет жизни и процветания. Конечно, мудрые люди подумывали о том, что смерть не щадит найвладніших человек, но как-то все в Узбекистане были убеждены, что по крайней мере до конца каденции Ислам-ака таки дотянет. Не дотянул…

 

Следует ли ожидать каких-то волнений в Узбекистане, спровоцированных неожиданным уходом правителя в сады вечного блаженства? Однозначно спрогнозировать сложно. Большинство экспертов склоняется к мысли, что в Узбекистане реализуется туркменский вариант, когда на смену одному туркменбаши пришел новый, согласованный местными политическими кланами. Все его акцептовали, все довольны.

 

В Узбекистане тоже вроде не просматривается каких-то тектонических сдвигов в политикуме. Ведь за 27 лет своего правления Каримов сумел смирить все тогдашние политические кланы. Он фактически добился того, что консенсус кланов было заменено принципу лояльности к себе.

 

Можно предположить, что смерть Ислам-ака может спровоцировать обратный процесс, когда кланы снова послышатся на силе. Как свидетельство этого можно трактовать такое длительное промедление с обнародованием информации о смерти президента Узбекистана. Ведь, скорее всего, сообщение информационного агентства «Фергана» о том, что Каримов умер еще 29 сентября, соответствовало действительности. Потом было полуофициальное опровержение от «источника в администрации президента». 2 сентября было очередное сообщение о смерти уже от агентства Reuters с призывом на три дипломатических источника, и очередное опровержение от правительства Узбекистана, что мол Каримов жив, хоть и в критическом состоянии. Хотя было известно, что еще вечером 1 сентября в соцсетях появились первые сообщения о том, что власти блокировали несколько районов Самарканда, чтобы расчистить кладбище Шахи Зинда, а также площадь Регистан. Понятно, с какой целью.

 

Того же дня, то есть, 2 сентября, уже после обеда прозвучало сообщение о смерти Каримова, которое уже можно было назвать «официальным», поскольку слова скорби и соболезнования слетели с уст премьер-министра Турции Бинали Йилдырыма на заседании своего кабинета. Однако Ташкент опять же не подтвердил это сообщение. Информационные агентства сходили с ума в течение этой недели: они то подавали информацию о смерти Каримова, то опровергали ее.

 

Только вечером в пятницу, 2 сентября, появилось официальное коммюнике от узбекистанского республиканского правительства о смерти Ислама Каримова: «2 сентября 2016 года после тяжелой болезни ушел из жизни выдающийся государственный и политический деятель, президент Республики Узбекистан Ислам Абдуганієвіч Каримов». Далее в сообщении уточняется, что 2 сентября в 20.15 зафиксирована остановка сердечной деятельности, а только в 20.55 констатировали биологическую смерть.

 

 

Таким образом узбекистанской правительство выставил дураком премьер-министра Турции, который официально заявил о смерти Каримова несколькими часами ранее. И это при том, что у Ташкента с Анкарой и так непростые взаимоотношения. Впрочем, сейчас разговор не об этом.

 

Горячность сообщений и промедление с официальными подтверждениями свидетельствует, что ведущие политические силы вели бурную словесную перепалку относительно преемника и, предполагаю, до сих пор ее не завершили. Они, очевидно, еще бы несколько дней потянули с официальным сообщением о смерти Каримова, но внешнее давление было слишком сильным, тянуть уже не было возможности.

 

Кто же может заменить авторитарного лидера, который жестко правил страной последние 27 лет? Есть несколько таких человек.

 

Прежде всего следует упомянуть личность, которая формально уже стала выполнять функции президента. Согласно Конституции Узбекистана, в случае досрочной отставки президента власть передается председателю сената – верхней палаты парламента. И в течение трех месяцев должны пройти новые президентские выборы. Таким образом где-то к концу этого года пост главы государства займет Нігматулла Юлдашев.

 

Может он и остаться президентом дальнейшем? Большинство экспертов отвечают на этот вопрос скорее отрицательно. Известно, что Юлдашев – чисто техническая фигура. Как профессиональный опытный юрист он очень хорошо заботился за всеми формальными моментами работы парламента. Хотя, как известно, нет ничего более постоянного, чем временное.

 

Авторитетный эксперт по вопросам Центральной Азии, выходец из Ташкента, профессор Калифорнийского университета Рустам Бурнашев, комментируя президентские шансы Юлдашева, высказывает такое предположение: «По специфике своей работы бывший министр юстиции (Юлдашев возглавлял Министерство юстиции Узбекистана с 2001 до 2015 года – Z) больше подходит для того, чтобы ґарантувати соблюдения всех необходимых процедур и баланса интересов. Именно эта роль и может обеспечить стабильные политические перспективы будущего президента. Безусловно, очень популярна мысль о том, что тот, кто принимает пост главы государства с должностью, является временной фигурой. Мол, на самом же деле то мы знаем, что решаться все будет по-другому. Ни в коем случае не хочу отвергать фактора договоренностей, но многие из лидеров постсоветского пространства пришли к власти именно как компромиссные фигуры или как люди, которые могут поддерживать баланс интересов».

 

То есть, политические кланы Узбекистана, которые, как мы подозреваем, до сих пор не пришли к согласию, кого сделать «халифом», могут согласиться на «халифа на час», как на фигуру, к которой никто не имеет особых претензий. А когда наступит подходящий момент, то ее всегда можно убрать и поставить кого-то «достойнішого». Если, конечно, этот «халиф» за то время не сумеет избавиться от этой временности.

 

Что же, с Юлдашевм более-менее понятно. Рассмотрим лица других претендентов. Относительно потенциальных преемников Каримова эксперты сходятся на мнении, что это: премьер-министр Шавкат Мирзияев, его первый заместитель (и по совместительству министр финансов) Рустам Азимов, а также глава Службы национальной безопасности Рустам Іноятов.

 

Как вероятного кандидата называют Мірзіяєва, который связан родственными узами с одним из самых богатых олигархов России, этническим узбеком Алишером Усмановым. Мирзияев является уроженцем Джизакської области, имеет опыт управления родным регионом и Самаркандской областью (родном для Ислама Каримова). Примечательно, что Мирзияев занимает пост премьер-министра от 2003 года. Это означает, что Каримов все эти годы был доволен работой руководителя кабмина.

 

Именно премьер-министр страны 31 августа возлагал, вместо Каримова, венок к монументу Независимости и гуманизма во время Дня независимости Узбекистана. А 1 сентября Мирзияев срочно вылетел в Самарканд, видимо, чтобы лично принять участие в подготовке траурных мероприятий. Все это якобы свидетельствует, что именно он стал фигурой №1 в Узбекистане. Поэтому и выборы президента, очевидно, придется выиграть именно ему. Хотя не будем спешить.

 

Не менее серьезным претендентом считается и Іноятов, который, как и положено руководителю спецслужбы страны, является человеком крайне непубличным. Будущий шеф разведки и контрразведки родился в Сурхандар’їнській области 1944 года, окончил факультет востоковедения Ташкентского государственного университета по специальности «іраністика», служил в КГБ под дипломатическим прикрытием работал в Афганистане. Службой нацбезопасности он руководит аж от 1995 года.

 

Аппаратную силу глава СНБ набрал после подавления упомянутого мятежа в Андижане 2005 года. Вслед за этим событием на почетную пенсию ушел министр внутренних дел Закир Алматов. Таким образом Іноятов стал неоспоримым «силовым» лидером. А для авторитарной страны это имеет огромное значение.

 

По поводу взаимоотношений всесильного шефа нацбезопасности и премьера существуют две неофициальные версии. По одной из них, Мирзияев является ставленником Іноятова. В этом случае вполне можно предположить, что глава СНБ поспособствует приходу к власти своего соратника, оставшись в силу профессиональной привычки в тени. По другой версии, Мирзияев не пользуется поддержкой силовых структур, и в этом случае восхождения к высшему посту в государстве для него усложняется. А Іноятов имеет все шансы методами, привычными для постсоветских спецслужащих, расчистить себе путь к президентству.

 

И последний из серьезных претендентов – министр финансов и экономики Рустам Азимов. Он родился в столице республики, окончил Ташкентский университет и магистратуру Оксфордского университета.

 

Азимов является высококвалифицированным специалистом в области финансов и экономики. По некоторым данным, Азимов оказал ценные услуги старшей дочери покойного президента Гульнаре Карімовій, и помог ей сохранить значительные средства. У действующего заместителя премьера есть также хорошо налаженные связи в руководстве силовых структур.

 

Азимов считается найокцидентальнішим кандидатом в президенты Узбекистана. С его приходом к власти теоретически можно ожидать каких-то экономических реформ, если конечно он достигнет в этом вопросе консенсуса с политическими кланами. Мірзіяєва же считают скорее пророссийским, в частности, через его родство с упомянутым российским бизнесменом Усмановым. Какие приоритеты в Іноятова – здесь уже сложно говорить наверняка. Можно лишь утверждать, что гебисты бывшими не бывают.

 

Хотя все эти определения ориентаций являются достаточно условными. Можно утверждать почти точно, что, если передача власти пройдет без потрясений, то Узбекистан еще долго будет придерживаться карімовської политики. Она заключается в равном дистанцировании от России и Запада, в показной дружбе с Москвой, Брюсселем и Вашингтоном, невступлению в различных сомнительных структур типа Евразэс.

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика