Новостная лента

Самое высокое судейское зло

29.01.2016

Как выглядит «черная полоса» для коррумпированного украинского судьи? Такой судья пакует чемодан, берет с собой несколько стеклянных банок валюты – и бросается бежать. Остывший след, который он оставляет на родной земле, становится малоутешительным свидетельством, что ему действительно грозила неотвратимая кара. Если же судья, даже не смотря на обличительные материалы или шквал публичных обвинений, остается в поле зрения общественности и правоохранительных органов, – то, наверное, он хорошо осознает, что ему бояться не стоит, а близлежащие перипетии относительно его судейской работы – вдавані.

 

Скульптурная композиция из парижского Собора Богоматери

 

В последние годы этот тест подтверждался многократно. Частично этому способствовала предыдущая редакция Конституции, которая наделяла судей почти непробиваемым иммунитетом: пока следователи занимались процессуальными прелюдиями – судьи, сверкая пятками, бежали к билетным кассам. Судья Николай Чаус с его долларово-стеклянными сбережениями – исчез. Бывший председатель Высшего хозяйственного суда, – а именно о нем підеться в этом тексте, – легендарный Виктор Татьков, любимый судья Виктора Януковича, судовершець, о котором экс-директор люстраційного департамента Татьяна Козаченко говорила, что «за все время истории Украины, за все-все времена, большего зла в судебной системе по коррупционным объемом не было» – Татьков сегодня нежится заграницей. Он пересек за границу почти в последний момент, когда прокуратура подготовила ему официальное подозрение.

 

Но, господа, это произошло на третий год после завершения Революции достоинства. Что мешало скрутить петлю правосудия вокруг главы Высшего хозяйственного суда раньше – вопрос отнюдь не риторический. Подсказку можно посмотреть в первом абзаце.

 

В изгнании

 

В сентябре 2016 года, когда Верховная Рада увольняла 33 судей, народные депутаты с особыми овациями встречали голосования о лишении мантии Виктора Татькова, судьи Высшего хозяйственного суда Украины. Вплоть до прошлой осени выходец из Донбасса Татьков продолжал вершить правосудие «именем Украины», несмотря на то, что он является одним из наиболее одиозных судей в истории судопроизводства и отличился «ручными» решениями в пользу режима Януковича во время пребывания на должности председателя ВХСУ. При этом Татькова уволили не за конкретные преступления, а в соответствии с требованиями закона об очищении власти: он попал под люстрацию как лицо, которая более года находилась на руководящей должности во времена президентства Виктора Януковича (как член Высшего совета юстиции).

 

Уголовное дело зашла в Виктора Татькова впоследствии: октябре генеральный прокурор Украины Юрий Луценко сообщил о том, что ГПУ подготовила официальные подозрения Татькова и его верному соратнику и земляку Артуру Емельянову – но было уже поздно: экс-председатель ВХСУ удрал за границу. Согласно словам адвокатов, Татьков вовсе не скрывается от следствия, а находится на лечении.

 

Сейчас за грехи «сладкой парочки» приходится отвечать Артуру Емельянову единолично. В октябре Печерский районный суд присудил ему меру пресечения – денежный залог размером в 1,5 миллиона гривен (много? для «засеянных» достижений Емельянова – немного никак) и запрете выезжать за пределы Киевской области. Совсем недавно – 16 января – Печерский суд продлил срок ограничений до середины марта. А 12 января Высший совет юстиции принял решение отстранить от Емельянова полномочий оказывать судопроизводство сроком на два месяца. Формально же он остается судьей ВХСУ.

 

Виктора Татькова и Артура Емельянова обвиняют в давлении на судей и вмешательстве в автоматизированной компьютерной системы распределения дел, которая проводит «жребий» разнообразных жалоб среди судей: руководство хозяйственных судов (не только Высшего) «розписувало» дела на заанґажованих подчиненных.

 

«Следствие имеет доказательства того, что эти лица в 2011 — 2014 годах фактически подчинили себе систему принятия судебных решений. Исследуется около 7000 случаев незаконного вмешательства в автоматизированную систему распределения дел и заявлений, вмешательство в деятельность судей с целью вынесения ими нужных злоумышленникам неправосудных решений в хозяйственных судах всех инстанций», – проинформировал Луценко.

 

Дело о вмешательстве в компьютерной программы – это лишь дверь к большей коррупционной надстройки в структуре хозяйственных судов, заложенной при президентстве Виктора Януковича. Действительно, за махинации с автоматизированной системой (статья 376-1 Уголовного кодекса) и вмешательство в деятельность судебных органов (ст. 376 УК) предусмотрена уголовная ответственность вплоть до 6 лет заключения, однако вина судей – это не «какие-то» злоупотребления с компьютером, а те интересы, которые побуждали их к ручному управлению. Деньги, имущество, передел рынка и воздействий и др.

 

Статистика говорит: брали!

 

Кейс относительно вмешательства в автоматизированную систему уходит корнями 2012 года. Тогда ряд адвокатов обнаружила в Высшем хозяйственном суде подозрительную вещь: на процессах, которые были потенциально корупціогенними, председательствовали судейские коллегии с одними и теми же носителями мантии. Возникла идея применить статистические методы для подсчета загруженности работников ВХСУ: «счастливый жребий» не мог быть случайными.

 

Татьков и Емельянов – лицо судейства времен Януковича

 

По итогам изучения дел, отраженных в едином реестре судебных решений, проведенного организацией «Всеукраинская самоуправляющаяся организация специалистов конкурсного процесса», удалось выявить, что в 2012 году между 98 судьями ВХСУ распределили 23211 дело – одному лицу досталось в среднем по 230 процессов. А у пяти судей ВХСУ эти показатели превышали погрешность вероятности на 40-80%.

 

Исследование судебных решений 2013 года показало еще большие разногласия. Средняя загруженность судей составляла примерно 200 дел в год, зато в тех самых пяти судей она превысила среднее число на 80-120%!

 

«Автоматизированная система определяет персональный состав суда для каждого дела по принципу достоверности, учитывая загруженность каждого судьи. Понятно, что тот результат, который мы увидели, не мог достигаться исключительно по принципу вероятности. Это означало, что автоматизированная система испытывала грубого вмешательства извне», – говорит в комментарии «Z» адвокат Виталий Титич, один из инициаторов проверки ВХСУ.

 

Зимой 2015 года Служба безопасности Украины открыла по заявлениям адвокатов уголовное производство. Вскоре это дело перебрал департамент специальных расследований Генеральной прокуратуры – департамент Сергея Горбатюка.

 

Согласно материалам следствия, руководство хозяйственных судов получало «нужный» жребий благодаря внесению ложных сведений в компьютерную программу: судей «отсеивали» из-за отметки «болен», «командировка», «отпуск» и тому подобное. Кроме того, из текста официальной подозрения следует, что судьи добились создания в структурах Киевского, Киевского апелляционного и Высшего хозяйственного судов специфической системы судебных специализаций, что «дало возможность осуществлять контроль за распределением отдельных судебных дел (заявлений) между судьями и назначать конкретного судью по рассмотрению отдельной определенной им дела (заявления), сделало невозможным участие судей в рассмотрении таких дел».

 

В решении Печерского районного суда относительно меры пресечения для Артура Емельянова читаем, что первым к этой практике прибегло Виктор Татьков, который в промежутке между декабрем 2010 и февралем 2011-го провел на собрании судей ВХСУ решения, которое позволило ему изменять состав палат и коллегий по рассмотрению конкретных дел, определять и изменять специализацию судей «и в дальнейшем предоставлял незаконные указания работникам аппарата ВХСУ незаконно вмешиваться в работу автоматизированной системы документооборота суда». В феврале 2011-го Емельянов «по примеру организации распределения дел ВХСУ, внедренной по инициативе главы ВХСУ Татькова В.И.» повторил подобные трюки у Киевского хозсуда, а позже – и в апелляционном.

 

Адвокат Виталий Титич, который имел единоборство с хозяйственными судами Татькова-Емельянова еще во времена Януковича, комментирует: «Для меня сразу было очевидным, что эта система заточена под конкретные решения. На одних и тех же судей расписывались дела одного типа: это были дела, в которых «крутились» большие деньги или решался вопрос об имуществе, которое имеет высокую цену. Это позволяло руководству суда лично контролировать рассмотрение дел и гарантировать результат заинтересованным лицам».

 

«Донецкая» оккупация

 

Карьерный взлет Татькова и Ко связан со временем, когда людей, хорошо послужили на Донбассе, массово переводили на работу в Киев. Популярным был анекдот: в Донецке опасно выходить на улицу, потому что ловят и отправляют на работу в столицу. В судейской сфере «донецкие» особое внимание посвящали области хозяйственного права, потому что там можно было выловить больше всего денег. Если благодаря «политическому» Конституционному суду Виктор Янукович добился узурпации власти в своих руках, то через хозяйственное звено режим получил возможность «крутить» схемам, предприятиями, недвижимостью.

 

…В июле 2010 года Верховная Рада, контролируемая Партией регионов, избирает судьей Высшего хозяйственного суда Виктора Татькова. Бывший председатель Донецкого апелляционного хозяйственного суда стремительно поднимается вверх и становится председателем суда. «Донецкий клан» вынашивает намерение расширить контроль, поэтому стремится обуздать не просто кассационную инстанцию, а целую «хозяйскую» вертикаль в Киеве, от низового суда до высшего. В 2011 году председателем Хозяйственного суда Киева назначают экс-председателя Хозсуда Донецкой области Артура Емельянова. Он приезжает в столицу с реноме «любимого судьи» Александра Януковича, президентского сына и удивительно успешного (еще бы!) бизнесмена. За год Емельянов возглавляет Киевский хозяйственный апелляционный суд, а его кресло в «обычном» Хозяйственном суде занимает другой выходец из Донбасса.

 

«Донецкие построили схему, которую называют «донецкий паровозик», – комментирует адвокат Виталий Титич. – Они полностью подмяли под себя целую систему: на стадии первой инстанции брали деньги за все рассмотрение дела, гарантировали результат от начала и до конца, до высшей инстанции».

 

Еще одной новацией стало введение «абонементов» в хозяйственных судах, когда коммерческая структура за определенный вклад получала гарантированную защиту своих интересов от любых будущих проблем на судебных процессах. «Банки платили в суде за так называемый абонемент. Они знали, что в любом случае, если дело зайдет до суда, то будут иметь гарантию положительного результата», – отмечает Титич.

 

Слова господина Виталия подтверждает и бизнесмен Мстислав Скоробогатов, который стал жертвой «донецко-хозяйственной» вертикали: во времена Януковича его «оттеснили» от управления гостиницей «Славутич» в Киеве. «Понятие «под ключ» – то есть если ты согласовал вопрос с Татьковым, у тебя принимаются [решение] в первой, второй, третьей инстанции автоматом», – сказал Скоробагатов в комментарии программе «Наши деньги».

 

Это еще раз приводит к выводу, что дело о вмешательство в судейские «росписи» не может быть самодостаточной. Это лишь мостик, который подводит правоохранительные органы к широкому пласту из множества «точечных» хозяйственных процессов, в которых принимались сомнительные решения. Ведь в каждой из этих дел были свои эксплуататоры и свои исполнители, каждое дело имеет конкретные имена и конкретные названия предприятий.

 

Болеем коррупцией

 

В июне 2013 года фоторепортер Владислав Содель зазнимкував в сессионном зале Верховной Рады телефонную переписку одного из депутатов Партии регионов с абонентом на фамилию Татьков Возраст…», которая касалась имущества в Донецке: «Есть коммерческое предложение по Точмашу в Донецке. Как ее обсудить?» – «Болею. Сбросьте контактное лицо. Ему позвонит Руслан», – ответил Татьков.

 

«Болею», – одна из любимых отговорок Татькова. В такой способ – «Болею» – судья ответил и на вопрос журналиста Дмитрия Гнапа о вымогательстве руководством ВХСУ взятки у предпринимателя, который должен был выложить 500 тыс. фунтов стерлингов за то, чтобы сохранить в своей собственности торговый центр «Декор Донбасс» в Донецке. Сегодня Виктор Татьков находится заграницей как раз на лечении, согласно информации источников в Германии. Оттуда передает приветы украинским правоохранителям и утверждает, что он хотел бы вернуться на родину, и не может. «Болею».

 

 

Возвращаясь к фирме «Декор Донбасс», то хозяйственные суды признали предприятие банкротом. Согласно информации проекта журналистских расследований «Слідство.info», торговый центр стал достоянием структур, близких к Александру Януковичу. Сегодня схема собственности уже не имеет большого значения, потому что центр находится в затінках «дикой» экономики от экстремистского движения «ДНР». Такими же концами в воде – и доказательства по делам о подвигах Татькова и Емельянова на Донетчине.

 

Впрочем, в деле судей-«хозяйственников» все-таки есть перечень конкретных судебных дел с четко указанными названиями предприятий, которые теперь формируют материал для обвинения.

 

Согласно тексту официальной подозрения, которую выразили Емельянову, следствие инкриминирует ему давление на судей в деле по иску ООО «БМК Планета-Мост» к ООО «Компания по управлению активами «Первая инвестиционно-промышленная группа», по делу о аренде земли ООО «Славутич», по делу о долгах «БТА Банк» (Казахстан), в жалобе ООО «Лук Авиа Ойл» против Антимонопольного комитета Украины.

 

Эти эпизоды дела основываются, в частности, на показаниях двух судей, которые пересекались в работе с Емельяновым. Впрочем, эксперты говорят, что процесс признаний среди судей вряд ли станет массовым, ведь служителям украинской Фемиды свойственно сохранять цеховую поруку.

 

Кроме того, дело осложняет сопротивление со стороны бизнес-структур, которые стали вымогателями «татькових» решений. Очевидно: юридическая констатация факта вмешательства в распределение дел поставит под сомнение и законность принимаемых судами решений. А если решение незаконное – значит, его было бы справедливо пересмотреть. Ибо господин, видите ли, себе сбежал заграницу – но бизнесмены-жертвы судейского произвола остались с проблемами здесь. А другие будут пытаться сохранить старый status quo.

 

Прокурорские тормоза

 

Дело против Татькова и Емельянова действительно раскручивалась крайне медленно. Сегодня прокуратура постепенно наступает на судей – но еще летом казалось, что ГПУ простит все «хозяйственной» Фемиде: в июне 2016 года первый заместитель генпрокурора Юрий Севрук и начальник одного из управлений ГПУ Андрей Андреев Луценко подали докладную записку, в которой жаловались на следствие по делам Татькова и Емельянова, критикуя работу департамента специальных расследований Сергея Горбатюка.

 

«Все «доказательства», которые, по мнению следователя, имеются в материалах производства, строятся исключительно на его предположениях и полностью опровергаются другими материалами производств, в том числе решениями судов», – говорилось в записке. Севрук с Андреевым (сегодня они уже не работают в центральном аппарате ГПУ) высказали мнение, что следователи и их руководство лично заинтересовано в результатах уголовных производств, в рамках которых проверяются на причастность к совершению преступлений Емельянов А.С. и Татьков В.И.».

 

Вот «засеяли»!

 

Этот материал был бы неполным, если бы мы не пригледілися средствам, которые Татькову и Емельянову удалось заработать тяжелым трудом на своих должностях. Оба господа на время кампании электронного декларирования были судьями – значит, должны были отчитаться на сайте Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции.

 

Согласно свежей декларации Виктора Татькова, тот хранит наличными 150 тыс. евро, 80 тыс. долларов и 200 тыс. грн. В Киеве Татьков снимает две квартиры общей площадью 200 кв. м, а также арендует два автомобиля Mercedes-Benz S-класса.

 

Артур Емельянов задекларировал в своем отчете за 2015 год 180 тыс. долларов, 70 тыс. евро, 2 млн. 740 тыс. грн.

 

В сравнении с 2014 годом по декларации Емельянова исчезло несколько объектов недвижимости. В прошлый раз он задекларировал 2 земельных участка, жилой дом, 3 квартиры, дачный дом и 11 площадей, обозначенных как «иное недвижимое имущество». В свежей декларации судьи – «только» квартира и жилой дом. Очевидно, остальная часть имущества записана на бывшую жену Емельянова: прошлого года Светлана Емельянова принадлежала к членам семьи декларанта, а в свежей декларации – нет.

 

Артур Емельянов на заседании Высшего совета юстиции

 

О Ємельянових говорят: супруги развелись. Впрочем, пара остается родственной: во-первых, согласно декларации, в 2015 году Светлана оформила в пользу партнера «заем» размером в 3 млн. грн., во-вторых, Артур Емельянов заявлял на судебном процессе, что каждую неделю ездит к своему ребенку и ее матери в Вену, Австрия, а потому просил не сажать его на подписку о невыезде, в-третьих, Емельянов до сих пор носит на безымянном пальце правой руки обручальное кольцо. Не хотело бы ся лезть в личную жизнь судьи – но есть признаки фиктивного развода.

 

Очевидно, что в судейских декларациях могут «светиться» не все средства. Летом 2015 года в Лихтенштейне арестовали банковский счет панамской фирмы Restwood Products Corporation, на котором было 13 млн. швейцарских франков. Согласно материалам украинской прокуратуры, бенефициаром панамской компании были супруги Ємельянових. Летом 2016 года со счетов был снят арест (важно подчеркнуть, что украинским судом). Одним из оснований для такого шага было заявление банкира-мигранта Сергея Дядечко о том, что панамская фирма принадлежит ему лично. Дядюшка – один из бывших руководителей скандального «Родовид-банка», земляк Татькова и Емельянова.

 

Украинская прокуратура пытается подступиться к лихтенштейнским счетов с другой стороны. В сентябре Печерский суд дал следователям разрешение добраться до ряда документации по вкладам панамского происхождения: документов, на основании которых открыты расчетные счета, в том числе копий паспортов, договоров, карточек с образцами подписей, доверенностей; банковских выписок; заявлений на снятие денежных средств; документов относительно проведения финансового мониторинга; IP адреса для операций удаленного доступа и тому подобное. Следствие настаивает, что судья использовал эти счета для размещения «отмытых» средств. А согласно информации, полученной прокуратурой от подразделения финансовой разведки Княжества Лихтенштейн, по состоянию на 2015 год бенефициарным владельцем счетов была жена Емельянова, которая впоследствии передала права распорядителя другому лицу «при неустановленных обстоятельствах и в неустановленное время, с целью сокрытия совершенного преступления».

 

Эмиграционный счет

 

Как чувствуют себя наши герои сейчас? Виктор Татьков – как уже говорили – находится на больничном заграницей. Артур Емельянов имеет вынужденные 2-месячные каникулы. (Кстати, решение Высшего совета юстиции об отстранении судьи – это просто «песня». Сказано, что «судьи не могут эффективно осуществлять правосудие без доверия, ведь они являются частью общества, которому служат», «им следует быть осведомленными относительно ожиданий общественности от судебной системы и жалоб на ее функционирование», «поведение судей в их профессиональной деятельности рассматривается общественностью как необходимая составляющая доверия к судам», «судьи должны вести себя добропорядочно как во время выполнения своих функций, так и в личной жизни, отвечать за свое поведение, если это входит общепринятых норм».)

 

Емельянов собирается совершить «кам бэк» – он подал документы на конкурс для судей нового Верховного суда. А в то же время не оставляет намерений выехать за пределы Украины.

 

16 января на заседании Печерского суда сторона защиты заявляла, что Артур Емельянов требует лечения в Германии. Судья ВХСУ даже указал конкретный заведение, услугами которого он пользовался в сентябре, незадолго до того, как оказался на подписке о невыезде – WalkAgain Centre в Берлине (не можем судить о профессионализме этой структуры, но скромные 20 «лайков» в Facebook и сайт на русском языке навевают на определенные догадки). Господин Артур жалуется на люмоішіалгію – недугов, когда поясницу «отдает» болью в ногах после травмы 10-летней давности. Утверждает, что в Украине его болезнь не лечат, а поэтому он нуждается постоянно ездить в Берлин. До сих пор суд не воспринимал сетования Емельянова наповажно: травма была не 10, а 16 лет назад – зато медицинская карточка господина судьи слишком скупа на жалобы пациента как для хронической и такой неотступной болезни.

 

Емельянова до сих пор манит перспектива пересечь границу, подобно Татькова. Он знает: если все наповажно – то лучше ехать.

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика