Новостная лента

Санкции ЕС против России: попугали и достаточно

24.10.2015

В конце этой недели главы государств и правительств ЕС собрались в Брюсселе, чтобы решить вопрос антироссийских санкций в связи с «варварским» поведением России в Сирии. Несколькими днями перед тем настроение участников саммита был щонайрішучішим, мол Кремль зарвася и его надо наказать. Впрочем, на саммите все завершилось пшиком.

 

 

Большинство участников двухдневного униатского саммита, который проходил 20-21 октября в Брюсселе, как чувствовалось, находились в некотором смятении чувств. С одной стороны, они еще совсем недавно были решительно настроены на введение более жестких санкций против России. С другой – российский министр обороны Сергей Шойгу объявил во вторник, 18 октября, что военно-космические силы РФ прекращают наносить удары по сирийскому городу Алеппо.

 

Это можно было трактовать как определенную победу: Москва то ли испугалась, то ли очнулась и пошла на уступки требованиям мировой общественности. В то же время многие понимали, что это не более, чем циничная игра Кремля в переводного дурака. И уже через день после завершения саммита это стало очевидным, но не будем забегать вперед.

 

 

А какие вообще в Европейской Унии были механизмы влияния на Москву, чтобы заставить ее, по крайней мере, не совершать военных преступлений? Хитом среди опций безусловно есть санкции или угроза санкций. Был шанс для принятия на саммите нового пакета ограничительных мер? В определенной степени так. Потому что своими бомбардировками в Алеппо Кремль выбил последние аргументы даже в самых искренних своих сторонников в ЕУ. Поэтому ситуация уже приближалась к антироссийского консенсуса.

 

В понедельник, 17 октября, состоялась встреча министров иностранных дел стран-членов Унии. Намерение ввести санкции против России вырисовался достаточно четко.

 

Ален вспомним, как это было в контексте агрессии России против Украины. Государства ЕС смогли согласовать санкции против России 2014 года после аннексии Крыма и расширить их после начала боевых действий на Донбассе. Впрочем, с обострением конфликта в Брюссель были все основания, чтобы и дальше расширить и ужесточить санкции. Впрочем этого так и не произошло. Что больше, с окончанием очередного санационного семестра между странами-членами возникают бурные дебаты о том, не стоит ли уже отказаться от штрафных мер и сказать России: мир-дружба-углеводороды. Пока, что, к счастью, верх берет трезвый подход, но преимущество антироссийского крыла очень шаткая.

 

«Если посмотреть на дальнейшие дебаты на предмет того, стоит еще расширить санкции, они никогда не завершались успехом. Единая позиция относительно ограничительных мер, по которой странам ЕУ удается сейчас достичь единства, – это сохранение нынешнего статус-кво», – констатировал эксперт европейского отделения Центра Карнеги Пьер Вимон, который к 2015 году возглавлял Европейскую службу внешней политики.

 

Итак, за сирийские военные преступления Россию можно было бы прижать санкциями. Но не только. «Санкции – не единственный инструмент Евросоюза. У нас есть и другие инструменты для оказания давления и рычаги влияния, которые мы можем использовать», – заявила в этом контексте Верховная представительница ЕС по внешней политики и политики безопасности Федерика Моґеріні.

 

По итогам уже упомянутой встрече министров иностранных дел стран-членов Унии, которая состоялась накануне саммита было принято совместное заявление. В ней констатировалось, что бомбардировки города Алеппо российской авиацией можно расценивать как военные преступления.

 

«Преднамеренные удары по больницах, медицинских работниках, школах и базовой инфраструктуре, так же как и использование кадочных бомб, кассетных бомб и химического оружия, могут считаться военными преступлениями», – говорится в тексте документа. А это, в свою очередь, открывает путь к возможности уголовного преследования, то есть – в Гаагу.

 

Не менее болезненным ударом по Кремлю была бы отказ Европы сотрудничать с Россией в энергетической области. Понятно, что много стран Унии к этому еще не вполне готовы. Но можно было бы по крайней мере раз и навсегда отказаться от новых энергетических проектов, как например Nord Stream 2. К этому в последнее время призывает все больше немецких политиков. Но пока что их количество, к сожалению, не является критической, чтобы раз и навсегда положительно (то есть негативно) решить этот вопрос.

 

То что же постановил саммит в Брюсселе? Действительно в адрес Кремля прозвучало много жестких упреков, угроз, призывов опомниться. «Я считаю, что Россия ведет себя не так, как того можно ожидать от великой державы», – заявил президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер. Французский президент Франсуа Олланд, в свою очередь, опять назвал бомбардировки мирного населения Алеппо «военным преступлением». За ужесточение санкций выступил и президент Совета ЕС Дональд Туск, отметив, что «сейчас действительно сложно, почти невозможно, говорить о россии, не упоминая бомбардировки мирных жителей и больниц в Алеппо». Его поддержала и канцлер Германии Ангела Меркель. «Надеюсь, что мы в состоянии четко продемонстрировать, что то, что происходит в Алеппо при поддержке России, – совершенно бесчеловечно», – заявила она. Даже британская премьер Тереза Мэй решительно призвала: «Мы должны продемонстрировать крепкую и единую европейскую позицию в связи с российской агрессией».

 

Но с единством чуть не получилось. Были слышны голоса и тех, кто утверждал, что, мол, с Россией, как бы там не было, надо договариваться, а значит относиться к ней снисходительнее. К этому лагерю относятся, в частности, итальянский премьер-министр Маттео Ренци и его греческий коллега Алексис Ципрас. А руководитель венгерского правительства Виктор Орбан и до сих пор обнаруживает едва не открытое восхищение российским президентом.

 

В результате, можно утверждать, Москва опять победила Брюссель. Даже упоминания о «готовности ввести санкции», которые содержались в первом проекте совместного заявления лидеров ЕС, в ходе работы где-то потерялись. В финальной версии документа Уния указывает на какие-то непонятные, размытые «все возможные варианты» мер в отношении России, если преступления против мирного населения в Алеппо продолжатся.

 

А чем ответила на это Россия? Не прошло и суток, как российская авиация снова взялась за бомбардировки Алеппо.

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика