Новостная лента

Счастье под подушкой

19.12.2015

 

Утром 19 декабря город пахло мандаринами и повнилось странным шелестом, когда все его жители одновременно разворачивали свои свертки от Николая.

 

Запах мандаринок запускает во мне сложный биохимический процесс ностальгии и я прыгаю в «кроличью нору» памяти. Там бабки всегда живые, вселенское счастье вмещается под маленькой подушкой, а на тайных складах подсознания хранятся все полученные от Николая подарки (где-то рядом с золотым яичком от Курочки Рябой и серебряным месяцем, украденным Гоголевским чертом). Эти воспоминания как концентрат счастья – запасаєшся на остальные взрослой жизни и разводишь по чайной ложечке в теплой воде, когда тебе не хватает чуда.

 

Мандарины появлялись в городе в начале декабря — их завозили не иначе как из страны тысячи и одной ночи. Или с той, где проживают трие цари. А скорее всего, с севера – Москвы или Ленинграда, куда папа ездил в командировки и привозил их вместе с другими заморскими яств — пепси-колой и жвачкой.

 

— Что тебе принес Николай? — самый популярный вопрос этого дня. Иногда он приносил то, что просили дети в письмах, но чаще — то, что родителям удавалось отыскать в пустых советских магазинах. И чтобы он, в конце концов, не принес, главным в этих сказочных подарках были не сами подарки. Под видом велосипедов, пеналов, коньков, биноклей, санок, олив’яних солдатиков и цветных карандашей Николай приносил ощущение твоей собственной имманентной правильности, потому что где-то там наверху какие-то совершенные неземные существа подтверждали подарком твое право на любовь.

 

Как же просто жить, когда эфемерное счастье имеет свои четко определенные физические параметры — форму куклы, говорит «мама», чоколядовий вкус и мандариновый запах. Счастье тогда даже имело свой звук — шуршание позолітки, которую нужно было аккуратно развернуть, а потом всю ее плоскость тщательно разгладить ногтем и так, чтобы ни единого нерозпрасованого клочка. И как сложно становится с того момента, когда ты наконец узнаешь ужасную тайну — подарки, на самом деле, подкладывают родители — и так ты делаешь свой первый головокружительный прыжок во взрослость. А дальше только сложнее. Потому чтобы тебе не подарили, это все равно не сделает тебя по-настоящему счастливым. Ты уже знаешь, что большинство подарков превращаются в хлам, который загромождает дом, и которого надо избавляться при первой же пасхальной уборки. Ты уже знаешь, что ничто и никогда изнутри не оказалось таким, каким казалось снаружи. Ты уже умеешь делать вид, будто знаешь для чего живешь, но не знаешь, чего же на самом деле хочешь.

 

Что бы я сейчас заказала Николаю в своем письме? Когда такой простой вопрос с каждым годом дается все труднее. Ибо я сомневаюсь, что действительно хочу того, чего, как мне кажется, хочу. И сомневаюсь, мои желания являются в действительности моими.

 

Человеческие желания — вещь очень парадоксальная. Мы балансируем между потребностью в стабильности и жаждой перемен. Между скукой от старого и страхом нового. Меня ужасают пожелания «оставаться такой, как ты есть», и я стараюсь немедленно изменить «душу и тело», мебель и шторы. Но в то же время лінуюсь освоить хотя бы новый способ приготовления кофе и поменять хоть что-то в своей утренней рутине. Дикий неписаный закон «а что люди скажут» абортирующая любое неформатное желание, что не вписывается в общественную картину мира. Нам с детства вручают социальный пакет — набор клише, что похож на кучку розпарованих старых деталей конструктора Lego — замуж, дети, работа. И я имею с этих непонятных деталей собрать свою жизнь. Набор, сформированный массовым сознанием — той самой, что некогда искренне жгла ведьм на кострах, а теперь так же искренне верит в политиков, Савченко ставит себе на аватарки, участвует во всех флешмобах и рекламных акциях — жестко регламентирует мою жизнь. И только смельчаки-одиночки осмеливаются идти против течения, бросая вызовы и нарушая правила. Потому что нарушать их так же важно, как и соблюдать — без соблюдения не было бы системы и стабильности, без нарушения не было бы революций и развития. Впрочем, нарушители всегда оказываются под угрозой штрафов, критики и распятие.

 

Я знаю, как быстро то, чего мы желаем, превращается в то, чего мы желаем избежать. Так произошло у меня с коньками — варта было вступить в спортивной секции, как веселый скрежет металла о лед превратился в скучный долг. Так происходит с мужчинами, престижной работой, успехом. Как часто мы хотим того, что нас уничтожает, а избегаем того, что спасает. Какой-то неизвестный нам вирус отключает наши инстинкты самосохранения и поэтому Кока-Кола кажется нам вкуснее родниковую воду. И я почему-то ненавижу то, что делает меня сильнее (как, к примеру, физические нагрузки), зато наркотически зависима от того, что меня убивает (как вот продукты с высоким гликемическим индексом). Какая волшебница околдовала меня на долгих сто лет и есть ли на свете хороший психотерапевт, который освободит меня от злых чар?

 

Во мне очень много разных меня. Мой внутренний простор перенаселен как большая коммунальная квартира. Там до сих пор проживают мамины непреисполненное мечты, папе фобии, коллективные архетипы и юношеские символы — бабаи, Мамаи, д’артаньян, Робин Гуд, Боно, Пол Маккартни — все они все еще прописаны по моему адресу и имеют право голоса. И мы коллегиально, вместе с Полом и бабушками, принимаем жизненно важные для меня решения. Поэтому это только кажется, что наши решения принятые нами лично при трезвом уме, доброй памяти и здравом уме.

 

Как быть собой, если я не знаю кто я? Познать себя настоящую — это как найти Золотоволоску среди толпы идентичных девушек. И у меня нет пчелы, которая бы подсказала правильный ответ. Остается выслеживать себя, как охотник выслеживает добычу, прислушаться к себе, как мать прислушивается к младенцу, и реставрировать себя, составляя по фрагментам, как античную мозаику. Святой Николай, я бы очень хотела знать, кто я и чего же на самом деле нуждаюсь, и без угрызений совести делать только то, что хочу и во что верю. Ибо это и есть моя найдуховніша духовная практика. И чтобы той же самой момент открылись райские врата и теперь все и всегда изнутри было бы гораздо лучше, чем казалось снаружи.

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика