Новостная лента

Сэз Баумрін: Отвага украинского театра

17.09.2015

 

С режиссером Сезом Баумріном можно бесконечно говорить о театре и актерах – время летит очень быстро, театральные материи чувствуются глубже, и в конце вместо многих ответов возникает еще больше вопросов. Сэз – режиссер группы Subpoetics International – является профессором театрального искусства в университете криминалистики им. Джона Джея Городского университета Нью-Йорка, литературным руководителем Лаборатории актерского мастерства, автором эссе о театре Эудженио Барбы, Ежи Гротовского и Леся Курбаса. Сэз учился у Ежи Гротовского в Нью-Йорке в 1981-1984 годах и был учеником и коллегой Эудженио Барбы с 1985 года. Также Сэз как режиссер поставил более 60 опер, спектаклей коммерческого театра, экспериментальных работ. Семья Баумріна происходит из Галиции. В семье было несколько поколений раввинов. Еще ребенком дедушка Сеза – Давид Баумрін – в 1920 году покинул Стрый для того, чтобы начать жизнь в Нью Йорке. На Манхэттене он встретил свою будущую жену родом из Дрогобыча. Сэз Баумрін является первым из семьи, кто вернулся в Украину.

 

 

В Украине он встает в 6 утра и записывает заметки о свои исследовательские находки. А мне говорит, что чувствует какой-то братский связь с Олегом Стефаном, актером и режиссером театра Курбаса (несмотря на то, что Сэз едва знает язык), а также о том, как его поразила разговор с Владимиром Кучинским. Он возвращается в Украину не только потому, что его бабушка и дедушка здесь жили перед эмиграцией в Америку, и не потому, что его соединяет с этой землей несколько больше, чем театральная сотрудничество, но и потому, что исследуя творчество польского режиссера Ежи Ґротовського, он наткнулся на фигуру Леся Курбаса, которая ему кажется очень необычной среди других известных мировых режиссеров.

 

И не только личность Курбаса интересует Сеза. Его также интересует, как развивается театральное искусство в Украине сейчас, чем оно особенное, и уже не раз режиссер приезжал по приглашению Олега Стефана работать со студентами. Результатом была презентация аллегории о глобальной миграции «Гирсу: чужак на чужбине» (в рамках проекта «Subpoetics International») в январе, где студенты-актеры показали публике довольно необычную постановку.

 

«Здесь я работаю со студентами, и исследую их реакции во время взаимодействия актерской игры. Это очень важно. Мы практически не понимаем друг друга, но в этих недоразумениях как раз может родиться новое видение, новая идея. Я могу им предложить одну вещь, они думают, что поняли ее так, как должно быть, но выполняют это по-другому – и в конце я поддерживаю их шаг или решение, потому что они имеют выбор всегда. Обычно мы работаем в тишине, но студенты любят спрашивать: «Почему? Почему? Почему?». Когда я работал здесь с «Subpoetics», мы говорили на четырех языках (и это очень помогало творить новые идеи), а когда в Америке мы пользовались английским и испанским, то у нас было больше проблем и мы репетировали очень много».

 

Сэз тронут тем, что молодые художники в Украине творят вопреки всему, не разочаровываясь идут вперед и продолжают начатое дело, ведь в разных странах режиссер наблюдал, как очень быстро ломаются и останавливаются артисты, не имея ресурсов для продолжения своего проекта. А здесь – все наоборот. В конце концов, Сэз отмечает: у нас есть отвага, которая нас спасает, даже если больше ничего не осталось.

 

«Если взглянуть на то, что сейчас ставят в Европе, то во время спектакля чувствуется тень пустоши. В украинском или польском театре (правда, не во всех театрах постсоциалистических стран) актеры играют по-особенному. Имею в виду, что они имеют духовную составляющую в своем выступлении, и это очень сильно чувствуется. Во взаимодействии между ними чувствуется большая энергия. Потому что если наблюдать спектакль, например, английского театра, то актер может говорить очень много, но это не будет работать, и не будет иметь никакого смысла».

 

Эта характерная черта в украинском театре в частности имеет основание, заложенное еще Лесем Курбасом, театр которого вызвал мыслить не только зрителя, но и самих актеров. Сэз исследует такой способ трансформации театра, потому что для него интересно именно «это своеобразный круг театра и спектакля, внешний край которого влияет на восприятие публики, а внутреннее ядро ориентировано на то, как спектакль влияет на самих актеров и на процесс игры».

 

Сэз считает, что мир должен заинтересоваться театральной традиции Леся Курбаса – так же как когда-то заинтересовался, например, Станиславскому:

 

«Художники в Европе изучают его и принимают во внимание его труда. То почему и Курбас не может быть принятым? Ведь он заложил новые основы театра и актерской игры, на которых базируется и современный театр в Украине. Особенно здесь речь идет о взаимодействии между актерами.

Лесь Курбас делал на самом деле важное дело, ведь в то тоталитарное время он творил кардинально революционные вещи: с декорациями, со светом, со смысловым наполнением. Хотя денег у него было маловато, и он одновременно должен был быть осторожным из-за власти».

 

 

Наш разговор с Сезом Баумріном касалась даже простейших вопросов. Например: какая профессия самая важная? Я твердила, что художник, а Сэз настаивал, что это – врач, ведь он берет на себя большую ответственность и не может сказать «нет», несмотря на свои предпочтения. Однако, мы сошлись на том, что художники также важны для общественного «здоровья», ведь когда мы опустошены, мы черпаем духовную силу в основном именно в искусстве:

 

«Одно из свойств театра – исцелять. В Словении я работал с детьми из неблагополучных семей, и они были действительно злые. Я думаю, наша работа с ними помогла им найти что-то духовное в себе. В то же время: когда мы показывали во Франции «Port de’Alger», то реакции были кардинально разными. Нельзя сказать, что люди получили какое-то удовольствие; наоборот – этот перфоманс пробудил их воспоминания. В Древней Греции заложили важное правило Гиппократа: «Не навреди». Оно касается и театра».

 

Театр в лучших его образцах старается не навредить своему зрителю. Но самому театра повредить, скорее, испортить все не так сложно. Правдивой драмой становится время, когда власть целенаправленно разрушает культурное поле, как помним из истории украинского Расстрелянного возрождения. Новые потоки творческих энергий, которым запретили существовать, остаются незабутою трагедией украинского художественного пласта.

 

«Эта тема не легкая, в любом измерении. Никто не может помнить тот пласт истории доподлинно, ведь все погибли. Лесь Курбас был не единственным, кто пострадал. Однако в его личности есть так много черт, которые меня вдохновляют, потому что он был для меня первым, кто отдал душу в честь искусства. Он был отважным, хотя, пожалуй, не всегда умным( но это же черта характера, только и всего). Я читал об Курбаса настолько много, насколько смог найти. Меня очень интересовало как режиссера, какие решения он принимал как управленец театра, который направление театрального искусства он развивал, и как он учил своих актеров. Мы лицезреем целую историю театра, и видим людей, которые конфликтовали с государством и становились важными в истории страны. Например, смотрим на историю Древней Греции – и видим Еврипида, который имел конфликты с властями, за что его и выгнали из Афин, а он все равно написал свои великие пьесы».

 

 

В каждой исторической эпохе были моменты подъема и упадка. Говоря об этом, мы дошли до вопроса: почему украинский театр оживился именно сейчас? Собственно, Сэз спрашивал меня – как исследователь. Мы в итоге сошлись на мнении, что все зависит от напряжения в обществе и от его лидеров. По мнению Баумріна, решающим является личность, которая может случиться на пути случайно, но должна быть креативной и максимально решительной, уверенной и энергичной, наделенным чуть ли не сверхчеловеческими способностями:

 

«Это так, будто ты смотришь фильмы, где кто-то лазит по зданиям, и думаешь «о да, я тоже могу!». Но нет! Не каждый может лазить по стене как человек-паук.

Мне лично кажется, что бороться с огромным количеством противотечений – это действительно прекрасно. Я долго думал о вещах, которые могут случиться одновременно только в один день. Я продолжаю возвращаться мысленно к Ґротовського, в октябрь 1956 г., когда так много вещей случились в одну неделю, и такое ощущение, будто в течение того момента прошло 200 лет. Так продолжалось до 1959 года, который стал правильным временем для преобразования политического движения в театрально-творческий. Так и возникает вопрос: почему не 2 года назад? Дело в том, что 2-3 года назад политическую и общественную жизнь Украины было достаточно наэлектризовано, и сейчас эта энергия является господствующей. Кое-кто втягивается в это движение; другие возвращаются к своей привычной жизни; некоторые жизни вообще разрушены; и никто не знает, что будет дальше».

 

Тем не менее, еще одна сверхзадача, стоявшая теперь перед театром в Украине – объяснить украинский театральный процесс в мировом сообществе. Ведь для полноты картины стоит привлекать контекст, в котором театр рос и формировался. Особенно каверзным вызовом становится это задача для Сеза Баумріна:

 

«Нет смысла разъяснять историю полностью, ведь тогда ты забудешь сказать, собственно, о творце. Как на меня, важно быть в состоянии показать то, что украинское прошлое рассказывает о современности. И также важно говорить о том, как украинский опыт ХХІ века отличается от опыта других наций – не только западных, но и восточных. Я имею несколько теорий, но все же не до конца уверен, прав ли я. Поэтому я работаю сейчас с художественными критиками, чтобы подтвердить или опровергнуть свое мнение.

 

Мне хотелось бы быть более интеллектуально подкованным в том, что происходит в Украине от региона к региону, из поколения в поколение, и важно понимать движение людей внутри страны. Мира еще довольно трудно осознать, что Украина – это не часть России. А следующим шагом уже будет налаживание контактов с другими и создание сообществ между собой. И еще – это поле и до сих пор является битвой стереотипов. Поэтому важно выяснить, что является настоящим, и быть человеком – здесь или где-нибудь, внимательно слушая других».

 

Фото: Богдан Корзину

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика