Новостная лента

Школьный плебисцит на Мостищине. Весна 1925-го

20.04.2016

 

Принято считать, что открытая полонизация и денационализация украинцев в Галичине началась после того, как край был окончательно присоединен к Польше решением Совета послов государств Антанты от 14 марта 1923 года. Под удар, среди прочего, попала и образование: 31 июля 1924 года по инициативе министра образования Станислава Грабского было принято школьный закон (т. зв. «Lex Grabski»), суть которого заключалась в том, что польские и украинские школы в пределах одной локальной местности объединялись в т. зв. утраквістичні. Чтобы оформить такое «реформирование», началась кампания по проведению школьных плебисцитов, сопровождаемых шантажом, подкупами и даже полицейским террором со стороны польской власти.

 

 

После завершения образовательной реформы украинский язык преподавания должна храниться только в тех местностях, где в общине доля украинцев составляла не менее 25%, а родители минимум 40 учеников подавали соответствующие просьбы (декларации). Если было хотя бы 20 учеников, чьи родители выступали за польский язык преподавания, школа становилась двуязычной. Во всех других случаях учебные заведения переходили полностью на польский язык 1.

 

Плебисцит проводили в форме представления декларации. Это были отпечатанные стандартные листы, на которых родители от руки вписывали свои фамилию и имя, место проживания, уезд, имя ребенка, возраст, язык обучения, название школы, в конце – подпись и дату. Декларации утверждал руководитель гмины – подписью и печатью. Плебісцитна кампания 1925 года собрала от украинских родителей на западноукраинских землях 100 тысяч деклараций, в которых было вписано 130 тысяч детей, которые должны обучаться на родном украинском языке 2.

 

Однако последствия утраквізації оказались катастрофическими. На II Народном съезде УНДО (партии, что, как и общество «Родная школа», занималась организацией и проведением школьных плебисцитов в Западной Украине), который происходил в течение 19-24 ноября 1926 года, озвучили статистику: «В Галичине на прежних 2 612 украинских школ остало по плебисците лишь 867, а остальные 1 785 спольонізовано. Жертвой того т. зв. плебисцита упало 2 166 украинских народных школ» 3.

 

* * *

 

В 76-м номере «Дела» (апрель 1925 года) помещено статистику составление деклараций в ходе школьного плебисцита в Мостиском уезде (точнее, в его части – Мостиском судебном округе, к которому не входили Судовая Вишня и ее окрестности, которые творили отдельный судебный округ). Общины внесли декларации до 31 марта. Подготовкой плебисцита занимался, среди прочих, известный организатор общественной жизни Мостищини Степан Байдала. Все просьбы касаются украинских детей и украинского языка преподавания. Подаем список без изменений.

 

Арламівська Воля – внесено 78 деклараций за 94 детей;

Баличі – 69 деклараций за 100 детей;

Боєвичі – 34 декларации за 54 детей (школа в Гусю);

Боляновичі – 78 деклараций за 103 детей;

Буховичи – 56 деклараций за 80 детей;

Ганковичі – 42 декларации за 53 детей;

Часов – 80 деклараций за 117 детей;

Гориславичі – 38 деклараций за 52 детей;

Гусей – 36 деклараций за 63 детей;

Помеха – 23 декларации по 45 детей (школа в Городе);

Золотковичи – 42 декларации за 56 детей;

Кальників – 72 деклараций за 85 детей;

Конюшки – 27 деклараций за 43 детей;

Крукеничи – 39 деклараций за 60 детей;

Ляшки Гостинцеві – 50 деклараций за 65 детей;

Малинів – 96 деклараций за 124 детей;

Малнівська Воля – 80 деклараций 110 детей;

Мистичі – 43 декларации за 54 детей;

Мочеради – 37 деклараций за 47 детей;

Мостиска – 13 деклараций за 32 детей;

Мишлятичі – 34 декларации за 59 детей;

Пакість – 40 деклараций за 65 детей;

Підгать – 41 декларация по 60 детей;

Радохінці – 59 деклараций за 75 детей;

Радиничі – 69 деклараций за 103 детей;

Санники – 34 декларации за 42 детей;

Соколенок – 98 деклараций за 135 детей;

Старява – 85 деклараций за 119 детей;

Тамановичі – 35 деклараций за 46 детей;

Чернева – 150 деклараций за 210 детей;

Чишки – 36 деклараций за 49 детей;

Чижевичі – 43 декларации за 61 детей;

Ятвяги – 45 декларации за 83 детей.

 

Итак, вместе на 49 общин Мостиской судебной округа 34 общины внесли 1802 декларации на 2531 детей [4]. В статье «Дела» указано, что из общего количества общин следует отбросить 12, которые являются «мазурскими [польскими. – Z] колониями», а именно: Закостелє, Йорданивка, Криговичі, Ляская Воля, Лютків Пникут, Рудники, Руствечко, Рідковичі, Стрільчиска, Сулковщизна и Тжцєнєц.

 

Были и такие украинские общины, что вообще деклараций не внесли. Речь идет о жителях сел Хлиплі и Судковичі. В статье отмечено, что образцы деклараций они получили. В чем заключалась такая позиция, неизвестно. В другой ситуации оказалась украинская община Липники. Там не удалось получить деклараций, ибо, как объяснено в газетной статье, согласно метрическим книгам, в селе было 42 детей школьного возраста, которые являются римо-католиками. Просьбы не были составлены за большую долю смешанных браков: родители римско-католического вероисповедания отказывались подписать декларации о украинский язык обучения. Как читаем в «Деле», «там украинское население в меньшинстве и терроризирует его общественная управа и латинский священник» ⁴.

 

Судебный уезд с центром в Судовой Вишне внес свои декларации через Мостиску организацию. Просьба внесли такие общины:

 

Долгомостисска – 104 декларации по 157 детей;

Волчищовичі – 100 деклараций – за 137 детей;

Волостків – 53 декларации за 69 детей;

Стоянке – 46 деклараций за 58 детей;

Подлески – 82 деклараций за 114 детей;

Малые Мокряни – 34 декларации за 43 детей;

Вишенка – 38 деклараций за 47 детей;

Цвіржа – 28 деклараций за 34 детей;

 

Вместе 8 общин внесли 485 деклараций за 685 детей.

 

Поданная в «Деле» статистика, очевидно, не совсем точная. Об этом сказано в конце самой газетной статьи: «учитывая чрезвычайно важное значение точной статистики о проведении школьного плебсциту, просим все уездные школьные комитеты, кружки В.П.Т. на ответственность деятелей-организаторов, отправлять статистические викази по повисшому образце с добавлением данных: даты внесения, кем и на чьи руки» ⁵.

  

***

 

Для современного читателя в этой статистике самой впечатляющей, пожалуй, является количество детей в селах Мостищини. С тех пор не прошло и ста лет, а некоторые из этих населенных пунктов фактически вообще перестали существовать. Тогда же «привязаны к земле» крестьяне утверждали свое право на собственную идентичность: активность украинской общины демонстрирует, без преувеличения, высокий уровень национального сознания.

Сейчас вопрос функционирования украинского языка (во всех пространствах) также стоит остро. Нам в который раз приходится утверждать свое право на родной язык в собственном государстве. Правда, разница по сравнению с прошлым заключается в том, что инициатива в реформировании языкового пространства наконец-то принадлежит нам.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Мосийчук Т. Борьба УНДО с утраквізацією образования в Галичине // Украина: культурное наследие, национальное сознание, государственность. – Львів, 2013. Вып. 23. – С. 469.

 

2 Мосийчук Т. «Одна школа – два народа»: школьные плебисцита в образовательной деятельности УНДО (20-30 гг. ХХ ст.) // Краеведение. 2016. – № 1-2. – С. 103.

 

3 Тысяча лет украинской общественно-политической мысли: в 9 т. / за ред. Т.Гунчака. – Киев, 2001. – Т. 7. – С. 177.

 

⁴ Дело. – Львов, в воскресенье, 5 апреля. 1925. Г. XLIII. Ч. 76. – С. 2.

 

⁵ Там же.

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика