Новостная лента

Сиріал за наши деньги

03.10.2015

 

Так у нас уже повелось: ставят памятнику Тарасу Шевченко, а выходит Ленин, снимают искренний украинский фильм, а получается совдеп.

 

Сериал «Век Якова» по одноименному роману Владимира Лиса не подвел. Он стоит в одном ряду с такими же неприхотливыми фильмами, которые были сняты за последние 20 лет. Все те «штольни», «прорвемся», «синєвири», «тени незабытых предков» и т. д. Но больше всего этот сериал напоминает советские сериалы типа «Тєні ісчєзают в полдєнь» и «Цыган».

 

А, в конце концов, что можно было ждать от режиссера Баты Недіча, который до этого снимал такие же неприхотливые российские сериалы, большинство из которых село-дєровня, страсти-мордасти, «убью, сука!»: «Гроза над Тихоречьем (4 серии)», «Ведьма» (20 серий), «Хозяйка» (24 серии), «Пока станица спит» (270 серий!!!), «Исцеление любовью (190 серий!!!)», «Ангел-хранитель» (254 серии!!!), «Волчица» (233 серии!!!), «Маршрут милосердия» (140 серий).

 

И это все за последние 6 лет! Да это же какая-то молотилка, а не режиссер. Вот он и намолотил на скорую руку на наши с вами деньги.

 

То кому же вы доверили наш искренний, калиново-мальвовий, подсолнечно-рутяний, вишиванково-непорочный сИріал? Га?

 

Как писал Руданский, видели глаза, что покупали, так теперь ешьте, чтобы вылезли. Это было, правда, про хрен. Ну, но хрен мы и получили.

 

Первое, что неприятно поражает – отсутствие языковой культуры. В сериале звучат четыре языка: украинский, польский, немецкий и русский. Угадайте с трех раз, которая из них звучит самое совершенное?

 

Украинский язык засорен русизмами и специфической неукраинской произношением. В частности, одна из главных героинь Ульяна так и отзывается: щястя, чєкати, родичяється, лучше, схочє, щьо и т. д. Если бы кто-то так русский калечил – он попал бы на главную роль?

 

Польская вообще ужасная. Непонятно зачем ее было так калечить, если все фразы сопровождали титры? Непонятно также зачем вообще эта многоречивость, ведь в европейских и американских фильмах про войну даже товарищ Адольф разговаривает на чистом английском. То почему и здесь нельзя было все озвучить на украинском языке?

 

Тем более, если возникла проблема с актером, который безупречно владеет немецким.

 

Надо сказать, что и в самом романе В. Лиса встречаем довольно странные польские реалии, как вот «губа» (гауптвахта), или такие перлы: «что то єстим любовь».

 

Чтобы волиняк, который, очевидно, закончил польскую школу, а еще и, служа в уланах, разговаривал так калічено польском? Нонсенс.

 

Снимая фильм, который объединяет украинскую и польскую историю, нельзя было не надеяться, что, возможно, его захотят купить поляки. Поэтому польская речь должна быть или совершенна, или – русский.

 

События происходят на Западной Волыни. Подчеркиваю: на Западной, то есть на той, что была под Польшей. Но в фильме нет ни Западной, ни в целом Волыни.

 

То, что речь героев и близко не напоминает волынскую, это уже факт, с которым либо приходится мириться, либо спорить. В романе у. Лиса кое-где отражена языковая специфика, но в фильме она напрочь исчезла.

 

Песни на протяжении фильма звучат почему-лемковские.

 

Я понимаю, что для серба волиняки и лемки не большая разница. Но для чего существуют консультанты? Если в фильме столько етнографізму, то кто-то из этнографов обязательно должен был бы консультировать создателей фильма. И объяснить, что те вышиванки, которые порой походили на косоворотки, – не західноволинські, что старосветские кобеняки то бишь плащи – это мужская, а не женская одежда. Никто на Западной Волыни их не носил. Там уже одевались на каждый день в том, что предлагала добротная польская мануфактура, а народный одежду одевали в особые дни. Странно выглядит для этого региона и чепец. В селах Западной Украины никогда ранее не звучало приветствие «привет».

 

В общем с одеждой полная трагедия. Невооруженным глазом видно, что весь этот гардероб попал на съемки прямо из музеев, а потому висит на некоторым неестественно и забавно. Таким же неживым выглядит и село.

 

А что, спросите, пьют наши герои? Исключительно самогон. Этот уже классический с советских и современных российских фильмов – мутный. И обязательно не из бутылки, а из бутыли.

 

Такую же мутную жидкость пили воины во главе со Ступкой-младшим в фильме «Мы из будущєва-2». Ну, и в том случае все понятно. Воины были отрицательными героями, значит, и одели их в рубище, и самогоном поили.

 

Но почему в украинском фильме корчмарь торгует мутным пойлом? Это еще один бессмысленный ляп. Ведь все корчмы Речи Посполитой торговали только государственными напитками. Никаких самогонів. Разве что подпольно. А значит, на столы его никто не ставил, потому что за это строго наказывали.

 

Или гнали по Польше самогон? Да, гнали. Но уровень дистилляции уже был современный, так что никакой мутной жидкости никто не употреблял.

 

Я не буду здесь классифицировать акторов по поводу того, кто играл лучше, а кто хуже. Потому что так и было: кто-то играл в совершенстве, а кто-то не играл вообще. Однако есть другая вещь: несоответствие внешности актеров своим героям. Здесь и по возрасту разногласия, и сутенер не ведет себя, как сутенер, и наркоманка не похожа на наркоманку.

 

Проблема фильма не в романе Владимира Лиса, который завоевал уже широкую популярность, и не в сценарии Андрея Кокотюхи, потому что оба ловко умеют держать интригу, о чем свидетельствует и читательский спрос. Проблема фильма в самоуверенности режиссера, который решил справиться с непростой задачей самостоятельно, проигнорировав и этнографов, и историков, и самого автора романа, который бы тоже мог многое подсказать и исправить.

 

Очевидно, сказывается длительная неприсутствие украинского фильма. Следовательно фильмовых актеров у нас мало, а театральные, к сожалению, часто не вытягивают.

 

Отзывы зрителей в интернете преимущественно скептические. А позитив основывается лишь на той оптимистической мысли, что вот наконец имеем украинское кино на украинском языке. Честно говоря, мы это проказуємо уже более 20 лет. И даже после «Последнего м-ля» (извините, но меня за это слово Фейсбук банив уже дважды).

 

Писатель Борис Гуменюк написал по поводу «Век Якова», что у него встал вопрос: «что лучше – не иметь украинского кина украинской языке с украинскими актерами, на украинском материале или иметь плохое? Ибо то, что довелось видеть – очень плохо. Это не кино вовсе. Это то, что раздражает буквально с первого кадра, своей – нет, не игрой – наигранностью, искусственностью. Всем давно хочется хорошего украинского кино. Но не в этот раз. К сожалению. В этот раз опять мыльный пузырь».

 

Итак, воз и ныне там, где и был. Имеем или кучу русскоязычных фильмов, снятых в Украине, которые я наотрез не воспринимаю, как украинские, потому что такого просто не бывает, чтобы какая-то еще государство снимала фильм на чужом языке. Исключение – совместное производство и присутствие чужих актеров.

 

И как же меня бесит, когда вижу на российских сайтах фильмы, обозначенные государством «Украина», а ниже – «перевод не требуется».

 

И так выглядит, что не скоро мы избавимся от этой напасти. «Квартал 95» готовит и фильмы, и мультфильмы на общепонятном. А ушлые русскоязычные сценаристы, занюхавши государственные средства, уже шпарят свои сценарии. Одни названия которых дают понять, что нас ждет: «Чтобы черту стало тошно», «Руслан и Людмила». И те, что экранизируют Пушкина, они же взялись и за «Русалку. Лесную песню», рассматривая Русалку не как украинский, а как «славянский пєрсанаж». Андрей Бабиков, который писал сценарии для российских сериалов, уже слепил сценарий о Владимире Ивасюке. Ибо этим ловким жевжикам нет разницы, что молоть.

 

Еще не видел, а уже тошнит.

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика