Новостная лента

Sisters in Jazz

03.12.2015

Можно без большого риска спрогнозировать успех на «Джаз Бези» проекта Sisters in Jazz, основанного в 2015 году (но в несколько обновленном составе), который смогут услышать посетители Львовской филармонии 3 декабря. Но я не про тот интересный факт, что это женский квинтет (не путать с «женскими оркестрами»!). Речь прежде всего о том, что в проекте встретились весьма необычные и очень разные личности – каждая со своим путем в музыке и в жизни, со своим музыкальным видением и жизненным опытом. Можно ждать невиданное и неслыханное.

 

 

Все музыканты – люди талантливые. Но иногда талант просто, так сказать, бросается в глаза. Камилла Турман – именно такой случай. Американская певица и саксофонистка поражает своими музыкальными возможностями. Как певицу ее часто сравнивают с Эллой Фитцджеральд, Сарой Она, а также за большой голосовой диапазон с поп-певицей Минни Ріпертон. У меня сразу возникла еще одна параллель – с Еллом Джерро, поскольку Камиль изумительно поет скэт, и в том, как она использует голос, есть много общего с его манерой. Сам Джерро, кстати, обратил внимание на молодую вокалистку (здесь особенно уместно это слово, ведь Камиль любит вокалізи) и охарактеризовал ее очень кратко и емко: «Меня пугает ее скэт». Вероятно, это, пожалуй, преувеличение. Однако, возможно, сказать, например, просто «поражает» или «удивляет» было бы преуменьшением?

 

Не менее странным является сам тот факт, что за такого уровня вокала (что должно занимать все внимание в смысле заботы о музыкальной карьере певицы) Камиль еще и замечательная саксофонистка, точнее, мультиінструменталістка (тенор-, сопрано-саксофоны, а также флейта). То есть, саксофон для нее не аксессуар, и, если бы она не пела, то все равно была бы замечательной саксофоністкою. Его игру сравнивают с Декстером Гордоном и Джином Аммонсом, а мне кажется вполне небезосновательной ассоциация с Джошуа Редменом. Такой же насыщенный, глубокий, бархатный саунд и динамизм импровизационного мышления, что не удивительно при умении Камиль петь скэт.

 

Итак, Камилла Турман – это созвездие талантов, ведь это (по крайней мере) две исполнительницы, способных удивлять, хотя достаточно и одной, а в придачу к своих исполнительских талантов она была отмечена наградой как молодой композитор. Камиль пока что успела записать лишь два авторских альбома и принять участие еще в пяти альбомах других музыкантов. Однако ее дебют получил высокую международную прессу, и, возможно, любители джаза во Львове увидят выступление еще-не-звезды, но исполнительницы, серьезные основании, чтобы стать звездой.

 

Вибрафон в джазе не редкость. Можно назвать нескольких джазовых грандов, что были исполнителями на этом инструменте. Однако он редко появляется в джазовых составах. По крайней мере в Украине даже не помню, когда в последний раз слышал джазовый вибрафон. Разве на «Джаз Бези» благодаря польским исполнителям. И вот снова выручают поляки, даже больше полька.

 

Ведь Изабелла Эффенберг имеет честь называться первой польской вібрафоністкою. И это уже награда. Начинала Изабелла в джазе как барабанщица, но благодаря обучению в американского вибрафониста Билла Моленхофа в Германии выбрала нетривиальный путь личного музыкального развития. И это был удачный выбор с судьбоносными последствиями. Достаточно посмотреть на рабочий график исполнительницы расписан уже на 17-й и отчасти 18-й годы. От 2011 года, когда началась ее концертная деятельность, количество концертов с каждым годом удваивается, и лишь последнее турне с проектом Sisters in Jazz городами Польши и Украины, в которое входят и концерты в рамках «Джаз Без», включает в себя 13 концертов в течение двух недель.

 

Кроме того, молодая исполнительница, которая живет преимущественно в Германии, успела основать фестиваль Vibrafonissmo в Нюрнберге, посвященный своему инструменту, который состоится в январе следующего года уже в третий раз. Изабелла записала два авторских альбома – в составе септета и в составе возглавляемого ею трио, – а также приняла участие в проекте CD Sisters in Jazz. Очевидно, что Изабелле присуще необыкновенное стремление к саморазвитию. Также она играет на редком инструменте эррей мбіра, или так называемом африканском фортепиано, что относится к типу инструментов калимба и напоминает по звучанию арфу.

 

И еще одна интересная деталь для характеристики личности Изабеллы: она имеет второй дан каратэ Шотокан, и, кажется, не прекращает совершенствоваться и в этом направлении. Но все эти интересности не заслоняют, собственно, музыку Изабеллы. Она умеет быть и глубоко лиричной, и экспрессивной. К тому же, кроме исполнительского мастерства, ей, как на мой вкус, присущий дар мелодичности, и ее композиции вполне могли бы быть саундтреком к кинофильму. Поэтому, вполне вероятно, еще одна будущая звезда.

 

Также блестящая участница этого созвездия талантов – Наоко Саката, японская пианистка, хотя, пожалуй, правильнее называть ее шведской, поскольку ее музыкальной жизни связано с этой страной. Свой путь в музыке она прокладывает от 2009 года преимущественно со своим трио (классическое фортепианное трио: фортепиано, акустический бас, барабаны), с которым успела заслужить несколько премий и вознаграждений в Швеции и Скандинавии, в том числе и как «лучший солист», и записать три альбома. Впрочем, музыка трио Наоко впечатляет больше, чем эти сведения. Поражает прежде всего своей глубиной и зрелостью, и не просто в смысле богатства и разнообразия музыкального языка, а, так сказать, глубиной ощущение жизни, как будто она родилась как осмысление немалого объема пережитого, страданий и страстей. Видимо, это следствие глубокого погружения в классическую музыку, некоторые отголоски можно услышать в музыке трио с достаточной определенностью, и еще – также дар.

 

Итальянка Федерика Мікісанті имеет, очевидно, меньше всего отличий в этом потенциально звездном составе. И ее путь к своей музыке был, кажется, длиннее, хотя начиналась довольно романтично. Контрабас в руки Федерика взяла, потому что не могла отказать своему бойфренду, который предложил ей играть в бенди колледжа, и за которым она затем отправилась к Римскому музыкального университета. Однако романтика любовь за некоторое время прошла, а роман с контрабасом продолжился. Сначала в основном в качестве сайдмена в разных группах. Потом был дуэт и весьма своеобразный – театральный. Спектакль на два голоса: актрисы, что читала сюрреальні юмористические произведения итальянского писателя Акилле Кампаніле, и контрабаса Федеріки. А потом собственное трио, но неклассическое – без барабанов: фортепиано, саксофон и контрабас, – что выделяет звучание контрабаса и одновременно накладывает на него полностью функцию ритм-секции.

 

Итак, позади у Федеріки большой «драматический» опыт. Интересно, что единственный альбом, записанный трио, имеет название Trioness, что можно перевести как «сущность трио». А сама музыка, которую создает Федерика и выполняет со своим трио, больше напоминает камерную классическую. Как утверждает исполнительница, в ее планах – создание квартета, который она видит в составе трубы, гитары, контрабаса и барабанов. А пока блестящий квинтет Sisters in Jazz, и уже с барабанами.

 

Музыкальный путь пятой участницы проекта Дороти Пьотровської, или просто Дороти, как барабанщицы начался также в школьном бэнде на приглашение друга. До того она изучала классическое фортепиано, но, впервые сев за барабаны, как она говорит, «нашла свой внутренний голос» и обратилась в новую веру. Некоторое время музыкальное исполнительство в различных бэндах шло рядом с изучением филологии (она получила степень бакалавра по французской филологии). Но потом музыка взяла верх. Сначала обучение в консерватории Амстердама, а потом в Нью-Йорке по разным учебным программам, где она и закрепилась. И это уже очень важная характеристика, ибо опыт игры, сотрудничества, наконец, жизнь на джазовой сцене Нью-Йорке для джазового исполнителя является неоценимым. Ведь Нью-Йорк на сегодня остается столицей джаза. А что говорить про обучение у таких грандов джаза, как Грегори Хатчинсон, Нешіт Уэйтс, Ральф Питерсон, высоко оценивают ее будущее в джазе.

 

И еще одно. Дорота считает свою музыкальную деятельность в определенной степени продолжением профессионального пути своих родителей. Нет, они были не музыкантами, а врачами. Но Дорота смотрит на музыку как на средство исцеления людей. Не стоит ничего добавлять.

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика