Новостная лента

Смерть ветерана и новостройки для железнодорожников

08.10.2015

Станиславов 110 лет назад – глазами газеты «Kurjer Stanisławowski»

 

 

Продолжение сериала. Предыдущая серия – «Взрыв в польском «Соколе» и цирк посреди города»

 

Герб «Тшаска»

 

 

В кругу близких родственников и небольшого количества приятелей в конце сентября 1906 года на городском кладбище Станиславова (ныне Ивано-Франковск. – Z) похоронили участника венгерской революции 1848-1849 годов, ветерана Крымской войны 1853-1856 гг. военного пенсионера Британской империи Александра Конопацкого, шляхтича герба Тшаска. В числе по 7 октября того года «Kurjer Stanisławowski» назвал покойного 78-летнего мужчину одним из «немногих уже участников бурной эпохи первой половины прошлого века», отозвавшись на его смерть пространным некрологом.

 

 

Александр Конопацкий был двадцатилетним студентом Львовского университета, когда по Европе прокатилась волна революционных событий так называемой «Весны народов». Молодой шляхтич, выходец из села Пониковиця (ныне Бродовского района Львовщины. – Z), в 1848 году присоединился к венгерского восстания, которое началось в Пеште (ныне часть Будапешта). Впоследствии он записался добровольцем в польского легиона в Венгрии, который находился под командованием генерала Высоцкого. Служил в первой батареи пешей артиллерии.

 

Генерал Юзеф Высоцкий

 

 

В разгар революции польский легион насчитывал до 3 тысяч добровольцев и отличился во многих сражениях. Однако венгерская революция закончилась поражением.

 

«После трехдневной битвы у Сегеда он, в чине унтер-офицера, разделил участие всех польских легионеров, которые перешли венгерско-турецкую границу. После поражения восстания он отправился в Константинополь», — так описывает «Kurjer Stanisławowski» начало долгих странствий Александра Конопацкого, которые в конце концов привели его в Станиславов.

 

Из Константинополя Конопацкий с большой группой переселенцев отправился в Лондон, откуда планировал добраться до Австралии. Но завершить длительное морское плавание на далеком континенте не суждено. Путешественники должны были высадиться на острове Святой Елены, откуда, «десятковані болезнями», с трудом добрались до берегов Алжира, а следовательно Конопацькому и его спутникам пришлось пешком пройти вдоль побережья Средиземного моря вплоть до Египта. В стране фараонов, как отмечала газета, он надолго не задержался, а через Палестину вернулся в Константинополь, где в 1853 году получил должность в английском консульстве. Когда того же года между Османской и Российской империями разразилась Крымская война, в которой турок поддержали Франция и Британия, Александр Конопацкий, не колеблясь, вступил в ряды британской армии.

 

Барон Раґлан в Крыму

 

 

Как сообщал «Kurjer Stanisławowski», Александр Конопацкий получил назначение в штаб генерала Раґлана – выдающегося британского военачальника, участника битвы при Ватерлоо, в которой он потерял правую руку. Раґлан возглавлявший британские войска, задействованные в военной операции против русских в Крыму, и умер от холеры в июне 1855 года, во время штурма Севастополя.

 

Но на канцелярской службе Конопацкий долго не задержался: вскоре в ранге офицера он оказался в 10-м гусарском полку, который называли «индейским». Гусары (легкие кавалеристы) считались элитой тогдашнего войска и часто выполняли задачи, связанные с неожиданными точечными ударами – как настоящие коммандос.

 

После окончания крымской кампании капитан Александр Конопацкий остался на британской армейской службе военным переводчиком. Во время польского «январского восстания» 1863 года он присоединился к поставкам оружия повстанцам, используя свои связи в Константинополе. И все то время, находясь в далеком краю, он не забывал про Родину и родню, которая переехала в Станиславов.

 

«За два года до смерти, сломанный болезнями и возрастом, Александр Конопацкий приехал на постоянное жительство в наш город, получая пенсию от английского правительства. До последних минут своей жизни он сохранял ясный ум и твердую память и был живой хроникой того, что пережил. Конопацкий отличался справедливым характером и всегда был окружен всеобщим почетом, как свидетельствуют его давние товарищи по оружию… Покойный свободно владел девятью языками. Честь памяти уважаемого ветерана!» – завершает рассказ о выдающемся земляке «Kurjer Stanisławowski».

 

Надгробие Н.Гославського

 

На то время на древнем городском кладбище, основанном еще в 1782 году, уже были могилы выдающихся деятелей польских революций. В частности, здесь был похоронен польский поэт и участник восстания 1831 года Маврицій Гославський. Его могила в конце XIX века стала местом проведения польских патриотических манифестаций.

 

 

Также здесь был похоронен один из организаторов январского восстания 1863 года Аґатон Гиллер (кстати, основатель и первый издатель газеты «Kurjer Stanisławowski»). Когда в 1970-1980-х годах сносили древний некрополь, который, по мнению тогдашних чиновников, не подходил к обустроенной советской площади рядом с драмтеатром, гостиницей и памятником Ленину, бренные останки Гиллера перенесли на «Старые Повонзки» – древнейший и самый известный кладбище Варшавы.

 

 

 

Старое кладбище в Станиславове (фотография 1960 года)

 

 

Тем временем в Станиславове 1906 года начинают активно развивать территорию между старым центром города и железнодорожным вокзалом, сооруженным 1866 года. Эта городская участок имел название Леоновка и была заселена в основном железнодорожниками. Колійовці строили здесь небольшие домики на одну семью, но чаще прибегали к аренде частных квартир. Через тотальную дороговизну, которая в то время охватила все сферы, выросла и стоимость арендованного жилья. Поэтому, чтобы как-то решить жилищные проблемы, колійовці в Станиславове организовали такую себе строительную фирму – общество с ограниченной ответственностью для строительства жилья.

 

 

Как сообщала газета, только после регистрации общество насчитывало 200 членов, но, «несмотря на обещанный министром путей кредит на строительство, их число еще будет возрастать». Начать строительные работы железнодорожники планировали весной следующего, 1907 года. При этом они имели надежду, что городская власть предоставит им определенные преференции.

 

«Надеемся, что община города Станиславова, понимая важность цели, не откажет в поддержке молодому обществу, предоставит льготы для строительства так, как поступила община города Черновцы, которая такому самому обществу даже позволила дешевле купить участок под застройку», – пересказывал пожелания железнодорожников «Kurjer Stanisławowski».

 

 

А пока железнодорожники перестраивались, работники пожарной охраны города принимали поздравления и юбилейные награды от самого государя императора. Специальные медали получили пожарные, которые отслужили более двадцати пяти лет. Как сообщал «Kurjer Stanisławowski», юбилейные награды, установленные императором, получили комендант городской пожарной охраны Эдвард Гайслер и старший помпувальник Петр Москва. Такую же медаль вручили члену добровольной пожарной охраны из соседнего Тлумача Филиппу Сарни, также приглашенному на торжества в помещение Станиславского староства.

 

 

Еще одно приятное событие: Станиславовский магистрат объявил своеобразный кастинг для бедных жителей города. Специальную материальную помощь суммой в 600 крон 2 декабря 1906 года имели разделить среди четырех счастливчиков: двух – христианского вероисповедания, и двух – веры моисеевой. Кандидаты должны быть нетрудоспособными, убогими и проживать на территории Станиславивского магистрата. Заявки (метрики и характеристики) на участие в этом конкурсе принимались до 10 ноября 1906 года.

 

 

А тем временем директор польской гимназии Михал Єзеницький громко отметил свои именины. Как свидетельствует газета, приветствовали господина директора даже по-украински. «После исполнения песни «Пусть живет нам», ученик Крушельницкий составил приветствие русской [на украинском – Z] языке. Спасибо за такое поздравление, господин директор сказал, что хотел бы, чтобы такая гармония, которая царит между учениками обоих обрядов, продолжалась в дальнейшем», — подчеркнули в сообщении газетчики.

 

Не обошлось, увы, и без неприятных случаев. 21 сентября наложила на себя руки, приняв на грудь большую дозу стрихнина, Екатерина Слонецька – жена владельца поместий в Зеленой и Озерянах Виктора Слонецького. Причиной такого шага якобы были жизненные неурядицы и продолжительная болезнь.

 

 

«У погибшей осталось трое несовершеннолетних детей», – отметил «Kurjer Stanisławowski».

  

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика