Новостная лента

Смертельные болезни и мошеннические отличия

02.04.2016

 

Станиславов конце марта 110 лет назад – глазами газеты Kurjer Stanisławowski.

 

 

 

 

Продолжение сериала. Предыдущая серия – «Приданое от принцессы и пойманный шпион».

 

 

Несмотря на довольно высокую (по сравнению с настоящим) детскую смертность и не слишком большую продолжительность жизни рядовых жителей, Станиславов (теперь Ивано-Франковск) в начале ХХ века считался одним из «здоровых городов» в Галичине. Об этом написала местная газета Kurjer Stanisławowski, опубликовав в числе 31 марта 1907 года статистические данные Высочайшей санитарной совета в Вене.

 

 

Как показала статистика, в 1906 году в Станиславове, который насчитывал тогда 34 077 жителей, был зафиксирован естественный прирост населения: здесь родились 786 младенцев, умерло же – 592 человека. Того года в городе зафиксировали 57 случаев рождения мертвых детей, учет которых вели отдельно. В расчете на тысячу жителей Станиславов имел довольно низкий показатель смертности – лишь 17,4.

 

«Наибольший процент умерших в Галичине зафиксировано в Дрогобыче, где он составляет 36, следующий в Кракове – 28,1, в Бродах – 25, в Коломые – 24,5, в Стрые – 24, в Тарнове и Тернополе – 23,3, во Львове – 23,2, в Ярославле – 21,5, в Самборе – 21,2, в Ряшові – 21,1, в Новом Сончу – 19,5, в Перемышле – 17,1, в Підгір’ю – 17. Несмотря на сопоставление вышеприведенного, Станиславов принадлежит к самых здоровых городов в крае», – с гордостью отмечал Kurjer Stanisławowski.

 

По данным статистики, чаще всего взрослые станиславівці умирали в возрасте 50-70 лет (в 1906-м – 107 человек), хотя почти такое же количество смертельных случаев произошла с жителями города в младшей возрастной категории – от 30 до 50 лет (100 человек). Но самый высокий показатель смертности был среди детей – 211 станиславівців не дожили даже до пятилетнего возраста! И лишь 79 жителей города умерли в преклонном возрасте, перешагнув 70-летнюю жизненную черту.

 

К слову, в этом же числе Kurjer Stanisławowski опубликовал посмертные воспоминания о старшего инженера железнодорожных мастерских Освальда Шварца, который умер на 62-м году жизни. На смерть выдающегося станиславівця газета откликнулась пространным некрологом, в котором перечислила все его достоинства: умерший был не только хорошим специалистом в своей области, но и имел широкие энциклопедические знания и был истинным полиглотом.

 

 

«Читал Гете на немецком, итальянском – Ариосто, Сервантеса – на испанском и английском – Шекспира, кроме того, хорошо понимал по-латыни. К тому же он был хорошим натуралистом и прекрасным математиком, незаурядным знатоком растительного и животного мира, а его любимым занятием была астрономия», – восторженно описывала разносторонние предпочтения незаурядного станиславівця газета.

 

Автор некролога вспоминает, как мимоходом поинтересовался у Освальда Шварца латинским названием фиалок, на что получил исчерпывающий ответ с перечнем десятка различных видов этого цветка, каждую из которых он назвал по латыни.

 

Но вернемся к опубликованной в газете статистики Высочайшей санитарной совета, которая без всяких лирических отступлений дает возможность понять, от каких болезней чаще всего умирали тогдашние жители Станиславова. Итак, по приведенным подсчетам, 1906 года закончили свой жизненный путь на больничной койке 135 человек, среди которых – 107 мужчин и 28 женщин. Чаще всего пациенты местных больниц умирали из-за порока сердца (34 человека) и онкологические болезни (26), а третье место среди смертельных болезней неожиданно заняла скарлатина (19). В 14 случаях причиной смерти был инсульт, еще 9 человек умерли из-за заражения крови, 6 рожениц не пережили родов, а 5 человек закончили жизнь самоубийством. Станиславівці умирали также через дифтерией, коклюшем и брюшной тиф.

 

Фердинанд д’эсте

 

 

Известно, что на то время в Станиславове действовали три больницы. Древнейшим медицинским стационаром был общий госпиталь, построенный еще в 1842 году и назван в честь тогдашнего наместника Галичины, полководца наполеоновских времен – эрцгерцога Фердинанда д’эсте. Это большое трехэтажное здание, к строительству которого присоединились здешние мещане и крупные землевладельцы из близлежащих сел, сохранилась до наших дней и до сих пор служит корпусом Центральной городской клинической больницы. Одновременно здесь могли находиться до 120 пациентов, в течение года здешние врачи оказывали помощь около трем тысячам больных – не только жителям города, но и больным с целого уезда.

 

Городской госпиталь (когда имени Фердинанда д’эсте) в 1930-х годах и сейчас

 

 

Вторым крупным медицинским учреждением был военный госпиталь, который после установки в австрийской Галиции власти разместился в резиденции основателей города – дворце Потоцких. Военный гарнизон города насчитывал около 3 тысяч человек, поэтому для обслуживания больных не хватило помещений графского поместья: в 1895 году на территории дворцового комплекса появилась двухэтажная новостройка. Как и городская больница, военный госпиталь функционировал в тех помещениях еще недавно: только в 2004 году Министерство обороны отдало исторический памятник в частные руки в обмен на квартиры для военнослужащих. Теперь на этой территории пустошь, потому что частному владельцу пока не удается реализовать свое видение развития этой исторической достопримечательности. К счастью, благодаря качественно проведенной реставрации удалось предотвратить обрушение въездных ворот до дворца, украшенных скульптурами рыцарей.

 

Въездные ворота военного госпиталя (бывшего дворца Потоцкого)

 

 

Поскольку значительную часть населения города в то время составляли евреи, то в иудейская община, соответственно, имела собственный госпиталь, который от 1862 года содержался в специально построенном двухэтажном доме на Тисменицкой дороге (теперь – на перекрестке улиц Независимости и Мельника). Рядом с больницей здесь действовали также приют для нищих и небольшая синагога. В советское время в этом доме функционировала стоматологическая поликлиника. Но в апреле 1975 года здание снесли, чтобы расширить проезжую часть улицы, которая в то время носила название Советская.

 

Бывший еврейский госпиталь (1960-е годы)

 

 

Кроме крупных медицинских учреждений, работавших в городе также частные врачи, которые оказывали услуги на дому или в специально оборудованных кабинетах. Кстати, один из таких медиков, еврей Феликс Бергоф упомянутого здесь в 1907 году решил баллотироваться в венский парламент от города Станиславова, обратившись с соответствующим заявлением к магистрату.

 

А на вече украинских радикалов, которое состоялось в конце марта в пригородном селе Чернієві, кандидатом в избирательном округе, который охватывал Станиславов, Тлумач, Богородчаны, Обертин и Золотой Поток, был выдвинут кандидатом известного в то время общественного деятеля, 35-летнего Левка Бачинского, которого Kurjer Stanisławowski представил как помощника адвоката из Стрыя.

 

 

«Собранные на вече приняли кандидатуру товарища доктора Леона Бачинского как единого и правдивого защитника рабоче-крестьянского народа, а заместителем его товарища Мартина Королюка, хозяина с Чернієва»,- цитировал Kurjer Stanisławowski резолюцию, принятую на собрании, в котором приняли участие делегаты из Хом’яківки, Братківців, Забережье, Тисменицы, Ямница, Криховичів и Хриплина.

 

 

Лев Бачинский был уроженцем села Серафинці у Городенки, его отец был директором здешней народной школы. Получая образование в Коломыйской гимназии, он стал одним из активнейших деятелей нелегального кружка, который был центром львовского тайного студенческого союза. Несмотря на тесные отношения с львовянами, изучать право Левко Бачинский направился к Черновицкого университета, но на стационаре задержался не надолго, получать высшее образование из-за нехватки средств ему пришлось заочно. Параллельно с учебой он работал в адвокатских канцеляриях и занимался общественно-политической деятельностью, которая в итоге привела его к руководству Русько-Украинской радикальной партии вместе с Иваном Франко и Михаилом Павликом.

 

Забегая вперед, отметим, что на выборах в парламент в 1907 году Левка Бачинского таки выбрали послом (депутатом по-теперешнему), где он завоевал авторитет своей принципиальностью и выносливостью в политических дискуссиях. Известен случай, когда он 13 часов подряд произносил речь с трибуны, чтобы помешать принятию огромного военного бюджета, который правительство пыталось утвердить в парламенте.

 

 

После провозглашения ЗУНР Бачинский был избран вице-президентом Национального Совета и возглавлял делегацию галичан в Киеве во время провозглашения Акта Воссоединения Украинской Народной Республикой. Умер он в 1930 году, находясь на лечении в Вене. Его похороны в Станиславове превратился в невиданную доселе траурную процессию: три пары волов медленно тащили катафалк с гробом, за которым шли делегации из Городенки, Снятина, Дрогобыча и других городов и несли сотни венков. Улицы Станиславова были заполнены до отказа. Надгробие Левка Бачинского – один из немногих спасенных на старом станиславівському кладбище, уничтоженном в советские времена, а теперь превращенном в Мемориальный сквер.

 

 

Доверенное лицо Левка Бачинского на этих выборах Мартин Королюк был известен как организатор сечевых и просветительских ячеек в селах Станиславского уезда. Долгое время он был председателем родного Чернієва, а в годы ЗУНР возглавлял Станіславівське управление крестьянских дел. Умер в 1928 году и похоронен на кладбище в Чернієві.

 

Тем временем в городе разгорелся скандал среди местных предпринимателей. Какие-то бродячие аферисты, находясь в Станиславове, продавали награды несуществующих выставок, и некоторые из здешних предпринимателей клюнул на хитрую приманку.

 

 

«Несколько здешних предпринимателей получили на международной промышленной выставке в Париже необычные отличия в форме золотых медалей, почетных грамот, крестов и тому подобное», — сообщал Kurjer Stanisławowski и, ссылаясь на Goniec Polski, предположил, что эти награды были получены от агента международной банды аферистов, который продавал их за большие деньги: 300 крон за диплом, 600 корон – медаль, а 1200 корон – крест.

 

«Такой диплом, медаль и крест можно осматривать в Станиславове на одной из витрин в магазине», – отметили газетчики, не указывая, кто именно воспользовался услугами аферистов.

 

И большие переживания в Станиславове вызвала железнодорожная катастрофа, в которой едва не погибли 36 детей, возвращаясь домой из учебного заведения в городке Язловце (теперь в Тернопольской области). Пассажирский поезд на отрезке дороги между Коростятином (теперь – село Криница в Тернопольской области) и Комарівкою столкнулся с грузовым поездом. В результате оба локомотива и шесть вагонов сошли с колеи и перевернулись. Как сообщила газета, повреждения в результате аварии получили кондуктора грузового поезда Руско и Станкевич, а также машинист Мушинский и кондукторы Мельник и Якимович с пассажирского поезда.

 

 

«Катастрофа, размеры которой сначала не было ничего известно, сразу вызвала значительное потрясение, и только сообщение о том, что нет погибших, успокоило переживания о судьбе тех, кто ехал в тех поездах», — отметил Kurjer Stanisławowski.

 

 

Дальше будет…

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика