Новостная лента

Спать внимательно

20.04.2016

 

Скоростной поезд остановился, не доезжая до какого-то города, под каким-то бетонным мостом в зоне, которая правдоподобно принадлежала уже железнодорожной станции. То, что мост был именно бетонным было почему-то очень важно, потому что общее внимание акцентировалось именно на фактуре серых конструкций. Никаких сообщений о том, что будет дальше, не было, поэтому поезд казался уже ненужным. Узким напівтунелем – таким, каким могли бы выгонять быков на арену для корриды – как раз проезжало такси, и мне удалось его остановить. Мы выехали с привокзальной территории и поехали улочками с подобными друг на друга одноэтажными домиками, перед каждым из которых был маленький, но пышный цветник. Времени было маловато, чтобы как можно скорее уехать из этого лабиринта, пришлось проехать через чей-то двор и садик с морви. Сразу оказались на просторном перекрестке. Вправо – просто до старого города, влево – підгору по травянистому склону до границы аккуратного леса. Таксист сказал, что он бы хотел уважительнее перекусить и пригласил меня пообедать вместе с ним. Я спросил, по мне видно, что я никуда не спешу. Он сказал, что это видно сразу, а еще понятно, что я все очень спокойно воспринимаю, и поехал вверх под лес, вплоть до ворот убеленного деревянного ресторанчика.

 

Что было дальше, я пока не знаю, ибо этого уже не сумел воспроизвести, когда проснулся. То был сон, в который, возможно, удастся еще когда-нибудь попасть вновь. Мне там понравилось. Понравились ландшафты. Я сам себе там понравился, ибо не во сне мне всегда хочется никуда не спешить и или действительно все спокойно воспринимать, или по крайней мере таким выглядеть.

 

Когда Анджей Стасюк говорил мне почти сорокалетнем, что когда человеку исполняется сороковка, то, копаясь в воспоминаниях, бывает трудно установить, что было на самом деле, а что приснилось.

 

Достигнув возраста тогдашнего Стасюка, я развиваю его тезис в ширину и в глубину. И прихожу к выводу, что эти вещи не стоит сепарировать. Гораздо лучше воспринимать опыт снов таким, что есть на самом деле. Потому что сны – наша последняя интимная территория. То, что действительно принадлежит только нам. Чистейшая смесь, созданная по собственному рецепту и предназначена для персонального потребления.

 

Вне снами мы блазнюємо. Руководствуемся в своем поведении тем, что приходит со всех сторон и является полным заимствованием. Мир вокруг выглядит таким, каким его нам рассказывают и показывают, поэтому мы находимся в среде не своих впечатлений. Сплошные штампы, иллюзии и химеры. Зато сны – настоящая автобиография в мире, где царит собственно творения собственного бытия.

 

Нынешним людям нужно очень много всего успеть. Например, увидеть то, чего вскоре не будет, какую-то дикую природу, например. Но еще важнее успеть поспать и приобрестись в своих снах, в своих свойственных ландшафтам, со своими присущими лицами, в своих свойственных ситуациях и реакциях. Надо успеть, пока информационные технологии не дошли непосредственно до наших снов. Пока есть еще куда рыпнуться.

 

Лучшей стратегией в таком случае является то, чтобы побольше спать, зная, что ничего важнее или интереснее от этого не будет. (Тем более, что в современном мире, где сделано так много всего сокрушительного и разрушительного сна хотя бы на немного удерживает от вредной деятельности). Такой вызов времени.

 

А важнейшей практикой следует признать те несколько утренних минут, когда – еще не начиная дневных ритуалов – можно побыть в состоянии между сном и несном и приложить все усилия к тому, чтобы вспомнить, где бывал и каким был этой ночью. То есть вербализовать образы и ощущения, рассказать самому себе свою историю. Которую, кстати, ни в коем случае не следует даже пытаться пересказать потом кому-то другому.

 

Также придерживаясь этой практики – нельзя прибегать к трактовке снов вне сном. Достаточно того, что все было тогда так, как снилось. Следовательно, это возможно. И его продолжение надо просто дождаться, когда в следующий раз сможешь поспать. И это время надо уметь ценить. Ведь простой человек спит едва треть своего дара жизни. Поэтому у мозга есть не так много времени, чтобы заниматься тем, для чего он предназначен.

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика