Новостная лента

Сто лет Украинской Революции

19.04.2016

 

Ибо в день радости над вами

Распадется кара.
И повеет огонь новый
С Холодного Яра.

Тарас Шевченко

 

Слово «Революция» имеет много образов и значений: обычно их палитра простирается в нашем сознании от полнокровного образа молодой красивой женщины на парижских баррикадах с картины Эжена Делакруа (La Liberté guidant le peuple ‒ Свобода, ведущая народ) к бескровной холодной абстракции Томаса Куна с его концепции «парадигмы научных революций». Но и первое значение, и второе, и все другие ‒ подобные ‒ всегда указывают на одно: радикальное изменение ситуации в определенном предмете.

 

Революция 1917 года, прежде всего, означает радикальное изменение отношение украинского народа к своему политическому положению в тогдашнем мире. Двести лет безвольного, пассивного состояния после поражения казацкого войска Ивана Мазепы и фактической оккупации Украины московскими войсками меняется глубинным всепоглощающим стремлением обрести свободу. Теперь даже давнее поражение, со всеми ее ужасными последствиями, ведет не к апатии, а к переосмыслению себя и попытку уже с новых позиций, еще страстнее, самоотверженнее окунуться в борьбу за национальную независимость.

 

Уже сто лет продолжается украинская революция. И она не завершится до тех пор, пока не достигнет основной своей цели: превратить украинский народ в полноправного хозяина в собственном государстве.

 

 

Исторические вехи Украинской Революции

 

 

Ретроспективный анализ основных тенденций ХХ-го и ХХІ-го веков отчетливо очерчивает такие исторические вехи Украинской Революции: первый этап охватывает 1917 ‒ 1918 годы; второй — совпадает с событиями трагічного1941року; третий этап Революции приходится на 1991 год ‒ и завершается формальным обретением независимости; четвертый этап, известный еще как Революция Достоинства, состоялся в 2013-14 годах.

 

Разговор о первый этап Украинской Революции, по моему мнению, можно начинать вести, отталкиваясь от двух событий 1917 года, что, казалось, буквально встряхнули столетний сон из киевских соборов. Первое событие ‒ это невиданная до 100-тысячная манифестация в поддержку автономии Украины (19 марта), что способствовало эмоциональному пробуждению народа; вторым знаменательным событием стало проведение Всеукраинского национального съезда 6-8 (19-21) апреля, детерминировал процесс качественно нового политического структурирования пространства. Вершиной первого этапа Украинской Революции стал Четвертый Универсал 9 (22) января 1918 года, провозгласил государственную Независимость Украины. Также в этот историко-логический ряд естественно ложится проведенный через год Акт злуки УНР и ЗУНР в единую самостоятельную соборную державу.

 

По воспоминаниям Владимира Винниченко («Возрождение нации») Украина в 1917 году буквально купалась в благодатнім огне Революции, оборачивал, но не обжигал людей. Он вспоминает, что воздух был переполнен чувством «нежности» ‒ основного психологического настроения украинцев во времена революционного пробуждения. Они хотели любить весь мир, включая и вчерашних угнетателей, они всем простили все грехи против себя, выбросили оружие, а деморализованную царскую армию распустили, не создав взамен ничего нового. Для чего? Достаточно милиции! ‒ Ведь в Московии к власти тоже пришли социалисты! Захватывали лозунги: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!», «Свобода, братство, равенство!»

 

Однако жесткая реальность заставила неисправимых романтиков очень скоро трезветь, потому что «русские братья», как оказалось, в «гробу відєлі» наивных украинских социалистов. Штыком и шрапнелью большевики распространяли «комуністічєскій мир» в мире. Постепенно на смену революции пришла московксько-украинская война. Если объективно оценивать наши возможности, мы тогда были слабее от москалей ‒ и красных, и белых. Метрополия как центр социума всегда лучше организована, сильнее колониальных территорий, а для того, чтобы ситуация качественно изменилась, выровнялось соотношение сил, нужно было время, а его не было. Несмотря на героическое сопротивление как УНР и ЗУНР, национально-освободительная борьба потерпела сокрушительное поражение. Украинскую Революцию просто, «по-братски», были утоплены в крови. А в исторической перспективе это поражение оказалось лишь увертюрой к еще большей, можно сказать, апокалиптической трагедии ‒ массового террора и Великого Голодомора украинцев в 30-х годах.

 

Тотальное насилие делало невозможным любое политическое жизни на Приднепровье поэтому оно перемещается в западной части Украины. Основными персонажами межвоенного времени в Западной Украине были бывшие консерваторы и социалисты. Если говорить о политической сознание, скажем, Коновальца, Мельника или Донцова периода УНР, то можно с уверенностью сказать, что несмотря на всю их различие во второстепенном, в главном они были демократами. После поражения в русско-украинской войне ситуация начинает радикально меняться. Основным вопросом, что беспокоило каждого сознательного украинца в 20-е годы, был поиск причин поражения в национально-освободительной борьбе.

 

Ответ находился на поверхности: против сильного консолидированного врага политическое украинство оказалось беспомощным ‒ с размытой идеологией, организационно раздроблено, кадрово невишколене и т.д, и т.п., оно было обречено на поражение.

 

Ярким образцом духовных поисков этого периода может быть творчество Дмитрия Донцова, который последовательно борется с «демонами» прошлого ‒ с М.Драгомановым и В.Винниченко как социалистическими лидерами предыдущего исторического периода. Идеолог национализма патетически замечает: «Украины, которой стремимся, еще нет, но мы можем создать ее в нашей душе. Можем и должны отопить эту идею огнем фанатичного привязку, и тогда этот огонь съест у нас нашу рабскую «стыдливость» себя, что уничтожает нас… Но только тогда! Потому что пока мы не виплекаємо в себе страстного желания создать свой мир из внешнего хаоса, пока «малороссийскую» нежность не заступит у нас зачіпна любовь занятие, пока теоремы – не станут аксиомами, догмами; «застенчивость» – не обернется в «грубость», а бесхребетное «народолюбство» – в агрессивный национализм, – до тех пор не станет Украина нацией. Это тот до сих пор третируемый, «субъективный момент», без которого ни природные богатства, ни число жителей, ни одна «эволюция» нам не помогут.» (Дмитрий Донцов. Новый национальный «эрос»).

 

Тогдашнее поколение активных украинцев поняло азбучную истину, что никакая индивидуальная свобода невозможна без свободы национальной. Чтобы получить национальную свободу в полном окружении беспощадных и коварных врагов, нужно сравняться с ними силами. Этого же можно достичь лишь через самосовершенствование, через самоорганизацию высшего порядка, где воля каждой отдельной частицы сливается в одну нераздельную монолитную волю нации к свободе.

 

Следствием таких интеллектуальных поисков и политических усилий встала сначала УВО, а затем — Организация Украинских Националистов, возглавляемая Евгением Коновальцем.

 

Второй этап Украинской Революции совпадает с провозглашением акта восстановления Украинского Государства во Львове в 1941 году. Как с исторической, так и волевой оценки характера событий — поступок уникальный. Относительно небольшая организация (ОУН-р), что в принципе существенно не могла влиять на динамику развития глобальных военно-политических событий, оказавшись между двумя тоталитарными монстрами ‒ Совецьким Союзом и нацистской Германией ‒ вопреки всем объективным тенденциям мирового развития заявляет о своем праве быть обладателем собственной страны.

 

Конечно, немецкая имперская машина, как с точки зрения своих геополитических перспектив, так и престижа, не могла проигнорировать такой «дерзкий» вызов. Третий Райх мгновенно отреагировал на это репрессиями. Часть участников, причастных к акта восстановления Украинского Государства было уничтожено, остальные доставлены в различных концентрационных лагерей.

 

Однако Украинская Революция не угасла, она не остановила своего священного шествия трансформировавшись сначала в боевую деятельность Украинской Повстанческой Армии, а впоследствии — в борьбу националистического подполья.

 

Важно подчеркнуть, что Совецька империя, которая сумела побороть такие мировые потуги как Германию и Японию, десять лет не могла справиться с УПА; военно-политической структурой, которая не имела ни собственного производства, ни тыла, ни реальных союзников.

 

Несмотря на все жертвы, исторически этот героический сопротивление был оправдан. Самоотверженная национально-освободительная борьба не позволила Московии повторить на Западе Украины те жестокие методы истребления украинцев, которые были реализованы им в 30-х годах в Центральном, Южном и Восточном регионах.

 

Третий этап Украинской Революции. Под конец 50-х годов Украина в духовно-политическом измерении напоминала «дикую пустыню». Казалось, что здесь уже ничто стоящее не способно ни родиться, ни вырасти. По кремлевскому замыслу, невиданное до сих пор насилие над мирным населением мало вытравить всю национальную культуру, превратив людей в бездумных идеологизированных роботов («гомо советикус»). Как выяснилось, в сущностном, онтологическом измерении украинский человек оказалась живучей, чем это могло казаться чванливому московском шовинизма. Родилось и подросло новое поколение украинцев. И как пророчески сказал поэт: «Я есть народ, которого Правды сила // никем поверженному еще не была. // Какая беда меня, которая чума косила! ‒ //а сила снова расцвела.» (П. Тычина). Национальное возрождение происходило в различных, даже парадоксальных формах. К примеру, Левко Лукьяненко ‒ член компартии, бывший командир Красной Армии, выпускник юридического факультета МГУ, выходец из Восточной Украины направлен в Галицию для добивания остатков вооруженного бандеровского подполья, вместо того, создает подпольную партию «Украинский рабоче-крестьянский союз». Этот факт не единичный и не является характерным только для этого этапа революции. Подобное превращение ранее произошло и с комсомольским деятелем А.Позичанюком, который окончил литературно-языковой факультет Нежинского педагогического института и в 1939 г. был направлен ЦК комсомола до Львова создавать областную организацию. Но вскоре он становится членом Провода ОУН, а после провозглашения во Львове Акта восстановления Украинского Государства, — Государственным секретарем информации и пропаганды в Украинском Государственном Правлении, позже — членом Главной Команды УПА на Волыни, членом Главного Совета ОУН, а по решению Главного Сбора УГВР возглавляет Бюро информации Генерального секретариата (подпольного правительства) Украины.

 

«Украинская Самостоятельная Соборная Держава восстанет, ибо должен восстать. И не потому, что нам так хочется, а потому что это будет логическим последствием всех событий, общественно-политического развития и революционной борьбы на востоке. Так должно быть» писал идеолог УПА А. Позичанюк.

 

Своим возникновением партия «Украинский рабоче-крестьянский союз», обозначает отсчет качественно нового типа политической деятельности — украинском ненасильственному движению Сопротивления. В тех исторических условиях это была единственно возможная форма борьбы: полная истощенность украинского народа, тоталитарный репрессивный аппарат делал невозможным любой другой сопротивление.

 

Украинский национально-освободительное движение будто сделал круг вокруг своей оси, вернувшись туда, откуда начинал, но за диалектическим законом на качественно новом, высшем уровне. Это движение внутренне уже вроде бы начинал не с нуля, но в нем имманентно уже присутствовал опыт УНР, ОУН и УПА. Новое политическое движение через разнообразные культурные цели (шестидесятники), или правозащитные (УГГ) ставил перед собой взаимосвязанные задачи: изменить политическую систему в СССР вплоть до восстановления независимости Украины.

 

Конечно, коммунистическая власть беспощадно расправлялась с украинским движением Сопротивления: длительные многократные тюремные сроки, психушки, скрытые убийства, с одновременными контрпропагандистськими кампаниями, существенно ограничивали возможность влиять на массовое сознание украинцев.

 

За двадцать лет Сопротивления в Украине сформировалась решительная и достаточно политически консолидирована группа людей, готовых на смерть сразиться за свободу родины. Они стали тем творческим меньшинством, что в час «Х» сумела повести за собой большинство населения.

 

Когда М. Горбачев провозгласил политику «перестройки», выпущенные из тюрем и лагерей политзаключенные сумели максимально эффективно воспользоваться деградацией коммунистической партии и совецької государственной системы и создали первые массовые политические структуры освободительного сорта ‒ Украинский Хельсинкский Союз и Народный Рух Украины. 24 августа 1991 года под их давлением Верховная Рада УССР провозгласила акт о государственной независимости Украины так и не сумев на Акт восстановления Украинского Государства.

 

Четвертый этап Украинской Революции. Властным стержнем новой Украинского Государства стала бывшая коммунистическая колониальная администрация. Это была социальная группа, разменяла свои коммунистические и пророссийские симпатии на возможность приватизации государственной собственности. Далее состоялся ее логический симбиоз с организованной уголовной преступностью. Следствием этих социальных мутаций стал выход на политическую сцену страны паразитического олигархического капитала (олигархата).

 

Параллельно с ним в Российской Федерации происходит процесс реставрации империализма. Основной задачей внешней политики РФ становится реинтеграция постсовецького пространства. За контроль над донецким организованным преступным группировкам Кремль пытается затянуть Украину сначала в Таможенный союз в рамках Евразэс, а впоследствии и полного членства в Евразийском Экономическом Союзе, который должен стать надгосударственным утвореням. Перед нами вновь предстали до боли зримые очертания старой «тюрьмы народов».

 

В знак протеста украинцы массово вышли на Майдан как своеобразную украинскую форму гражданского неповиновения. Символично, но на Крещение 19 января 2014 года на столичной улице Михаила Грушевского вверх поднялись огненные пряди четвертого этапа Украинской Революции. Далее, как уже традиционно было не раз, Украинская Революция постепенно трансформировалась в московско-украинскую войну.

 

Принципиальным отличием четвертого этапа Украинской Революции от всех предыдущих аналогов является, во-первых, ее общенациональный характер, и, во-вторых, наличие широкой международной поддержки. На этот раз сложились все необходимые предпосылки для исторической победы над Московской Империей.

 

Московская империя: неизменное возобновление зла

 

Внимательный взгляд на историю Московии показывает нам одну закономерность, что постоянно проявляется в ее историческом бытии, независимо от того, какие политические силы там доминируют и какие политические цели они ставят перед собой. На определенном этапе развития российская политическая система обязательно начинает направляться в сторону абсолютизации центральной власти. Это касается как периода Московского царства, так и Российской империи, и СССР, и современного авторитарного режима.

 

Фундаментальной основой этой закономерности является несоответствие огромной территории страны ее относительно малочисельному автохтонному населению. Природу этой закономерности лучше всего анализировать с позиций концепции пространственных детерминант геополитического развития мира, предложенной выдающимся немецким географом, основателем теории геополитики Фридрихом Ратцелем.

 

При таком подходе гигантское пространство, захваченный москалями, с одной стороны, постоянно проецирует в социальной сознании универсальные, глобалистские цели, что несомненно задают положительные темпы развития страны, а с другой, недостаточное количество населения (к тому же не только этнически, но и цивилизационно разнородного) создает угрозу потери контроля над этим пространством. Чтобы не допустить негативного развития событий, правящие кланы начинают затягивать «гайки». Таким образом, движение к абсолютизации власти является геополитически обусловленным фактором самосохранения московской политической системы. И неважно, кто там у власти: Иван Грозный, Петр, Сталин, Путин, в конечном измерении все будет то же самое ‒ жестокая азиатская деспотия!

 

Придирчивый критик этого тезиса может заметить, что Канада, например, тоже большая и слабозаселенная страна, но это общество образцовой демократии. Демократии, реализуемой на достаточно высоком уровне жизни населения. Поэтому встает логичный вопрос: почему бы и Московии не пойти этим путем?

Ответ прост: Канада (вместе с США) это географически и цивилизационно однородный континент, который со всех сторон омывается водой. Океан до сих пор является естественным нездоланимкордоном, что защищает эти страны от внешних врагов.

 

Московия же с двух сторон подпирается цивилизационно отличными мирами: Китаем и Азиатским мусульманским миром. Эти цивилизации имеют родственные анклавы внутри Московии. Фактически, это отложенная в будущее война за огромные московские ресурсы. Ее вероятное начало непосредственно связан с ослаблением центральной власти Московии. Именно поэтому абсолютизации власти московиты воспринимают как усиление контроля над территорией, как ответ на угрозы национальной безопасности.

 

Реальная демократизация Московии автоматически запустит процесс политического пробуждения угнетенных ею народов, а дальше ‒ в финальном измерении ‒ развал Империи. Конечно в Московии никакой демократии не будет, ‒ будет то, что есть сегодня, или даже хуже.

 

Чтобы выжить, украинский народ должен избавиться от любых политических иллюзий и четко осознать, что на наших северо-восточных границах существует мощная деспотия, которая в принципе другой быть не может ‒ она всегда будет угрожать Украине.

 

Вместо заключения: За Украинскую Самостоятельную Соборную Державу

 

Самой весомой потерей патриотического движения за 25-летию независимого существования является постоянная дискредитация образа государства в массовом сознании украинцев. Государственная власть во всех ее измерениях ‒ законодательная, исполнительная, судебная ‒ ассоциируется с двумя негативными образами: хищением народных средств и симуляцией выполнения социальных обязанностей. В этом аспекте перед нами не государство украинского народа, а уродливый олигархический симулякр.

 

С другой стороны, надо понимать и объяснять людям, что без сильного Украинского Государства мы вообще превратимся на охотничью добычу различных «хищников» не только с колорадською лентой, но и с либеральной патокой на устах.

 

Очевидно, что радикальное изменение природы государственно-бюрократического аппарата является исторически назревшим задачам. И есть два способа решить эту проблему: первый, революционный. Он быстрый, эффективный и, что особенно важно, украинский народ в принципе сегодня способен выполнить это задание.

 

Есть только одно «no!». Московия. Война. Абсолютно реальная угроза открытой агрессии. Это смертельная опасность для национального бытия нашего народа.

 

Второй способ: переучреждение государства. Движение с двух сторон: когда под давлением народа верховная власть инициирует радикальную чистку государственного аппарата и организует его на качественно новых началах.

 

Недавно бельгийски ученый на презентации в Киеве своей книги «Сила рая. Как Европа может быть впереди в азиатском веке» отметил, что его больше всего в украинцах поразила наша искренняя, идеалистическая готовность продолжать борьбу за свободу. По его мнению, это возможно самый большой наш багаж от Революции Достоинства.

 

Несомненно, пассионарность ‒ это самое мощное наше оружие, которое даст возможность преодолеть все препятствия, что стоят перед нами или встанут. Ее только непременно видоизменить: вместо «малороссийской нежности» наполнить духом «националистической победы». Как призвал Василий Симоненко: «Не заколисуй ненависти силу, Тогда радушие возьмешь за девиз, Как упадет в роззявлену могилу / Последний на планете шовинист.»

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика