Новостная лента

Страсти без тайн

28.11.2015

 

Режьте меня соломкой, крайте меня на плястерки, жмите с меня фреши, но должен ся признать, что не сдержался и таки просмотрел русский сериал «Таинственная страсть».

 

Единым оправданием, которое меня хотя бы частично отбеливает в ваших гневных глазах, это то, что смотрел я его не от точки до точки, а частенько прокручивал.

 

Что же это за сериал, на который я соблазнился и таким образом увередив свою карму?

 

То сериал по последним романом Василия Аксенова о 50-60-е годы с такими героями, как Евгений Евтушенко, Роберт Рождєствєнскій, Белла Ахмадулина, Андрей Вознєсєнскій, Булат Окуджава, Владимир Высоцкий, Марина Влади, Юрий Нагибин, сам Аксенов и многие другие.

 

Конечно, есть определенная ностальгия за молодостью, за тем, что было тогда популярным, за тем, что тебе когда-то нравилось. Но это далеко не ностальгия по совку. Это ностальгия за собой, за тем, что тебя окружало и навеки отошло вместе со многими людьми, которых ты знал, с которыми делился своими впечатлениями.

 

Всех перечисленных выше российских звезд я когда-то читал и слушал, но из всей этой компании мне нравились только Высоцкий, Ахмадуллина, Аксенов, а больше всего исторические романы Окуджавы, который сумел мастерски передать в них стиль классических русских романов XIX столетия. Романы эти я читал в читальном зале научной библиотеки. Ибо то было время, когда живя на квартире, я должен был делать вид, что вежливо хожу на работу с 9 до 18-ти, а на самом деле просиживал в библиотеке.

 

Сериал, название которому дал стихотворение Ахмадуллінох, снято было не по мемуарам, а все же по роману, где все имена персонажей изменены, но так, что легко можно выяснить кто есть кто. Наконец, в интернете сразу появились толкование всех имен. А за этим и скандал, потому что кое-кто из тех, кто фигурирует в сериале, еще живет. Особенно это касается женских персонажей, которые все запутанные в любовные треугольники, предательства, бегства, возвращения и безумные страсти.

 

Поэтому и сам Евтушенко, и жена Вознєсєнского утверждают, что в романе Аксенова немало неправды. Но так уж складывается: если не пишешь биографического романа ты, напишет кто-то другой. Никто не мешал Євтушенкові написать свою версию. Тем более, что на нем Аксенов отыгрался больше, демонстрируя его приспособленцем, истериком, который не может забыть Беллу, с которой когда-то был женат, и готов стреляться. Правда, из незаряженного пистолета.

 

В сериале звучит много поэзии. Преимущественно той, которая была позднее положена на музыку. Особенно интересно слушать в наше время стихотворение Евтушенко «Хотят ли русские войны».

 

В целом сериал довольно лживый, как и все, что выдает российская кинопродукция, касаясь прошлого. Единственная правда – это то, что российским шістдесятникам жилось куда свободнее, чем украинским. Скажем всех их я в разное время видел в телевизоре, но ни разу я там не видел наших шестидесятников.

 

Значительная часть тогдашних российских литераторов могла эмигрировать, а те, что остались, имели возможность ездить по миру. В то время, как русских литераторов просто таки выжимали из СССР, едва не впрохували уехать, никто у нас ни Стусу, ни Калинцю или Руденко такого не предлагал. Что разрешено было помещикам, то не позволено холопам.

 

В сериале видим мужественного и мудрого Аксенова, который спешит, как Спайдермен, всем на помощь, дает гениальные советы, получает баснословные победы на любовном фронте, потому что не только еще перед Высоцким спит с Марином Власти, но и отбивает жену у самого кремлевского режиссера Романа Кармена. И он, именно он, придумал термин «шестидесятники», хотя и это неправда.

 

Да и это еще не все – он дает в морду полковнику КГБ. И это, конечно, высший пилотаж авторской фантазии. Это то, что быть просто не могло. Однако, далее этот самый полковник пытается Аксенову и остальным писателям помогать, предостерегать, становится добрым янгеликом. Такой фантазийный персонаж, видимо, был нужен для того, чтобы не обидеть ФСБ, которое вылупилось из КГБ. Мол, и там были люди. Хотя и не все, потому что на Аксенова таки покушаются.

 

Сцена кагэбистскому обыска у того же Аксенова – это еще одна смешная комедия далека от правды. Гебисты здесь выбрасывают из ящиков и шкафов все, что видят, вытряхивают на землю, ходят по одежде ногами. Я, как человек, у которого был обыск и которая знает про другие обыски, скажу, что это подлый поклеп на КГБ. Никто ничего не вытряхивал на землю. Копаться в белье – ковырялись, даже лезли на чердак и толкали палкой сено, но криков не делали. Кроме того обыскивали конкретно мою комнату, а не спальню родителей.

 

Больше криков при обыске делала моя мама, пытаясь не дать «кагікам» наткнуться на пуделочко с золотыми коронками, потому что мой папа был зубным врачом и нелегально вставлял те коронки. Поэтому она, как бы помогая, вытащила ящик с вилками-ложками-ножами и «нечаянно» уронила ее на пол, аж загремело. Коронки под завалом утварь были спасены.

 

Но кино требует яркой картинки. Поэтому режиссер и добавил жару.

 

Есть в сериале немного Украины. По крайней мере без Бандеры не обошлось. Ванда Василевская появляется под псевдонимом Бандерра Брігадская и отжигает напалмом по гениальных поэтах.

 

А КГБ расследует, кто сделал оскорбительную надпись в книге посетителей в музее Т. Шевченко в Каневе. Вот как об этом в романе: «Оказалось, что вчера господин (!) Хрущевич давал банкет в честь украинской делегации. Там выступил с пространным тостом некий киевский писатель по фамилии Величко (не трудно догадаться, что речь о Д. Павлычко). Он долго клялся в вечной дружбе и братстве, а потом сказал, что некоторые московские молодые стараются помешать нашему вечному и братскому. Вот, в частности, в музее Т. Шевченко в книге отзывов появилась провокационная запись. Дескать, поэт этот был посредственным и малозначительным. С какой, мол, стать этому середнячку отдан такой великолепный особняк? Не лучше ли было бы там устроить больницу для рабочих? И подписи: писатель Ваксон (Аксенов) и кинорежиссер Турковский А. Тарковский). Пан Хрущевич, согласно достоверному источнику, весь налился мраком, минут пять молчал, а потом буркнул через плечо: «Разобраться!»

 

Выясняется, что это провокация, ибо названные лица в Каневе никогда не были. Но благодаря этому епізодові зрителю напоминают, что Хрущев якобы был украинцем, называют его «земляком» Шевченко. И еще, что довольно смешно, Хрущев на разных собраниях обращается к публике «Сідайтє». Интересно, откуда это высосано? И зачем это? Я думаю, что лишнее напоминание о якобы украинскость – «г» – Хрущева связано с Крымом. Дескать, вот кто «падаріл» его Украине.

 

Не говорю уже о оскорбительное называние украинского писателя именно «пісьмєнніком», а не «пісатєлєм». Разве украинцы могут быть «пісатєлямі»?

 

В целом сериал демонстрирует счастливую и бурную жизнь той эпохи, когда поэты собирали стадионы, когда студентки готовы были кому из них отдаться и пищали от восторга, когда страна жила высокой духовностью. А все остальное – Прага 1968-го, Берлинская стена – лишь досадные эпизоды, которые не мешали радоваться полнокровной жизнью. Еще одна конфетка на тему «эх, какая была страна!»

 

А теперь швыряйте из у меня пантофлями.

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика